Их трио нечасто разделяли, они действовали как единый механизм — четко, слаженно, оперативно. Алеку никогда не нравилось отступаться от проработанной тактики, он в их команде всегда играл роль того, кто прикроет. Если остальные сумеречные охотники вели счет убитых демонов и хвалились своими послужными списками, то старший Лайтвуд обычно отмалчивался, потому что иначе расставлял приоритеты. Спасать и защищать ему всегда нравилось больше, чем убивать.

<АКТИВ>     <ЭПИЗОД>
Тема лета --> Summer sale     Фандом недели -->

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » A song of magic and chaos


A song of magic and chaos

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

A SONG OF MAGIC AND CHAOS
https://78.media.tumblr.com/d9b272e055245a65599d4c90975912b5/tumblr_nvhrl4d7CS1qej1qro9_400.gifhttps://78.media.tumblr.com/a0a8d3bcd7a219a77d3854e6c4646b39/tumblr_nvhrl4d7CS1qej1qro1_400.gif
Loki &Wanda

От бесконечных «У Вас есть минутка поговорить о Господе нашем Иисусе Христе?» Ванда ловко уворачивается. Но как-то раз вместо очередного проповедника обратился к ней асгадский бог и спросил... Нет, не о том, желает ли она поговорить о его сводном брате или приемном отце, всего лишь поинтересовался, есть ли у ведьмы время спасти мир, освоив магию хаоса. Кого только не встретишь на тихих шотландских улочках.

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

После Гражданской Войны и побега из Рафта.

Отредактировано Wanda Maximoff (2018-07-12 15:43:03)

+1

2

Воздух слегка звенел после дождя; ароматы Мидгарда отличались от тех, что витали в Асгарде, но во всех мирах было нечто общее, что Локи мог учуять прежде любого другого запаха — любопытство, нетерпение, предвкушение. Это тот самый звон, который складывался из нашептывания теней, из шелеста ветра, травы, оберток и газет, которые гонял ветер по асфальту до первой лужи. Ощущение тиканья часов вместе с зудом предвкушения говорили о том, что пришло время наконец-то посмотреть на творение рук человека.
И Локи было любопытно, как далеко можно зайти в этот раз; он чувствовал зыбкую грань, на которой виртуозно балансировал и сейчас как раз опасно кренился, чтобы в очередной раз проверить догадку, без чего жизнь стала бы скучной и пресной, лишенной всякого смысла.
Он наблюдал несколько дней, выслеживал, но не как хищник жертву, скорее, как игуана, которая укусила свою жертву и теперь терпеливо ждала, когда подействует яд и отдаст добычу на радость победителю. Он умел ждать, пускай и не любил, но умел и знал о том, как сладко бывает получить желаемое после длительного ожидания.
Его ядом был посох, который Тор великодушно забыл, торопясь показать Всеотцу насколько он теперь хороший и послушный сын. А Локи не был послушным и хорошим, он этого и не скрывал, он даже не боялся того, что ему может сказать Один; когда-то давно — да, но теперь уже было слишком поздно, он вырос в той лжи, которой его окружили, впитал её и теперь расцвел. А его собственный отравленный подарок, внезапно забытый (внезапно ли?) остался у людей. И как же ему хотелось посмотреть на результат; в прошлый раз с удачно оставленным тессерактом вышло крайне любопытно, он надеялся, что и в этот раз его не разочаруют.
Определенно, он рисковал, являясь в этот мир даже иллюзией, когда там находился Тор, но игра стоила свеч, Локи не мог отказаться и пропустить такое веселья. Он уже упустил тот момент, когда движимый непомерным эго Старк изобразил из себя бога и едва не уничтожил планету, ведь за Творение отвечает Создатель. Но это было скучно и достаточно предсказуемо, Локи больше интересовала девочка, за которой тянулся шлейф магии. И он знал природу этой магии, узнавал её, хотя и отмечал новую форму, но содержание оставалось прежним — она была дочь камня Разума, плоть от плоти, хотя и считала себя человеком, он ходил за ней тенью, не выходя на свет, уже несколько дней и нашёптывал разное. Уже куда в меньшей степени была человеком, чем могла себе представить, нужно было только подтолкнуть немного, сбросить птенца с ветки и посмотреть, полетит ли...
Локи посмотрел на свое отражение в стеклянной витрине магазина, повторяясь множество раз в бесчисленных каплях, которые не успели просохнуть после дождя; одежда трансформировалась из привычной асгардской в более привычную земному глазу — черные брюки, рубашка и пальто, на шею небрежно наброшен темно-зелёное кашне. Теперь он был готов идти в гости.
Локи не торопился с официальными визитами, его вполне устраивали тени, отражения и навязчивые мысли в голове. Не в своей, разумеется.
Шотландия была создана для теней - созданная из всей палитры серого, переливающаяся тенями, но не теми, которые серебрятся и звенят, а теми, которые ложатся на все тяжёлым покрывалом и придавливают к земле, заставляя опустить голову. Мрачный край, трагичный и сырой. Дождь был неотъемлемой частью этого места, но висел в воздухе завесой, сливаясь с тенями; здесь и обычного человека можно было бы принять за обман зрения, настолько всё искажало скудное освещение даже днём.
Значит, ненависть? Любопытно, — он шелестел где-то возле окна ветром, который трепал занавеску, в голосе чувствовалась плохо скрываемая усмешка. Ему действительно было любопытно понять мотивы, которые толкнули эту девочку стать добровольцем для опасного эксперимента, как и то, насколько сильно это повлияло на её становление дальше. — Но и она тебя не жжет уже изнутри так, как раньше. Так чем же ты дышишь, Ванда? Чего жаждешь? К чему стремишься? Что тебе даёт хаос внутри? Чувствуешь его?
Не могла не чувствовать. Камень изменил её необратимо, даже если она ещё этого не поняла, дал в её руки опасное оружие, слишком опасное для такой хрупкой и никчемной оболочки, но с этим можно было работать. Локи подумал, что это было бы даже интересно, в то время как в Асгарде давно не появлялось новых сильных магов, но некуда было деться от доблестных воинов без мозгов и понимания. От скуки и любопытства ради он мог бы обучить эту девочку, оставив часть своего хаоса здесь, но не слишком много, чтобы у ученика не возникло соблазна превзойти учителя. Тонкая грань.
Но сначала стоило посмотреть, хороша ли она, не будет ли время потрачено зря.
Мрачная Шотландия навевала любопытные идеи и вдохновляла творить - художники любят тоску и безысходность, черпая из них идеи, но Локи не любил тосковать, он любил переворачивать всё с ног на голову, ломать шаблоны и идти так, как ему вздумается. В этом краю можно было славно позабавиться, дойти до края, до предельной точки и, остановившись на ней, как на горной вершине, балансировать и смеяться над теми, кто никогда так не сможет.
В конечном счете, сегодня он делал миру одолжение - магия всё равно должна была вырваться из Ванды, то было не вопросом наступления, а вопросом времени. И тогда он бы занял место в первом ряду, чтобы посмотреть, как очередная безалаберность брата привела к катастрофе, но у него были другие планы. Землянам сегодня везло.

+1

3

Теплый ветерок, словно шаловливое дитя, пробегал по зарослям вереска. Клочья тумана, не желая истаивать, лениво цеплялись за сучья деревьев. Лес, напоенный прохладным дыханием ручейков, подобен кадильнице с благовониями и дымится под первыми лучами солнца. Белоснежные облака, прозрачная гладь вод, ковер трав и широкие равнины – всего этого Ванде не хватало, по этим, казалось бы, мелочам она изрядно истосковалась, пусть и не понимала в полной мере, пока не оказалась здесь, в Шотландии. В Заковии до того, как туда пришла война, мест, похожих на это было не мало, а они с Пьетро частенько сбегали в рощи и сады, желая насладиться тишиной и близостью природы, где теряли счет времени и возвращались только поздним вечером, выслушивая мягкие упреки матери. Она уже тогда понимала, что влечет ведьму. Свобода. Возможность расправить крылья и взмыть в небо путь пока только в мечтах. Девочка и подумать не могла, что это может стать реальностью. А Мария в этом никогда не сомневалась.
Максимофф щурится, провожая взглядом скрывшееся за тучами солнце, после чего поднимается с облюбованного места под сенью рябины. Кольца слегка звякают, стоит начать отряхивать куртку от уже опавших листьев. Кора приятно щекочет ладонь, когда девушка проводит по ней рукой в прощальном жесте. Кажется, предки современных шотландцев все же были неправы, утверждая, что от рябины до красной нити ведьмы не так резвы. По крайней мере одна колдунья покидает это место умиротворенной и почти счастливой.
В городе снова был дождь, почти не тронувший, впрочем, ту часть Эдинбурга, где она привыкла проводить утренние часы. Здесь на плечи словно что-то давит, а на периферии сознания слышится чей-то назойливый шепот, который переставал её тревожить вне столицы. Ведьма зябко поводит плечами и набрасывает на голову капюшон. Теплее, впрочем, не становится, однако, Ванда упрямо вышагивает по улицам, будто бы не ощущая холода. Интуиция в очередной раз предупреждает, что вполне возможно согреваться придется самым проверенным способом – старой доброй дракой с тем, кто вторгся в личное пространство с сомнительными намерениями. В крови закипает яд, когда мысли начинают препарировать, словно лягушку на уроке биологии. Шелест ветра запутывался в занавеске, что обрамляли окно уличного кафе, куда Максимофф мгновением назад свернула. Здесь пусть и не многолюдно, но рисковать все же ведьма не готова. Она не знает, с кем именно придется вести агрессивные переговоры, не знает, насколько он или она сильны. А потому тонкие алые нити оплетают чужие разумы, побуждая покинуть здание, вспомнив о неотложных делах. И посетители, и хозяева, очнутся за пару кварталов от этого места.
Девушка прикрывает глаза, ощущая, как глубоко внутри начинает теплиться едва различима искорка, крохотная вспышка алого огня. Гнев и боль, в которых недостатка не было, разожгли эту искру, давая волю ярости и превратили в жаркое пламя – огненную бурю, которая жаждала освобождения. Едва ощутив чужие эмоции, едва различив в них тот голос, что тревожил её вот уже некоторое время, они приводят её к источнику. В него она вцепилась мертвой хваткой, совсем как когда-то, будто в иной жизни, в предложение барона стать чем-то большим, нежели просто голос в толпе, который никто не желает услышать. Вся воля её была напряжена, все её силы брошены на то, чтобы не дать такому шансу утечь сквозь пальцы. То же самое она чувствует и сейчас, помноженное на чувство для неё новое, сильное, пока еще не имевшее точного описания.
Серо-зеленые глаза распахиваются, ведьма неторопливо поднимается с плетеного кресла и подходит к ближайшему зеркалу.
― Эти вопросы лучше задавать в лицо, ― тяжелым взглядом впиваясь в отраженного в зеркале черноволосого мужчину, произносит она. Деликатность никогда не была её сильной стороной. Приземленная, рубившая с плеча, она не видела смысла в расшаркиваниях, даже если дело касалось тех, кто ей дорог, что уж говорить о незнакомцах, пробившихся в её разум. ― Если не боишься.

Отредактировано Wanda Maximoff (2018-08-14 18:11:43)

0


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » A song of magic and chaos


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC