Их трио нечасто разделяли, они действовали как единый механизм — четко, слаженно, оперативно. Алеку никогда не нравилось отступаться от проработанной тактики, он в их команде всегда играл роль того, кто прикроет. Если остальные сумеречные охотники вели счет убитых демонов и хвалились своими послужными списками, то старший Лайтвуд обычно отмалчивался, потому что иначе расставлял приоритеты. Спасать и защищать ему всегда нравилось больше, чем убивать.

<АКТИВ>     <ЭПИЗОД>
Тема лета --> Summer sale     Фандом недели -->

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Three go in, three come out.


Three go in, three come out.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

THREE GO IN, THREE COME OUT
[Shadowhunters]

http://a.icepic.ru/9e4b4f7.gif

http://a.icepic.ru/c1a3ebd.gif

http://a.icepic.ru/fc3b631.gif

http://a.icepic.ru/cbb6059.gif

✁ ✄ What’s the rule when our team goes into battle? Three go in, three come out.©
Alec Lightwood & Isabelle Lightwood


Брат не по крови давно стал для Изабель и Алека братом по духу, родным человеком, ради которого и в огонь, и в воду. Держаться вместе и не бросать друг друга в беде - урок, накрепко выученный за минувшие годы. Враг, которому они вместе противостоят на сей раз, сильнее всех, кто когда-либо им раньше встречался. Лилит уже одержала важную победу, подчинив себе Джейса, отравив его сознание своей магией. С помощью магии Магнуса Алеку и Иззи предстоит достучаться до брата. Им хочется верить, что дух Джейса сильнее чар Лилит, так хочется надеяться, что у них получится все исправить.   

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Надежда - такое глупое чувство, не правда ли?


[nick]Isabelle Lightwood[/nick][status]libera nos a malo[/status][icon]http://sg.uploads.ru/OzoTB.png[/icon][sign]All we had and all we lost.

http://a.icepic.ru/ed342c8.gif http://a.icepic.ru/9139687.gif

аватар от greywaren[/sign][sleep]Сумеречная охотница, любящая сестра, оружейных дел мастер, удачно маскирующийся под ювелира.[/sleep][tea]<a href="http://rezeroed.rusff.ru/viewtopic.php?id=673#p50057" title="нефилим, 19"><b>ИЗАБЕЛЬ ЛАЙТВУД</b></a>[/tea][fandom]SHADOWHUNTERS[/fandom]

+1

2

Алек губами ищет успокоение. Инстинктивно тянется вперед, еще немного, и в момент, когда его губы соприкасаются с губами Магнуса, он чувствует себя в безопасности и очень правильно.
Это мгновение длится буквально с е к у н д у. И разваливается на куски.
Вот он стоит, снова беспомощный, напряженный до нервного звона, с грузом совершенных ошибок на плечах, с четким осознанием собственных упущений. Если бы он был внимательнее, то заметил бы, как их с трудом, кирпичик к кирпичику, сложенная нормальная жизнь рухнула в одночасье. Стоило выдохнуть, как оказалось, что времени на новый вздох нет.
Он позволяет себе функционировать автоматически, цепляется за обычные действия как за спасательный круг: поправляет статуэтку на тумбочке, застегивает пуговицу на рукаве рубашки, нервно глотает минералку с горла и тыльной стороной ладони утирает рот. Переводит дыхание. Алек старается выглядеть спокойным, сосредоточенным, хладнокровным. Магнус видит его насквозь, берет за руку и растирает ладонь большим пальцем. Это действительно работает, пока Иззи не возвращается с цепями наперевес.
У Алека не дрожат пальцы, когда он сковывает Джейса кандалами, способными удерживать в неволе ангела на протяжении двадцати пяти лет, но зато сжимается сердце. Что, если ничего не выйдет? Ходж говорил, что не боятся только дураки; умный воин должен уметь использовать свой страх как щит. Смельчаки всегда теряют бдительность. Алек чувствует себя трусливым дураком, он боится, что не сможет вытащить Джейса из беспрерывного кошмара, загубит и Иззи, потащив ее за собой в эту ментальную бездну, сгинет  в ней сам, оставив Магнуса терзаться чувством вины оставшуюся вечность напролет. У Алека спазматически дергается уголок губ, когда он возвращается в комнату и предлагает не терять времени даром.
Ладонь Иззи теплая, хватка – цепкая. Ей не занимать самообладания, она держится гораздо лучше под взглядом холодных глаз Джейса. Алек испытывает облегчение в тот момент, когда ощущает, как его парализует магия: каждый орган чувств словно медленно отмирает, разум сдается под натиском, и дальше только темнота…

- Тебе не стоит из-за этого расстраиваться, - Джейс усаживается рядом. – Ты показал класс сегодня, что бы там ни говорили родители.
- Отец недоволен, - Алек пожимает плечами. – Мама выглядела разочарованной.
Родители присутствовали на тренировке. Ходж официозно отчитался перед ними о заслугах каждого молодого сумеречного охотника Института. Джейс, Алек и Иззи, разумеется, оказались в числе первых и лучших. Они – дети одних родителей, воспитанники одного учителя, и гордиться бы их успехами, а не выжимать сопернический инстинкт.
- Тебе-то незачем переживать об этом, - Алек дает слабину. – Твои результаты лучше, чем мои.
Ему хватает самообладания, чтобы проглотить «снова».
Как бы близки они ни были, он завидует. Перекладывает на плечи брата ответственность за собственную неполноценность, неспособность быть честным до конца, признать, наконец, что проблема совсем не в Джейсе. Это ему, Алеку, надо разгрести свое дерьмо.
Ладонь Джейса ложится на шею, он притягивает Алека к себе и прижимается лбом к виску.
- А мне понравилась твоя подсечка, - усмехается он довольно. – Ты меня подловил. И нос мне разбил…
Алек давит усмешку и только хмыкает:
- Это получилось случайно.
- Но разбил же.
Они молчат пару-тройку минут, просто сидя рядом.
- Слушай, - Джейс смотрит на него тепло и улыбается. – Ты, конечно, можешь тут сто лет сидеть и сопли жевать, но тебе бы перестать так много думать о том, как тебя оценивают другие. Мы команда, Алек, все трое. И мы – лучшие, вот что имеет значение. Мы вместе.

Алек вздрагивает и открывает глаза. Он медленно осматривается, выпустив ладонь Иззи, и понимает, что они находятся в Институте. Реальность вокруг рябит, как в дурном сне, цвета и очертания искажаются, откуда-то издалека раздаются приглушенные звуки. Кажется, топот и звон клинков.
- Не будем разделяться, - принимает Алек решение. – Идем, нам нужно найти Джейса. Магнус сказал, что у нас мало времени.
Они идут по коридору вперед и открывают каждую дверь по очереди, несмотря на то, что звук раздается далеко впереди. Можно было бы ускориться, да только это пространство не внушает уверенность. В отличие от реального Института, служившего им домом, академией, надежной крепостью, этому не стоит доверять.
- Ты видела что-нибудь, когда… - он бегло оглядывает очередную пустую спальню и идет дальше. – Когда Магнус отправлял нас сюда? Перед тем, как открыть глаза.

Отредактировано Alec Lightwood (2018-06-23 14:15:11)

+1

3

- Иззи, постой!

Алек догоняет ее, хватает за руку, Изабель останавливается и мягко высвобождает запястье. Когда-то, пожалуй, она бы резко вырвалась и ушла прочь, но прожитые годы научили ее действовать аккуратнее, особенно в отношении близких людей. Алеку сейчас так же тяжело, как и ей, он беспокоится за нее, но неужели он не понимает, что она не готова потерять еще одного брата и остаться одна в этой войне. У нее, конечно, есть отец и мать, но они всегда были где-то вдалеке, к тому же лишенная рун мама теперь особенно уязвима.
- Алек, я все понимаю, правда. Риск велик. Но это же Джейс. Я не могу остаться в стороне.

Он хочет что-то сказать, предпринять еще одну попытку ее отговорить, но лишь кивает и прижимает ее к себе. Иззи обнимает брата в ответ. Объятия родного человека работают точно волшебный амулет, прогоняющий все печали. Изабель ощущает тепло рук Алека, слышит ритм его сердца, но в безопасности себя не чувствует, как это бывает обычно. Такой всепоглощающей и могущественной Тьмы им еще не встречалось, возможно, что они впервые столкнулись с чем-то, что им не одолеть. Но она не позволяет себе  даже думать о провале. У Магнуса есть план, у них есть план, а Иззи спокойна, когда знает, что не все средства исчерпаны.

Все проходит не так гладко, как они планировали. Изабель размышляет о том, насколько сильно связаны Джейс и Сова, порождение темной магии Лилит. Готов ли был Сова вытерпеть боль, бросившись на магический барьер, или же Сова способен разделять ощущения и жертвует Джейсом, как пешкой? В любом случае это выглядело жутко. Девушка первой приходит в себя и быстро придумывает, что можно сделать. Шагая в портал, позволяющий ей быстро добраться до Института, она надеется, что в ее отсутствие Магнусу удастся хоть чуть-чуть приободрить Алека, но, вернувшись, видит, что чувства Алека не изменились. Алек не найдет покоя, пока Джейс не будет в безопасности, ведь случись что, он потеряет не просто брата, а лишится частички себя, и его жизнь никогда не будет прежней.

Бейн начинает ритуал, луч света пронзает ее грудь, сгусток магии окутывает их с Алеком руки и, кажется, будто бы они не смогут отпустить друг друга, даже если будут стараться изо всех сил. Магия не причиняет ей боли, но ощущается как нечто мучительно чужеродное, как чувство холода, когда замерзаешь и чем больше стараешься сохранить тепло, тем стремительнее оно от тебя уходит…

Открыв глаза, она не сразу понимает, где находится. Откровенно говоря, у нее нет возможности встать и осмотреться, пошевелить пальцами руки ей удается с большим трудом. Собравшись с силами, она поднимает голову и видит, что дело дрянь. Она это осознавала, чувствуя невыносимую, впивающуюся в нее с новой силой при каждом вдохе боль в области живота, а теперь, увидев огромный кусок стекла, торчащий из нее, понимала, насколько плохи ее дела. Вынув его, она лишь усилит кровотечение, а вместе с ним и приближение смерти, шаги которой уже слышны.

Это было обычное рутинное патрулирование, не сулившее таких неприятностей. Группа вампиров, разыскиваемых за убийство сумеречного охотника, хорошо понимала, что Конклав уже заочно вынес им смертный приговор, поэтому убить еще двоих сумеречных охотников, которые могли выдать их местоположение и позвать подмогу, было в общем-то разумным решением. С точки зрения вампиров. Джейсу и Иззи, которые встретили вдвоем столь яростное сопротивление превосходящих их числом противников, пришлось несладко. Все это Изабель вспомнила, пока лежала в одиночестве на холодном полу, истекая кровью. «Падение в ад для Сумеречного Охотника - легко», таков девиз сумеречных охотников, который она слышала много раз. С детства ее воспитывали как бойца, готовили к тому, что ей придется пожертвовать всем, чтобы исполнить свой долг. По всем услышанным историям рассчитывать на счастливую и безмятежную старость явно не приходилось, но Иззи не ожидала, что умирать придется вот так. Вот так рано, вот так глупо, вот так бесславно проиграв в бою, столько не успев сделать, сказать, увидеть, попробовать, испытать и пережить. 

Когда она очнулась снова, то Джейс был рядом. Сквозь кровавый туман она пыталась дотянуться до ускользающего обратно в темноту сознания, взять контроль над своим телом,  что-то ответить бледному и испуганному Джейсу, но была бессильна. Темнота одержала верх. Изабель падала куда-то в пропасть, и единственным, что было там, кроме темноты, звенящего в ушах ветра и выжигающего душу страха, был голос Джейса, умоляющего ее держаться.

Воспоминание-наваждение рассеивается, и Иззи оказывается в Институте. Ни Магнуса, ни Джейса нет рядом, лишь они с Алеком, значит, заклинание сработало. Странно. Изабель меньше всего ожидала увидеть привычную и знакомую обстановку, плененное созданием Эдома сознание должно, как ей казалось, проходить сквозь огонь, воду и медные трубы, а не быть заточенным дома. Алек спрашивает ее о том, видела ли она что-то, пока магия, переместившая их сюда, набирала силу. Иззи нехотя отвечает:
- Помнишь тот случай с вампирами, когда я сводила тот жуткий шрам с живота?

Алек помнит. Многие помнят, ведь загадка, как Джейсу, тогда еще новичку, а не опытному бойцу, удалось расправиться с вампирами в одиночку и вытащить ее оттуда живой. Пожалуй, до этого случая главным в ее жизни был Алек, хоть она и постоянно твердила, что все они трое - Лайтвуды, одна команда. Разумом она считала так, но сердце не обманешь, Алек был для нее родным братом, пройденный вместе ими путь был длиннее. Пусть и смутно, но Иззи запомнила то, как Джейс смотрел на нее, находящуюся на грани жизни и смерти, в его глазах читалось, что не будет для него боли сильнее, чем потеря сестры. И он сделал все, чтобы защитить ее, и с этого дня для Иззи больше не стоял вопрос о том, кто из старших братьев ей дороже.

Они с Алеком исследуют этот иллюзорный мир, слышат голоса, которые вроде бы рядом, но точно ускользают от них. Пустые комнаты сменяют одна другую, и наконец очередная открытая дверь показывает им воспоминание, заставляющее Иззи широко улыбнуться.
- Да, я тоже это помню… Хорошая была вылазка. Алек, я не понимаю, почему мы видим столь светлое воспоминание, если разум Джейса страдает в демоническом плену?

[nick]Isabelle Lightwood[/nick][status]libera nos a malo[/status][icon]http://sg.uploads.ru/OzoTB.png[/icon][sign]All we had and all we lost.

http://a.icepic.ru/ed342c8.gif http://a.icepic.ru/9139687.gif

аватар от greywaren[/sign][sleep]Сумеречная охотница, любящая сестра, оружейных дел мастер, удачно маскирующийся под ювелира.[/sleep][tea]<a href="http://rezeroed.rusff.ru/viewtopic.php?id=673#p50057" title="нефилим, 19"><b>ИЗАБЕЛЬ ЛАЙТВУД</b></a>[/tea][fandom]SHADOWHUNTERS[/fandom]

Отредактировано Cassie Sandsmark (2018-05-30 16:53:54)

+1

4

- Помню, - коротко отзывается Алек, почти не размыкая губ.
От одного воспоминания пересыхает в горле. Казалось, что Джейс и Иззи справятся на раз-два. Но ситуация всерьез осложнилась, а его не оказалось рядом, потому что тогда родители наказали Алеку остаться в Институте и заниматься рутинными обязанностями будущего заместителя. Мариз считала, что это не менее важно, чем оперативная работа.
Их трио нечасто разделяли, они действовали как единый механизм – четко, слаженно, оперативно. Алеку никогда не нравилось отступаться от проработанной тактики, он в их команде всегда играл роль того, кто прикроет. Если остальные сумеречные охотники вели счет убитых демонов и хвалились своими послужными списками, то старший Лайтвуд обычно отмалчивался, потому что иначе расставлял приоритеты. Спасать и защищать ему всегда нравилось больше, чем убивать.
Погребенный под бюрократией, вянущий под неусыпным надзором требовательной матери, он не сразу узнал о том, что ситуация стала критической. Когда дежурные получили тревожный сигнал от Джейса, Алек сорвался с места и ринулся им на подмогу, не потрудившись дождаться официальных указаний и назначений. Но прибыл слишком поздно, когда Джейс, явно пожеванный этой вылазкой, расправился с врагами сам и подхватил раненную Изабель на руки.
В первое мгновение Алек решил, что сестра мертва. Но Джейс, прочувствовав волну невыносимого ужаса, отрицательно покачал головой. Изабель жива, и все будет в порядке, не время раскисать. Шрам на животе действительно держался долго…
Он всегда ставил их на первое место, и играючи, но со всей серьезностью, был готов пожертвовать самим собой. Алек ощущает, как в горле разрастается ком. Что, если у них не получится? Сможет ли он жить, пропитанный насквозь чувством вины и скорби, с мертвой наполовину душой? Магнус велел гнать эти мысли прочь, и он пытается, да только ничего не выходит.
Маленькие Алек, Джейс и Изабель уже вполне умело тренируются с настоящими клинками в зале, который тогда официально был для них закрыт. Им головокружительно весело, они грезят о миссиях и великих свершениях, даже примерно не представляя, что их ждет на самом деле. Алек невольно улыбается, вспоминая, как здорово им было в тот вечер, когда в Институте не осталось старших охотников, и никто не мог сделать им выговор.
- Трое вошли и трое вышли, - тихо говорит Алек, припоминая слова Изабель, находя их в этот момент символичными и неприятно ироничными одновременно.
Ему хочется верить в лучшее, но груз ответственности слишком давит на хребет. Что им делать сейчас? Почему они видят это воспоминание? И где на самом деле Джейс?
Он не успевает ответить на вопрос Иззи, потому что маленькие Алек и Изабель неожиданно рассыпаются в прах.
- Нет, - просит Джейс. – Не забирай и их тоже!
Алек хмуро осматривается, но не видит того, к кому обращается брат. В этом и заключается его пытка? Череда потерь, с которыми Джейсу не по силам справиться? Мальчик выбегает из комнаты, звук его шагов резко обрывается, а сам он словно рассеивается. Вместо дверей в тренировочный зал теперь кирпичная стена.
- Возможно, Лилит хочет забрать у него все, что он любит, - он берет сестру за руку, даже переплетает пальцы. – Нам нельзя разделяться. Магнус сказал, что нам нужно найти Джейса и привести его в чувство, но я не думаю, что он имел в виду ребенка. Он растворился вместе с воспоминанием…
Не хочется думать, что каждое разрушенное, вероломно отобранное счастливое воспоминание – это частица Джейса, умирающая вместе с ним. Сколько раз он терял близких людей за это время? Сколько радостных минут оплакал? Алек мысленно корит себя за невнимательность, эгоистичность и непроходимую тупость. Он должен был заметить неладное гораздо раньше и действовать, а не выжидать. 
- Это я виноват, - вздыхает он тихо, от напряжения шевелятся желваки. – В том, что он раз за разом испытывает, виноват я.
Алек тянет Иззи дальше по коридору на поиски новых воспоминаний.

Отредактировано Alec Lightwood (2018-07-05 11:15:13)

+1


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Three go in, three come out.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC