be active
need you
Она умна. Не пытается сразить то, что почти не видит и едва осознает. Пробовали ухватить туман? Вот он вроде бы собирается на ладони плотным облаком, но стоит сжать пальцы, как все рассеивается. Тает, исчезая и вновь собираясь вокруг тебя. Дразнит вечным танцем. Впрочем, танец тумана также вечен, как иллюзии сновидений. Все это исчезнет с первым утренним лучом. Читать дальше>>


ТЕМА МЕСЯЦА: simplicity

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » Архив заброшенных эпизодов » Значит, прыгнем вместе и будем лететь.


Значит, прыгнем вместе и будем лететь.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ЗНАЧИТ, ПРЫГНЕМ ВМЕСТЕ И БУДЕМ ЛЕТЕТЬ
[hp]
http://i5.imageban.ru/out/2018/04/13/8a1f1ae46673fb2b29c2adcc29d24b54.png
✁ Ты так прекрасна, моя любовь.
Как много лайков
у нас с тобой. oh oh oh

dancing wolf & (все еще) охуенный звездный мальчик

эй эй wanna go to a strip? wanna go to a pub? don’t think, just lay down in the music hall alcohol drink lay oh, who is on ur laps ;  left him there — pay for longer — don’t care if he does mind — don’t care about asking questions ; everybody wants, you already know!

lay down with the music of london

[nic]Sirius Black[/nic][ava]http://i1.imageban.ru/out/2018/03/19/230d378333b894cd5b20261422ce6810.gif[/ava][tea]<a href="#"  title="шалалей"><b>СИРИУС БЛЭК</b></a>[/tea][fandom]SAINT MARAUDERS[/fandom][sta]найди письмо, получи очивку[/sta]

+1

2

Блэк уходит из дома сразу после окончания Хогвартса, перекрестив его, пообещав себе никогда не возвращаться, уходит даже без грандиозного скандала и короткого экскурса в возвышенную идеологию, которую ему втирают с самого детства. Идеологию он видал там же где и свою матушку вкупе с младшим братом, который внимает каждому слому, о детка. Какое счастье, что он уходит до того как его мозги превращаются в такое же желе, как и у братца. как можно быть таким идиотом — ладно.

Ему явно не хватает памятника за самоконтроль, за то, что он ушел достойно, что он не сжег это к чертовой матери, не бросился непростительными ни разу за восемнадцать лет своей жизни, что он все еще помнит как дышать не только матом в присутствии любимейшей маменьки. Редко. Редко вспоминает. Он даже не хлопает дверью, не показывает факи и ведет себя, да-да, достойно. Мерлин, как же бесит.

Возможно, какую-то роль в событиях играет то, что уходит он сразу через камин. Роль в системе дверо-координат.

Постфактом кажется, что дом истинных Блэков рад этому событию ничуть не меньше самого Сириуса. На расстоянии у них даже в какой-то мере налаживается нейтралитет, ровно до того момента, когда он сходится ближе с дядей. Впрочем, это несущественно меняет ситуацию, кроме единственного письма Вальбурги, в котором она завуалированно выказывает свое неодобрение его общением с родственником. Это работает превосходным стимулом наладить отношения с братом собственной матери. Сириус не жалеет.

Это вносит в жизнь ту часть магического мира, тех его баров и клубов, до которых они еще не дошли с Джеймсом. Не только, конечно. Альфард берется его учить, и это правда того стоит, потому что даже зарываясь в запретные секции библиотеки, практикуя всякую ерунду — сейчас он заглядывается на совершенно другой уровень. И оно того стоит. Ничуть не меньше, чем другая, так называемая, злачная часть магического Лондона. Это интересно.

Блэк привычно закатывает глаза и стебет Джима с его подружкой, когда он присылает патронуса и сливается с очередного вечера. Пытается связаться с ним через зеркало, но тот уже занят. Блэк ловит его за два шага до выхода. Сириус фыркает, но соглашается рассказать про ужаснейшие дела и загруженность в Аврорате, которая мешает ему присоединиться в этот вечер. Чтобы Лаванда дала ему в следующий раз и не трепала себе нервы из-за грязнокровки.

Благослови Мерлина за то, что в его жизни не появлялось ненужных Эванс, занимающих столько времени дружбы, серьезно.

У них собралась неординарная компания, полукровок, затесалось даже пара магглорожденных — в отрыве от Лилс Блэка не сильно заботит вся эта, внушаемая матерью ерунда. Принципиально не заботит, чувства противоречия ради. Это сказывается на их одежде, оба Блэка в кожанках, за ухом у Сириуса маггловские сигареты, на девушках слишком много косметики и слишком ярких цветов, и даже те, кто предпочитает не отходить от магической моды, сверкают яркими мантиями. Это весело — веселее, чем отточенные черные мантии.

Блэк упускает момент, когда они доходят до идеи подобрать стриптизера к ним за стол. Он пьян достаточно, чтобы это не удивляло, не смущало — отчего бы и нет? Кашляет и ржет, когда Энни показывает своим тонким пальчиком на какого-то парня, но кивает, соглашается — какая разница. Он подсознательно ждет девушку, когда только заходит речь, но да какая разница. Он совершенно не ревнует знакомую девчонку, но собственнически целует ее в губы, когда к ним подходит заказанное шоу, оставляет руку на ее талии.[nick]Sirius Black[/nick][status]I ll lose myself tonight[/status][icon]http://i1.imageban.ru/out/2018/03/19/230d378333b894cd5b20261422ce6810.gif[/icon][tea]<a href="#"  title="шалалей"><b>СИРИУС БЛЭК</b></a>[/tea][fandom]SAINT MARAUDERS[/fandom]

+2

3

Ремус не любит свою жизнь. Даже больше - он ее ненавидит всей своей душой. Каждый день одно и тоже, по кругу, без проблеска надежды, без изменений. От этого тошнит, от этого хочется забиться в угол и сидеть там, пока Смерть не придет за тобой. От этого хочется сбежать, позорно поджав хвост. Но Ремус не может. Он же сильнее всего этого дерьма, так говорил его ныне покойный отец, а что за отвратительный сын хочет разочаровать своего родителя?

Люпин спит днем, а ночью рискует попасться на глаза многочисленным жителям Лондона. Он не выглядит, как оборотень со всех этих брошюр и плакатов, слишком тонкий, со стеклянными углами скул и локтей, но все равно страшно. Ремус сутулится, засовывает руки со шрамами в карманы поношенной куртки, сохранившейся еще со школьной скамьи, и ускоряет шаг каждый раз, когда выходит в свет фонарей.

Оборотней тут не любят. В принципе, их не любят по всему миру, но в Британии неприязнь возросла почти до критической отметки. Ремус ощущает себя чудовищем из детской сказки, которого местные жители пытаются сжечь каждый раз, когда видят, и от этого только хуже. Законы давят, намекают, что пора уже посмотреть на веревку и мыло не только как на дерьмовую шутку, но Люпин пытается выжить. Его надежды и мечты рассыпались, как карточный домик сразу после выпуска из Хогвартса. Школьные друзья отвернулись почти сразу, как только он зарегистрировался, как оборотень в Министерстве Магии; о работе в каком-нибудь хотя бы средней пристойности заведении не было и речи. Ремус был в отчаянии. Магический мир был зол к нему, маггловский - чужд. Вот он и мотался на самом дне, пытаясь насобирать денег на.. на что? Он и сам не знал.

Может быть, он бы уехал, уплыл, улетел в Штаты, где оборотни дышали спокойнее, чем тут. Ремус не тешил себя надеждой, что там для него все дороги будут открыты, но попробовать все же стоило. Наверное. Правда, вопрос с деньгами оставался открытым.

Люпин уже успел побывать на таком количестве работ, что сбился со счета. Все, где не задавали много вопросов и платили наличкой, подходило ему. Другое дело, что он не подходил всем. Оборотень, изгой, он сразу становился мерзким чудовищем, стоило работодателю понять, почему он пропадает на пару дней каждый месяц. Именно поэтому Ремус старался не задерживаться нигде дольше пары месяцев. Исключением стал этот бар. Стрип-бар.

Ох, матушка была бы очень расстроена, узнай, где и кем работает ее сын. Но матушка была мертва уже как несколько лет, так что ей было невдомек, что ее Ремус танцует на публику. Нет, у него никогда не было таланта к танцам, он всегда был слишком стеснительным, чтобы раздеваться с гордо поднятой головой и неподдельной улыбкой. Но, как оказалось, есть люди, которые с удовольствием смотрят на румянец и немного нервные движения. "Невинность заводит," - шепнула ему когда-то в гримерке Мэри, одна из танцовщиц, подмигивая.

Со временем стеснительность поблекла. Ремус научился воспринимать это все как работу, уходить в себя и делать все скорее на автомате. Его никогда не отправляли на сцену в начале вечера, только под конец, когда все посетители были слишком пьяны, чтобы фокусироваться на ком-то на подиуме, что Люпина устраивало. Минимум внимания, максимум сохраненных нервных клеток.

Сегодня вечер не должен был отличаться от сотни других вечеров. Ремус прошмыгнул в бар через вход для персонала с грязного проулка, тихо прошел в гримерку и был оглушен смехом танцовщиц и танцовщиков. Поздоровавшись с каждым, он вверил себя в руки Мэри.

Как ни странно, но среди танцоров Ремус чувствовал себя уютно, почти как в школе. Все они были на таком же социальном дне, как и он, а это сплачивало. Никто не позволял себе кривиться только от вида Люпина, наоборот, его поддерживали. Стефани даже пекла ему маленький пирог на следующий день после полнолуния, а Мэри учила новым танцевальным движениям и всегда делилась своими сигаретами, как и он с ней. Несмотря на то, насколько ужасной была эта работа, Ремус любил ее из-за своих коллег, ставшими ему друзьями, вместо тех, кто отвернулся.

Мэри рассказывала о своей дневной смене в какой-то богом забытой кофейне и сыпала на него преступное количество блесток, прямо на голые плечи и грудь, а Ремус хмурился, не понимая, откуда у него такое плохое предчувствие.

Ночь была в самом разгаре. Из зала слышался смех и громкие разговоры в перерывах между песнями и выступлениями. Ремус ждал своей очереди. Мэри, Стефани и Ник уже ушли, а Люпин колдовал над собой, магией маскируя шрамы по всему телу.

"Хоть для чего-то ты годишься," - мысленно горько усмехнулся Ремус, смотря на палочку в своей руке.

Наконец, был его выход.

Толпа была достаточно пьяна, чтобы не обращать внимание на нового танцора. Закончив, Ремус спустился в зал, мысленно уже сидя на высоком барном стуле немного в отдалении. Его редко кто выбирал, так что можно было расслабиться.

Правда, сегодня явно был не его день. Стоило Ремусу только подойти ближе к барной стойке, чтобы перекинуться парой слов с барменом, высоким темнокожим парнем, как к нему подпорхнула Мэри. Подхватив его под локоть и пачкаясь в его блестках, она почти закричала ему на ухо, а потом показала на столик, за которым его ждали.

Это было неожиданно. Это было странно. Это становится ужасно, когда Ремус подходит ближе, стараясь двигаться так, как учили его девочки. За столиком определенно точно сидел Сириус Блэк, его одногодка, выпустившийся, правда, с Гриффиндора. Ремуса прошибает дрожь, он хочет если не сбежать, то хотя бы прикрыться, но продолжает улыбаться. Остается надежда на то, что Сириус слишком пьян, для того, чтобы узнать в почти полностью раздетом стриптизере тихоню с Рейвенкло.

- Добрый вечер, - говорит Люпин, замирая рядом и облокачиваясь бедром на низкий диванчик, где сидит пьяная компания. И Сириус с какой-то девчонкой.

+2

4

Так мы заказали литературные разговоры или хороший стриптиз? - хмыкает, коротко смеётся Блэк и сверкает улыбкой. По парню он только мажет взглядом и с первых секунд уже знает про его смущение — сейчас, по жизни, вообще. А на вторых ему уже плевать. над его шуткой смеются, только Энни легонько пихает его локотком, но тоже смеётся, а когда он прижимает её к себе, и вовсе забывает о брошенных словах, которые пролетают мимо её рамок вежливости и на которые уже можно не смотреть.

Сириус ебал рамки вежливости достаточно часто, слишком часто — для представителя древнейшего и почтенного рода Блэк, и достаточно часто, чтобы девчонкам нравилось. Это не причина почему, но отличная причина зачем продолжить. И его более чем все устраивает. Более чем, подтаскивая Эн ближе к себе.

Негромко хмыкает, когда после поцелуя та останавливает его руки, не убирая с груди, устраивая голову на его плече, но явно намекая, что не прочь посмотреть.

Она к нему слишком попустительски относится, - с лёгким неудовольствием замечает Блэк, и не может понять в чем дело. Вместо этого вальяжно подтягивает к себе магией бутылку, за секунду вытаскивая палочку и пряча её обратно в рукав куртки. Заказать специальный карман не сталось проблемой, зато отлично удобно.

Ну и он не может не покрасоваться лишний раз, как без этого. Фамилию нужно оправдывать. Собственные способности — тоже, пускай и сейчас только в баре, но при хорошей компании этому не мешает ни время, ни место. Да и когда это могло мешать Сириусу? А потом он снова лезет к их стриптизу, и ему отнюдь не стыдно.

— Парни всегда танцуют стриптиз настолько хуже девчонок, спотыкаясь о все предметы, или это отдельный сорт шарма, в котором я ничего не понимаю?

Блэк спрашивает шепотом у Эндрю, и, почти неловко, но влияние алкоголя, необходимости перекрикивать музыку, не слишком громкую, но все-таки. Но да, шепот слышат почти все за их столом. Как неловко-то, да? Сириус смеется, когда Эн с явно наигранным возмущением заезжает локотком ему под ребра еще раз.

Перехватывает ее руки и поднимает над головой, справляясь даже при учете бутылки в его руках. Поднимает вверх и коротко целует в губы, усаживая ее рядом, куда ближе к себе. Насмешливо шикая и говоря, что чего же ты. Продолжаем смотреть.

Парень не так уж часто спотыкается, если не придираться, но пару раз это происходит, так что у него есть все основания. Он не так уж зажат, как Сириус подсознательно ждет после этого тихого и вежливого приветствия — ладно, что еще он бы делал в качестве стриптизера? Но все-таки ощущается.

Пожалуй, даже неплохо. В какой-то момент Сириус понимает, что несколько залипает на россыпь блесток на его груди, спине, и то как они мерцают на свету. Напоминает звездное небо. На короткое мгновение становятся интересно, учились ли те, кто это придумал в Хогвартсе, где половина свиданий проходят на Астрономической башне. Звезды и звездное небо, рассыпанное блестками на теле. Полумрак и поздний вечер, как лучшее описание происходящего в баре, малость приправленное яркими разноцветными вспышками, которые отлично скользят светом.

Им приносят новую выпивку, и танцующий парень, которому чем-то импонирует его девушка — да и не только она — уже не вызывает столько эмоций, он неплохо танцует, неплохо воспринимается как фон, даже, достаточно любопытный фон. Так что.[nick]Sirius Black[/nick][status]I ll lose myself tonight[/status][icon]http://i1.imageban.ru/out/2018/03/19/230d378333b894cd5b20261422ce6810.gif[/icon][tea]<a href="#"  title="шалалей"><b>СИРИУС БЛЭК</b></a>[/tea][fandom]SAINT MARAUDERS[/fandom]

+2

5

Девчонка Сириуса, как ни странно, оказывается куда лучше, чем изначально Ремус подумал. Она не похожа на тех зазнавшихся представительниц высшего света магического мира, наоборот, она явно пытается утихомирить Блэка. Именно что пытается, ведь Сириуса, если он настроен на шутки, ничего остановить не может. Ремус чуть склоняет голову в сторону и медленно скользит ладонью по собственному голому боку, ловя как минимум два заинтересованных взгляда, пока Блэк продолжает разыгрывать комедию и шутливо воюет со своей девушкой. Ремусу все равно на мнение золотого мальчика, ведь никто не будет думать хуже, чем он сам.

Песня перетекает из одной в другую, более спокойную, и Ремус начинает танцевать. Его движения плавны и неторопливы; свет от ламп скользит по всему в зале, блики слепят, а блестки сверкают на его коже звездами. Люпин улыбается, прикрывает немного глаза и впервые чувствует, что он чуточку доволен своим танцем. Двое из всей компании пристально следят за ним, ловят каждое движение, и такое внимание льстит. Ремус медленно идет к ним, лишь единожды неловко запнувшись о чью-то сумочку, оставленную на полу в темноте. Язвительные и специально громкие комментарии Сириуса он напрочь игнорирует; не узнал и чудно, проблем меньше и спокойствия больше.

Где-то сбоку мелькает кислотно-яркая светящаяся в полумраке мини-юбка Мэри, а Ремус улыбается и наклоняется, упираясь двумя ладонями в спинку диванчика по обе стороны от мужчины, так подозрительно похожего на Блэка. Люпин не хочет анализировать, не хочет думать и понимать, что это наверняка какой-то родственник Сириуса, поэтому только закусывает губу и почти кокетливо смотрит на него из-под ресниц. Мужчине явно нравится, что он видит, но больше Ремуса прельщает мысль, что тот явно не против заплатить за танцы больше. "Блэк" хлопает себя по колену, даже не намекая, а показывая, чего он хочет, и Люпин без вопросов опускается, давя свою вполне ожидаемую стеснительность. Мужчина чувствует его неловкость и неожиданно улыбается, останавливая свою ладонь всего в нескольких миллиметрах от кожи его оголенного бедра. Видно, что не в первый раз ходит по стрип-барам, раз знает все тонкости. Ремуса немного успокаивает то, что клиент не хочет нарушать границы дозволенного, и он начинает двигаться, тягуче и плавно, пользуясь преимуществом крепких оборотнических мышц.

Парень, сидящий слева и разделяющий двух Блэков, поднимается со своего места, уходя то ли в туалет, то ли к бару, то ли покурить, и Ремус неожиданно оказывает слишком близко к Сириусу. Под его взглядом он чувствует себя действительно почти полностью голым, и это неожиданно бесит. Люпин судорожно выдыхает, стараясь не допустить ни одной неприятной эмоции во взгляд, и запрокидывает голову назад, прогибаясь и упираясь ладонями в колени клиента. Тот улыбается, смотря так, словно он знает что-то важное, а потом быстро бросает взгляд на Сириуса. На секунду закусив губу, он жестом подзывает Ремуса, вынуждая выпрямиться и наклониться к нему, чтобы услышать.

Предложение мужчины - дяди Сириуса, как оказалось, - кажется Ремусу диким только сначала. Потом он слышит сумму, какую он получит за такое и хмурится, решая. Если все пройдет гладко, то Люпин заплатит сразу за следующий месяц хозяину квартиры, еще и на еду останется. Ремус кивает, поднимается с чужих колен и почти перетекает на колени Сириуса, улыбаясь и шепча на его ухо:

- Твой дядя сказал, что устал смотреть на твои завистливые взгляды, - ну, про взгляды Ремус уже сам придумал, не удержавшись. Маленькая месть за то, что когда-то на пятом курсе Сириус специально выбил учебники ему из рук, - Поэтому я станцую тебе.

+3


Вы здесь » rebel key » Архив заброшенных эпизодов » Значит, прыгнем вместе и будем лететь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC