be active
need you
о, привет, ты уже слышал про дороги, уводящие в никуда, появляющиеся из ниоткуда? дороги, которые не всегда выйдет отличить от настоящих, дороги, которые раскиданы по всему миру.


ТЕМА НЕДЕЛИ: music

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » Viva La Vida


Viva La Vida

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Viva La Vida
[Оно]

✁ ✄ Louis Armstrong - What A Wonderful World
Michael Hanlon, Edward Kaspbrak

Молодому ученому Майку Хэнлону выпала возможность исследовать русалку, выловленную у берегов Египта. Сможет ли он видеть в ней только материал для изучения, а не человека?

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

всем русалок, пацаны!

+3

2

Вычищенные белые стены, длинные металлические столы, установленные на разную высоту, микроскопы, стайками ютящиеся на низких конторках; стеклянные шкафы, хранящие аппаратуру, использующуюся в этой лаборатории постыдно редко; поблекший стертый пол, ведущий к высокому аквариуму. Майк разглядывает блики на толстом стекле, тянущемся от самого пола, коротко осматривает надежную лестницу, ведущую к подмосткам у шумящего фильтра и механизма, открывающего настилающую крышу. Его пальцы нервно мнут старую планшетку с исчерченными карандашом листами: скелетный остов, схематично изображенный на верхнем, грубо дорисован чьей-то нетерпеливой рукой. Он старается не глядеть ни на мелкие пузырьки, торопливо кружащие в чистой воде, ни на обитателя этой маленькой водной тюрьмы, доставленного сюда несколькими днями ранее.
Больших усилий стоило Майку не только пробиться в закрытый исследовательский центр на окраине штата Мэн, но и в принципе уговорить научное руководство на подобную исследовательскую тему. Существа, которых он исследовал, невозможно было строго отнести к представителям человеческого рода, но зоологи также открещивались от них фактически в один голос.
«У вас не будет исследовательского материала, мистер Ханлон.»
«Вы не сможете претворить в жизнь результаты, что получите в этом центре, мистер Ханлон.»
«Лучше бы вы продолжили изучать кистеперых рыб, мистер Ханлон.»
Мистер Ханлон вздохнул особенно тяжко и посмотрел на часы. Поправил на носу очки, а после чертыхнулся и снял их, пряча в нагрудный карман халата. Прошелся по лаборатории в невыносимом ожидании, когда профессор Кингсли наконец явится. Операционные вмешательства порой занимали несравнимо больше времени, чем полагалось по плану, но он ждет уже три четверти часа…

Когда минул час бесполезных прохаживаний по кабинету, нервы Майка ослабились. Не то перенапряглись ранее, когда он пытался избегать наблюдать за прячущимся в толще воды существом, не то теперь ему стало уже совсем все равно. А может таблетки подействовали. Не так важно. Его легкий шаг обозначил плавное приближение к стеклу, а хмурый серьезный взгляд силился различить нечто большее, чем просто подвижный силуэт. Он смотрел и видел: крупный хвост, расплывающийся цветными пятнами, поднимающий круговороты пузырей при каждом движении, торс не мужчины, а скорее мальчика. Ребенка. Подвижное, худое, сохраняемое от внешней среды будто бы настоящей человечьей кожей. Анатомия костного скелета будто бы совсем не отличалась от человеческой, но…Насколько хрупки его кости? Сохраняет ли грудная клетка легкие в том понимании, к которому привыкли человеческие анатомы? Приглядевшись, Майк различил выпирающие остистые отростки позвонков – или то плавник? В движении под водой все его наблюдения были не больше, чем субъективистикой. Существо необходимо было вскрыть.
- Вижу, мой друг, вы впечатлены, - веселый скрипучий голос старика Кингсли, бесшумно появившегося за спиной Майка, заставил того подскочить на месте. Майк быстро отступил, будто в разглядывании существа было нечто постыдное, и почти уже принялся оправдываться, но поднятая ладонь остановила его. Мистер Кингсли расположился рядом и, с улыбкой глядя на мальчишку – это ведь совсем молодая особь? – продолжил:
- Удивительная удача. Поймать представителя его вида и добиться доставки его в центр – боюсь представить, чего это стоило мисс Хаунсфилд. До того мы могли видеть разве что Homo ocellatus, если вы понимаете.
Он улыбнулся шире. Майк поймал его взгляд и постарался улыбнуться в ответ, но вышло плохо. Все его внимание занимали мысли о той конкретной особи, что была в пределах досягаемости. Всякие мелочи, о которых праздно рассуждал профессор, мало его занимали – настолько, что он пропустил момент, когда ему предложили существо подкормить.
Неловко спохватившись, Майк едва не уронил планшетку, а после собравшись, отложил ее и проследовал за мистером Кингсли. В оттененной нише под прозрачной крышкой обнаружилось некое подобие холодильника; разделенные на несколько частей туши рыб и свежие мелкие ракообразные вроде артемий некто заготовил заранее. Майк нахмурился сильнее; уперевшись в холодильник коленом, он помог профессору достать блюдо с кормом, а после сам забрался по лестнице на подмостки. Профессор отключил фильтр. С тихим гулом крыша пришла в движение. Майк склонился над водой, удерживаясь на бортик, чтобы протянуть русалочьему ребенку немного рыбы. Опасливо – ожидая, что тот будет опасен.
[icon]http://sd.uploads.ru/JwZUe.jpg[/icon][sleep]Аспирант-ксенозоолог Массачусетского Университета, пишет научную работу по анатомии русалок и схожих видов. Хронически не высыпается.[/sleep]

+2

3

Иаби тут не нравилось. Ему в принципе не нравилось все, что произошло с ним в последнее время, за последние несколько недель. Даже не так. Он был в ужасе.

Старейшины их подводной деревни рассказывали множество страшных историй про бесхвостых монстров, живущих на поверхности, от которых кровь стыла в жилах, но Иаби никогда не думал, что может увидеть их вблизи. Что может попасться. Лишиться за одно мгновение свободы и бескрайнего моря; лишиться родных и самого себя. Бесхвостые словили его до горечи просто. Он сам себя словил, подплыв слишком близко к их владениям. Острые когти Иаби не смогли порвать невидимую в толще воды сеть, в которой запутался его хвост.

Бесхвостые приплыли за ним в конце дня. Иаби почти задремал, выбившись из сил, как его что-то начало тянуть наверх, туда, где его вполне могла ждать смерть. Он забился, заскреб по веревкам сильнее, даже попытался разгрызть их зубами, но ничего не вышло. Поверхность была все ближе; тень от той штуки, на которой обычно передвигались бесхвостые по воде, заслоняла его от косых слабых лучей солнца, проникающих вглубь. Иаби попрощался со всеми своими родственниками, когда оказался на поверхности, в этой штуке, а бесхвостые прыгали вокруг, крича что-то на своем языке.

Убивать Иаби все же не стали. Его перенесли куда-то, где было ужасно тесно и темно, но хотя бы была вода, потом в другое место, где было немного свободнее. И оставили там. Вокруг что-то шумело, но Иаби быстро заснул, словно впав в небытие, после того, как один бесхвостый уколол его чем-то.

Проснулся он уже тут, в этом странном месте. Вода здесь напоминала его родную, такая же теплая, мягкая, но при этом было что-то в ней неправильное, неживое. Иаби напугался и забился между камней в панике. Только потом он понял, что на камнях ничего не было,а  среди них не жили маленькие рыбки. Иаби в панике стрелой выплыл из расщелины, ободрав хвост немного, и зашарил руками по песчаному дну. Ни один скат не метнулся в сторону, потревоженный руками русала; ни один рачок не убежал прочь, неся на своей спине раковину. Иаби был здесь один.

Чем больше Иаби изучал это место, тем больше понимал, что это тюрьма. Помимо того, что вокруг не было никого, а еду подавали через равные промежутки времени, так еще со всех сторон его окружало... что-то. Иаби не знал что это такое прозрачное, но понимал, что именно эти странные стены удерживают его и всю воду внутри. Снаружи же спокойно двигались бесхвостые. Наблюдали за ним, а он наблюдал за ними.

Никто не пытался его убить или навредить. На него смотрели, что-то писали, кормили, каждый раз экспериментируя с едой, словно пытаясь понять, что именно Иаби нравится больше. Когда паника и испуг прошли, он понял, что ему категорически нечем заняться. Рыб здесь не было, чтобы можно было за ними гоняться ради развлечения или охоты; выпрыгивать из воды тоже не получалось. Оставалось только следить за бесхвостыми. Будь у него возможность, Иаби записывал бы все свои наблюдения, но увы. Оставалось только плавать по кругу и медленно сходить с ума от тоски.

Иаби скучал. Иаби все равно побаивался бесхвостых. Иаби очень-очень хотел домой, обратно. Он был даже готов извиниться перед матерью, от которой он уплыл в тот день, когда попал в ловушку, если бы это что-то изменило. Но он был заперт здесь, и вряд ли его собираются отпускать хоть когда-нибудь.

***

Минуло несколько дней, когда Иаби впервые увидел этого бесхвостого с кожей такой же темной, как у представителей соседнего с его племени. Он смотрел прямо на русала с таким же восхищением, как и все, но было что-то еще. Что-то, что пугало. Иаби постарался уплыть от него подальше, скрываясь за толщей воды. Живот немного ныл от того, что уже хотелось есть, и Иаби потянулся вверх, надеясь, что того странного бесхвостого там встретить не получится. Он ошибался.

Первым, что бросилось в глаза, когда Иаби поднялся на поверхность, надеясь увидеть старого бесхвостого, кормившего его обычно, был тот самый темнокожий. Русал отпрянул, напряженно смотря на него, но скрываться в глубине не стал. Склонив голову на бок, он тихо зашипел, поднял когтистую руку, покрытую с внешней стороны до локтя разноцветными чешуйками, и сделал жест, каким обычно отгонял мелкую надоедливую рыбешку у рифов, указывая на темнокожего.

+2


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » Viva La Vida


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC