То, что Диана спросила довольно очевидную для неё самой же вещь, не означало, что Брюс решит промолчать в ответ. Конечно, он помнил хорошее, но слишком часто встречался со всем плохим, что существует в Готэм-Сити, чтобы наслаждаться хорошими моментами. Для него было слишком много работы, чтобы предаваться веселью и радости. Преступность никогда не будет ждать почивающих на лаврах героев. Более того, она всегда будет пользоваться этим.
(c) mr. Wayne . . . <читать дальше>

<АКТИВ>     <ЭПИЗОД>
Тема недели --> bedtime stories     Фандом недели -->

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » you are not alone [dai]


you are not alone [dai]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

YOU ARE NOT ALONE
[dragon age]
https://78.media.tumblr.com/b7358b8bd3a03e6e17f438b132818540/tumblr_nvlhravlAA1rub11io6_540.gif
✁ ✄ you have friends. we're real. please remember that.
Sera & Allaros Lavellan

Друзьям Рыжей Дженни некогда сидеть на месте, даже если мир уходит из-под ног. 

Отредактировано Inquisitor Lavellan (2018-03-12 01:04:52)

+2

2

Солас - мудак. А ещё козёл. И придурок. И... Жопа. Да, он самый настоящий жопошник. Эльфанутый на всю голову жопошник. Нашелся тут защитник прав эльфов. Как вообще можно быть настолько эльфанутым, чтобы прийти к такому решению? Он что, эльфийского корня скурил? Наверное, да, потому что только обдолбавшись можно прийти к подобному. Уничтожить мир этот, чтобы восстановить мир своих тупых придурковатых богов. А он хоть спрашивал, а кому это надо? Сэре, к примеру, это вообще никак и ничуть не сдалось. Ей и тут нормально живется, в этом мире. Нормальном. Который не полон всей этой магической фигни. Точнее полон, но не настолько. Вот эта вся фигня нужна только этим эльфанутым долийцам.
А самое плохое, что Солас испортил Инкви. Её Инкви. С которым было так классно зависать на крыше, болтать или даже молчать, глядя на то, как Скайхолд живёт своей жизнью. Нормальной жизнью. А теперь Лавеллан стал угрюмым и мрачным, как... Сэра даже не могла найти слово, чтобы подобрать, на кого он похож. Всё, что Сэра могла точно сказать - это не её Инкви. Ей даже казалось, что если она предложит этому Инквизитору печенье или пошалить, тем самым раскрасив в яркие краски жизнь всяких там знатюков, то он только на неё посмотрит,  а потом пошлёт. Даже не в жопу. Если бы в жопу, то Сэра хоть бы увидела в этом отголоски своего влияния, плохого влияния, как считают Жози и Вив,  но как по Сэре, так нормального. Нормального тем, что смысла скрываться за вежливыми всеми этими словами, делая вид, что вы все такие благородные и высокоинтеллектуальные совершенно нет. Вот серьёзно, кому это нужно? Знатюкам. А что ещё нужно знатюкам? Чтобы народ страдал, а они получали за это деньги. Это плохо. Следовательно знатюки плохо. Следовательно плохи и все их замашки.
Сэру задолбало видеть Инквизитора таким, поэтому... Рыжая Дженни решила взять всё в свои руки. В конце концов она действительно очень скучает по Алларосу, надо вытаскивать его из болота уныния, в котором он засел. У неё даже был план, хороший план по тому, как это все провернуть. К примеру, очень долго с Пипишкой они сидели и размышляли, как бы сделать менее... Бесполезным относительно других одноруких калек. И в итоге придумали ведь. Другое дело, что реализация идеи потребовала много времени и денег (Инквизиция, спасибо, что хоть последним обеспечили). Но к тому же моменту, как оно было готово, как раз появилась и ситуация, которую надо было разрешить и против которой Инкви просто не мог сказать нет.
И как раз в этом жопошном Орлее, где их ждала Вив. Точнее ждала Инквизитора, чтобы обсудить какие-то их там магические штуки по поводу Круга Магов или что-то подобное. Но вот они поговори, а потом-то что... Потом Инквизитор решил пойти в таверну и выпить. Здравое решение, если бы это происходило не с горя и уныния. А ещё там и эта Мариден, с её песнями. Интересно, а если Сэра ей в жопу засунет её же лютню, то та перестанет петь песни? Хотя бы про неё. А то бесит.
Тихо подокравшись сзади к Инквизитору, Сэра закрывает своими ладонями ему глаза и прямо под ухо громко гаркает:
- Угадай кто! - дождавшись ответа, Сэра гогочет, ловко подсаживаясь к Инкви. — Как Вив? Всё такая же "одно уже ваше существование уродует этот мир, ведь я такая орлейская серьёзная мадам"
Мимикрирует девушка, подражая интонациям их общей знакомой и оглядываясь на бармена. Стоит только ей кивнуть, и можно будет начать веселье. Но пока Сэра решила, что лучше всего вести себя как всегда, подготовив морально Инкви к грядущему. А то вечно его все кидают в неприятности сразу.

[nick]Sera[/nick][status]was never an agreeable girl[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/74/62/d8/7462d846ab4233520bd6fddd3ef1b675.gif[/icon][sign]
[/sign][sleep]Плохие вещи должны случаться с плохими людьми. Мы находим не таких плохих — может, в конце они будут не такими мёртвыми.[/sleep][tea]<a href="http://ссылка_на анкету" title="Рыжая Дженни"><b>Cэра</b></a>[/tea][fandom]Dragon age[/fandom]

+2

3

Сначала он всем нужен. Необходим.
Нам никто не может помочь, лорд Инквизитор. Кажется, у меня в замке завёлся шпион венатори, Инквизитор, пришлите людей. Мы никак не разберёмся с внутриполитической борьбой, Инквизитор, какое нам дело до гигантской дыры в небе.
И он все делал. Он отправил агентов Лелианы, чтобы они помогли спасти короля Алистера. Вмешался в политику целой страны, выгреб ворох грязного белья высокопоставленных лиц и шантажом заставил их объединиться перед лицом опасности. Без его тактичного напоминания почему-то никто не хотел понимать главного - если они не разберутся с Корифеем, то завтрашнего дня уже не будет. Алларос и тут не оплошал. Он сделал все, чтобы лишить сил этого древнего магистра, а затем и убить его. Жертвовал чужими жизнями, чтобы спасти весь народ. Он делал это не для того, чтобы его благодарили и почитали. Так было правильно, да и ему ещё хотелось немного пожить, пусть он теперь мучился кошмарами и чувством вины.
Инквизитор сделал все, что было в его силах и за их пределом. Но два года спустя это уже позабылось и в нем начали видеть угрозу, хотя он никогда не демонстрировал тягу к власти. Её у него было ровно столько, чтобы обеспечивать порядок. У него не было земель, кроме Скайхолда и пары крепостей, в которых разместились его люди. Он не желал большего, не стремился к захватнической войне, просто пытался поддерживать мир, пусть ради этого и приходилось всё контролировать. Но в нем видели угрозу. Орлей и Ферелден, ещё недавно благодарившие его и действующие с ним заодно, хотели, чтобы Инквизиция перестала существовать. Лавеллан знал, почему они этого так жаждут. Чтобы сразу после вновь вцепиться в глотки друг друга, от чего он их удерживал.
- Надо было оставлять одного Гаспара, - бормочет себе под нос Инквизитор, поднося к губам кружку, в которой эля уже почти не осталось. Гаспар хотел войны, но кроме Инквизиции у него никого бы не было, а значит он не стал бы идти против неё.
Это ли не вмешательство в политику стран, о которой они так волновались? У Инквизитора правда было так много власти. Что же, он мог понять, почему его полномочия хотели урезать. Он бы не сопротивлялся. В конце концов, он устал. Путешествовал по всему Тедасу, решая проблемы тут и там, и даже не мог навестить свой клан, а теперь и вовсе не знал, где он.
Лавеллан смирился бы со всем, если бы не Фен'Харел. От него угроза была страшнее Корифея, но никто не хотел слушать об этом. Личные проблемы правителей вновь были первоочерёдными. Их больше волновало, как бы Инквизиция не наняла ещё рекрутов, создавая армию большую, чем у них самих. Глупцы. Если Солас... Нет, если Фен'Харел достигнет своей цели, армий уже не будет. Не останется ничего, лишь хаос. Но Аллароса не слушали и у него вдруг не осталось сил, чтобы продолжать двигаться, бороться. Пусть Фен'Харел покарает их всех, пусть. Может, они все заслужили этого. Хотя бы тогда Инквизитор сможет отдохнуть. А сейчас он напоминал себе барахтающуюся рыбу, которую вынесло на мелководье. Она все ещё в вроде, но вот-вот все может измениться.
Инквизитор попытался поставить локти на стол, чтобы упереться в ладони подбородком, но вот незадача, рук не хватало - в одной кружка, а другой попросту нет. Он - рыба без плавников. Жалкая тень себя прошлого, которую пытались все утешить. Алларос был им благодарен, он в очередной раз убеждался в том, что в своё время нашёл отличных соратников. Во многом благодаря их поддержке он со всем справлялся. Великая Чародейка возрождённых Кругов, или просто Вивьен, была одной из них. Она позвала его, чтобы обсудить новую политику и просто поговорить. Инквизитору всю встречу казалось, что его одобрение и идеи лишь номинальны. Будто бы так Вивьен выказывал ему уважение в дань прошлого, ну и жалела. Если не рука, так хоть важные дела.
Инквизитор чувствовал себя лишенным своей силы. Все это время он нужен был за свою метку, которая закрывала разрывы. Она давала ему мощь. Теперь он даже застегнуть камзол мог с трудом, не то что руководить целой организацией. Он принял решение оставить её, но что ему делать дальше? Может, все-таки стоило расформировать?..
Стоит ли говорить о том, в каком непонимании происходящего находился Алларос Лавеллан, долийский эльф, всю свою сознательную жизнь просящий благословения у их долийский богов, после того как узнал, что на самом деле никакие они не боги? Алчные бессмертные маги, заточенные за свои злодеяния, не более. Эльфов вокруг стало так мало. Он - один из немногих. Поэтому он решил воспользоваться излюбленными привычками своих друзей и напиться. В конце концов, что он может сделать со всем этим катящимся в самую дальнюю точку глубинных троп миром? Ни-че-го. И никакая Жозефина не остановит его от неподобающего поведения.
Инквизитор намеревался сидеть здесь, пока за ним не придёт кто-нибудь из шпионов Лелианы, чтобы увести его с глаз долой народа Орлея. Когда перед его глазами вдруг стало темно, он подумал, что у шпионов крайне странные способы привлечь к себе внимание и только услышав "таинственный" голос понял, что был не прав.
- Сэра, - голос Инквизитора звучал мягко. Эта бойкая эльфийка, несмотря на свой необузданный нрав, многому научила его. Например, как не зарываться. Как быть простым, даже если за ним была Сила. А ещё она напоминала ему об отдыхе. - Я не могу поверить, что это возможно, но она стала ещё суровее. А её наряд разве что не украшен драгоценными камнями.
Они сидели рядом. Оба жилистые, по-забавному долговязые. Сэра всегда была незримо рядом, намного ближе, чем многие другие их соратники. Инквизитор был рад её видеть, но... Перед ним сидела та, кого он тоже подвёл. Сэра так не любила культуру долийцев, оказалось, не зря. А теперь её миру, спокойствию и постоянным приключениями Рыжей Дженни угрожала опасность от древнего существа, которого он подпустил к ним всем и не смог остановить, когда был шанс.
- Как по-твоему я должен поступить? - этот вопрос можно было назвать риторическим. Эта неопределённость угнетала его. Мысли о том что ему делать постоянно кружили в его голове. И, может, он оставил бы их при себе, если бы не успел до этого развязать себе язык элем.

+1

4

Инкви. ИнквиИнквиИнкви. Что ж ты делаешь-то с собой? Сэра была достаточно долго с Лавелланом, чтобы видеть его в самые разные периоды жизни, чтобы видеть все его настроения, уметь их различать, вплоть до малейших оттенков, видеть эти перепады и, наверное, даже подстраиваться под них. Другое дело, что Сэра этого никогда и не делала. Разве только в моменты, когда Алларос страдал от жутчайшего похмелья после вчерашней попойки с Железным Быком, а сегодня уже ему надо было разруливать дела в Крествуде, она была чуточку потише, чем обычно. Но при этом давала себе маленькую отдушину, произнося пару острых издёвок-комментариев насчет "прошлой ночи", когда весь Приют Вестника стоял на ногах.
Чтобы вы все знали, после пьянок, особенно с Быком, Инквизитор выглядел очень хреново. Под хреново подразумевается, что нажье дерьмо по сравнению с выражением его лица было просто самым прекрасным, что вы могли когда-либо видеть. Да что там, даже орлесианцы-шмарлесианцы казались просто самыми очаровательнейшими людьми. Конечно, это всё только в общих чертах. Примерные наметки, по которым можно  хотя бы понять, в какую сторону стоит двигаться  касательно сравнений. К чему были все эти направления? Так вот, к тому, что даже в те моменты полного и беспросветного кошмара в виде похмелья, Инкви выглядел лучше.                     
Сейчас же он мало того, что бухал, так ещё и грустил. Одно дело пить в честь радостных поводов, но другое из-за... вот всего этого.
— Давай подарим ей на день рожденье платье, выплавленное из золота? - фыркая, с озорством в глазах предложила эльфийка, впрочем, не думая на этом останавливаться, показывая всю свою любовь к Вив, своеобразную, но любовь: - Посыпав его чесоточным порошком. Посмотрим, что в ней сильнее - жажда к блестяшек или желание почесаться.
Другое дело, что эта орлейская мадама потом отомстит так, что будет больно. Очень долгое время больно. Хотя она и не сразу отомстит, вот стопроцентно в начале выждет, пока все всё забудут, а потом такая вжух своим посохом - и всё, конец. Сэру это, конечно, никогда не останавливало, её интриговали опасности, к тому же Вив действительно забавно злилась тем, что не злилась. В том смысле, что внешне она типа оставалась такой спокойной, но если присмотреться, глаза-то, глаза!... Они ненавидели! А в голосе было столько яда, что можно было бы весь Вал-Руайо отравить.   
Но Инкви похоже не слишком был настроен на то, чтобы шутить. Он был настроен на то, чтобы ковырять грязным пальцем в ране, которая вроде и заживает, но не заживает, но вдруг она не заживает из-за того, что в ней ковыряются грязным пальцем, а? Бред какой-то, о чем Сэра вообще думает. Все ж вокруг знают, как правильнее. Особенно знатюки, да. Но раз уж Инквизитор спросил у неё, а не у своих драгоценных советников, то почему бы и не ответить?
— Дай подумать, - торопливо произнесла Сэра, подождала чуть меньше пары секунд, при этом не используя время на размышления, а просто набирая воздуха в лёгкие, а потом простодушно продолжила: — Засунуть в жопу Соласа весь этот Совет чтобы и тем, и тем хреново было.
Реально, тот Священный Совет был просто... жопой. Как после подобного любить политику? Как после подобного вообще хоть что-то можно любить? Орлей и его все эти ряспри действительно просто высасывают жизнь, как... Демоны отчаяния. Сэра даже и не знает, чтобы предпочла: встречу с демоном отчаяния или орлесианцем-политиком. С Фен'Харелом, наверное. Потому что его нужно отпинать. Просто... отпинать.
— Ты не думал о том, что пора бы  браться за дела? Не спасения мира, но... дружеские. Рыжей Дженни пригодилась бы помощь, - Сэра не ждёт слишком долго, Сэра рубит прямо с плеча, да - да, нет - да, только в добровольно-принудительном порядке.
[nick]Sera[/nick][status]was never an agreeable girl[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/74/62/d8/7462d846ab4233520bd6fddd3ef1b675.gif[/icon][sign]
[/sign][sleep]Плохие вещи должны случаться с плохими людьми. Мы находим не таких плохих — может, в конце они будут не такими мёртвыми.[/sleep][tea]<a href="http://ссылка_на анкету" title="Рыжая Дженни"><b>Cэра</b></a>[/tea][fandom]Dragon age[/fandom]

Отредактировано Kara Danvers (2018-05-10 19:45:15)

+1

5

- Не боишься, что в ней проснётся жажда убийств? - Инквизитор лениво улыбается и почёсывает кончик уха - верный знак того, что он уже был не очень трезв. Оно к лучшему, так он будет больше отвлекаться на незначительное и меньше думать о безысходном положении, в которое он попал. Он даже не был уверен, что Кассандоа... А, впрочем: - Я рассказывал о первой встрече с ней? Наша мадам де Фер проводила вечер своём салоне. Она хотела убить того герцога, который решил проверить своё остроумие на Инквизиции. Пришлось вмешаться, но думаю, она бы и глазом не моргнула.
Это забавно, какими иногда его спутники были весёлыми, милыми, незадачливыми, величественными, капризными, занудными, высокомерными, инфантильными, а на самом деле все они, все абсолютно - хладнокровные убийцы. Сэра самая младшая из них, а она буквально мучила людей с помощью бомб из пчёл. Конечно, их враги этого заслуживали, ведь они не давали житья мирному народу. Бандиты, разбойники, пираты, отступники, заполняющие подвалы своих домов человеческими трупами. Но Инквизиция была с ног до головы омыта кровью. Её создали после массовой гибели магов и храмовников, обычных людей, жриц Церкви. Алларос редко задумывался об этом, ведь он понимал, что иного пути наладить порядок, увы, нет. Он бы и рад заполнить тюрьмы или дать кому-то шанс исправиться, но в основном первыми нападали именно на них, а не они. Может, и стоило ожидать от Соласа чего-то такого, иначе он слишком выбивался из компании профессиональных шпионов, искателей, бывших военных, осуждённых за убийство детей. Всего лишь загадочный отступник, предпочитающий компанию духов людям.
Предложение Сэры объективно невыполнимое, но хорошее. Она говорит резво и сразу расставляет приоритеты. Солас и Совет не должны среди них числиться.
- Хотел бы я, - печально говорит себе под нос Инквизитор, прекрасно понимая, что прежде чем кого-либо куда-либо засовывать, Фен'Харела надо ещё найти. А Совет он и так игнорирует на максимально доступном уровне, что стало возможно благодаря присяге Верховной Жрице. Кассандра понимала, что оставаться безразличными к таким  угрозам нельзя, она принимала удары Орлея и Ферелдена на себя.
Точно так же, как Сэра резко предлагает поступить с проблемами, она в лоб сообщает цель своего здесь присутствия. Друзья Рыжей Дженни. На мгновение Инквизитор оторопел и замер. Со всеми этими делами - заговором кунари, Фен'Харелом, противостоянием Совету - Алларос совсем позабыл об их разговоре. Сэра пусть и была юна и не говорила так возвышенно и поставлено, как Лелиана или Жозефина, она обладала интуицией и умела усмотреть самую суть. Сэра его тогда предупредила напрямую - скоро все закончится, ведь столько "знатюков" собралось в одном месте. Тогда же они и договорились, что Инквизитор станет Другом. У него будет поддержка людей. А у них - его.
- В последнее время я был плохим Другом, не так ли? - спрашивает Лавеллан, зная, что фраза принимает сразу несколько смыслов. Он никак не содействовал делу Сэры. А ещё, варясь в собственных мыслях, он позабыл о том, что и его близким нужна поддержка. В конце концов, Сэра была одной из немногих, кто остался рядом. Все разъехались кто-куда. Варрик - наместник Киркволла, Дориан - теперь уже и правда Магистр в Тевинтере, Вивьен и Кассандра, то есть, Виктория, постоянно в Орлее. Железный Бык и Блэкволл заглядывали в Скайхолд, но у них были свои странствия, свои цели и предназначения. Даже Советники начинали его покидать, Жозефина взялась за семейное дело в Антиве... А Сэра была рядом. Она и Коул, потому что на самом деле ему некуда было податься. А Алларос им не уделял никого внимания, хотя и знал, что эти двое точно не скучали. Одна с Дагной, другой - с Мариден. Он был бы за них искренне рад, если бы заранее не думал о том, что вся их влюбленность кончится, когда мир рухнет. Вот в кого он превратился.
- Почему ты ещё не ударила меня за то, каким нытиком я стал? - с Сэрой можно было расслабиться и не подбирать фразы покрасивее. Не с той, которая вставляла слово "жопа" в каждое пятое предложение. В этом и заключалось особе очарование Сэры. Не в "жопе", конечно, а в том, как открыто Рыжая Дженни заявляла обо всем - своих мыслях, страхах, веселье.

Отредактировано Inquisitor Lavellan (2018-04-25 19:20:15)

+1

6

— Вот за это я и люблю её! — заливаясь смехом, Сэра бойко ударила себя по коленке, показывая, насколько одобряет эту шутку Аллароса. Шутку ли? Нет конечно, если уж на что мадам де Фер и способна, так это на то, чтобы творить подобные гадости, причём с самым невинным выражением лица. Если выражение мордочки змеи, проглатывающей свою жертву с потрохами, конечно, можно назвать невинным. Хотя... Не, змеи  — вообще милашки, особенно по сравнению с Вив. Они хотя бы просто отравят или сожрут. А вот Вивьен сделает так, что ты при этом будешь ещё и жутко страдать.
Но, как ни странно, в чем-то Сэра была похожа с Вив. Именно поэтому они из раза раз и сталкивались в словесных баталиях и мелких гадостях друг другу. Но именно поэтому и смогли вместе существовать. Что было этим самым похожестью? Сэра никогда об этом не задумывалась, а если иногда и проскакивала такая мысль, то она сразу же гналась в о темнейшие и неизведаннейшие уголки чужих глубинных троп.  Но если бы задумалась... Если бы  семь кружек эля, четыре бренди и энное количества вина, постоянно подливаемое  пройдохой-гномом в "Приюте Вестника" заставили её мысли плыть рекой, снося все ограничения, то возможно бы эльфийка пришла к выводу, что и она, и эта магическая стерва, умеют чудесно портить людям жизнь во имя своих целей.
Однако если хорошо подумать, то вся Инквизиция была такой. В том смысле, что так или иначе, но они портили кому-то жизнь. Были занозой в заднице, которая болит, но которую невозможно достать из-за того, что она застряла как раз там, куда руки не достают. Ну а поскольку чаще всего те, у кого они были занозой,  свой зад не позволяли трогать посторонним (фью, стесняшки), то всё, так и приходилось оставаться. 
И это получается, что Инкви — самая большая заноза? Несмотря на то, что он иногда и сам задница. Как раз в  те моменты, когда грустит. Потому что задница сама по себе выглядит очень уныло, если не пустить в неё стрелу или что-нибудь другое. Задничная заноза! От осенения, внезапно снизошедшего на неё, Сэра расхохоталась ещё громче. И всё же её смех сошёл на нет, когда Инки задал закономерный вопрос, касательно её... дела.
— Отвратительным я  бы сказала, — без обиняков и всякой скромности, деликатности соглашается Сэра. Потому что она не Жози, которая относится к человеческим отношениям с такой бережливостью, будто они сделаны из тончайшего стекла, а значит поэтому и обращающейся настолько мягко, насколько это возможно,  сглаживая острые углы. И не Вив, которая скажет тоже самое, но завуалировано. И не кто-либо другой, кто просто постесняется. Сэра говорит прямо, потому что знает: лучше горькая правда, чем сладкая ложь. А те, кто считают наоборот — пусть катятся куда к Фен'Жопелу, неправды разного вида это его привилегия.
— Тебя жизнь ударила вместо меня, — хмыкнула девушка, ни капли не медля  тут же вводя в курс её дела — Знаешь же о пансионе у Кудряша-милаша? Так вот, до меня дошел слух, что один  знатный жоподранец в альянсе с Хартией приторговывает храмовникам в его пансионе лириумом.
Сэра кивает бармену, бармен кивает барду, бард начинает выводить знаменитую «Инквизитор», которую сама Сэра не очень любила потому, что она слишком пафосная, но всё же для ситуации, которую она выбрала, это подходит лучше всего. К ним подбегает слуга с огромной коробкой, в которой лежит кое-что интересное, Сэра перехватывает коробку, становится на одно колено, протягивает коробку и проникновенно (где-то внутри едва сдерживая смех) выводит:
— Инки, мы с тобой знакомы много лет. Ты был мне классным другом. Ну, до поры, пока Солас не про*бал всё. — Сэра на мгновение закатила глаза, но потом продолжила: — Так вот... Давай вернем старые времена, а? Ты согласен?
[nick]Sera[/nick][status]was never an agreeable girl[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/74/62/d8/7462d846ab4233520bd6fddd3ef1b675.gif[/icon][sign]
[/sign][sleep]Плохие вещи должны случаться с плохими людьми. Мы находим не таких плохих — может, в конце они будут не такими мёртвыми.[/sleep][tea]<a href="http://ссылка_на анкету" title="Рыжая Дженни"><b>Cэра</b></a>[/tea][fandom]Dragon age[/fandom]

Отредактировано Kara Danvers (2018-04-30 14:06:26)

+1

7

Сэра всегда ему нравилась за честность. Её правда была бесцеремонной, иногда насмехательской, но если её о чем-то спросить, то ответит без обиняков. Как есть. Инквизитор это ценил, потому что в основном его окружали люди, которые умели искусно лгать. Например, Лелиана и Жозефина. Шпионаж и дипломатия похожи в том, что надо уметь плести паутину из намёков, вранья, обещаний, умасливаний или угроз. Из советников самым прямолинейным был Каллен. Его военная простота импонировала Лавеллану. Остальные близкие друзья... Что же, почти каждый успел чем-то отличиться. Что-то утаили, где-то не договорили. Самый крайний случай - искусственно созданная личность. У Блэкволла, например. Солас вообще оказался чуть ли не богом. В голову пришёл Халамширал. Там люди буквально жили враньём, называя это Игрой. Несмотря на то, что Алларос не опозорился в обществе, а наоборот его покорил, ему претила такая культура. Для него, долийца из глухих лесов, интриги казались бесполезными. Сэра по сравнению с ними была примером добродетели и правды, а ведь она стреляла в людей стрелами. Прямо им в глаза.
Поэтому она напрямую заявила, согласилась с тем, что Инквизитор был поганым другом. Что же, одно дело говорить об этом с самокритикой, другое - слышать от других. Неприятно, болезненно и отрезвляюще. Но это правда и за неё он был благодарен. Алларос громко вздыхает и делает глоток из кружки. Ему бы уже остановиться, но если уж заказано, чего себе отказывать в удовольствии. Он даже начинает мычать себе под нос в такт песне. Про него самого. Лидер и герой, сражающийся за души. Как же. Алларос свыкся с тем вниманием, которое он к себе приковывает. Иначе не может быть, когда руководишь огромной организацией. Но он не купался в славе, не ждал признания и наоборот радовался, если его не узнавали. Поэтому песня, он считает, лишняя, но почему-то её играли так часто в его окружении, что он успел её запомнить.
- Ни Лелиана, ни Каллен не сообщали мне об этом. Это ведь серьёзная проблема! - живо включается Инквизитор, заслышав про пансион, где лечились храмовники, и про красный лириум. Сколько бы они ни пытались уничтожать залежи, перекрывать некоторые шахты, настигать поставщиком, окружающие умудрялось его добывать. Уже не в таком количестве, как раньше, но он был. И если никто уже не мог заставить всех бедолаг под благостным предлогом употреблять красный лириум, чтобы они превращались в монстров, то это не значило, что он не был опасен. Инквизитор помнил слова Варрика и доклады агентов. Лириум сводил с ума. А сознание храмовников, пытающихся избавиться от зависимости, и без того ослаблено. Лавеллан помнил, как тяжко приходилось Каллену. Как он срывался, злился и страдал. Нет, нельзя допускать, чтобы кто-то дразнил тех, кто избавляется от зависимости.
Алларос успевает лишь ударить решительно ладонью о стол, желая резво подняться и идти решать проблему. Но подняться, когда голова удивительно лёгкая после эля, сложно. Да и тут происходит нечто странное. Сэра вдруг встаёт перед ним на колено и делает предложение. Даже с коробкой! Слишком большой для кольца, разумеется. Да и Алларос не во вкусе Сэры. Для начала, он не Дагна. На этом можно было и закончить. Однако такое дурашливое поведение заставляет Лавеллана рассмеяться.
- Я думаю, ты не угадала размер моего пальца, - с улыбкой говорит Лавеллан и протягивает руку, чтобы открыть крышку. - Если Дагна явится ко мне с просьбой объясниться, я скажу, что это все ты, а я повода не давал, - Алларос несерьёзен. Между ними с Сэрой никогда не было неловкости, потому что не проскакивала и искра. Это позволяло им быть хорошими друзьями, а ещё шутить подобным образом. Алларос все делает последовательно: поднимает крышку, откладывает её на стол и только тогда заглядывает внутрь. Там лежит... Странный предмет. Он похож на арбалет, но маленький, а ещё у него странное окончание, как будто его надо на что-то одевать...
- Сэра... - Инквизитор теряет дар речи, когда осознает. Это для него. Для его культи. Вместо пропавшей руки - насадка с оружием. - Я... - снова тянет, потому что не знает, что сказать. Варрик в шутку предлагал ему крюк, мол, какая-то его знакомая пиратка это оценила бы. Но это казалось Алларосу странным. Что-то напяливать на оставшийся кусок предплечья, чтобы что? Уметь почесать себе нос? Крюком точно можно разворотить себе лицо и случайно создать магию крови. А это оружие. Пусть Инквизитор таким и не пользовался, но его предназначение - сражение.
- Я тронут. Но ты же в курсе, что я маг? - оцепенение проходит и Алларос, улыбаясь, протягивает руку, чтобы пальцами провести по умело сделанной конструкции. Осторожно поднимает, боясь сломать вдруг, холя вряд ли это можно сделать так просто. Конструкция определено имеет вес, но он не настолько большой, чтобы тут же хотелось опустить руку. - Откуда ты это вообще достала? Я уверен, такие не продаются на каждом шагу.
Лавеллану неловко. Он не помнит, когда делал кому-либо подарки в последний раз. А этот несомненно ценный. Он интригует и заставляет Инквизитора забыть обо всех проблемах. В нем включилось банальное любопытство. А как это работает? Он сможет стрелять? Да, он маг, но даже они зачастую отбиваются посохом и носят с собой кинжалы. Для травок и ритуалов, конечно, но в случае могут ткнуть кого-то в печень. Поэтому идея носить нечто такое ему вдруг нравится.
- Поможешь мне надеть эту... Штуку. Понятия не имею, какое у неё может быть название, - Инквизитор, наконец, перестаёт смотреть на новую вещь и переводит взгляд на Сэру. Она знала, что это его приободрит. Он не сомневался. - Спасибо. Давай же, нам ещё надо разобраться с красным лириумом!

+1

8

Каллен был таким, да. С одной стороны вроде бы весь такой суровый командор, а с другой милая мягкая булочка, который не хочет, чтобы другие беспокоились и волновались. Мило. Но непрактично. С его стороны глупо не звать Инквизитора. Пусть даже и Инквизитор был не в лучшей форме. А ещё он не был достаточно сообразительным, чтобы смекнуть, что работа могла бы и помочь Инкви выбраться из этого самого болота хандры. В начале бы голова была забита кучей дел, а на тяжесть на сердце не было бы времени, а в какой-то момент пришло бы осознание, что вроде как и без неё можно обойтись, что можно откинуть её и идти дальше.
А вот Лелиана удивила. То, что Сестра Соловей знала о подобном - очевидно. Она знает всё: начиная с цвета нижнего белья императрицы Селины (Сэра отдала бы всё, за то, чтобы узнать, какие они), заканчивая секретами, способными перевернуть мир с ног на  голову покруче сферы Коровея. Это пугало. Это восхищало. Но однако.... Даже тот факт, что тайный канцлер постепенно от дел (это внезапное странное решение тоже жутко пугало), не позволил бы ей пустить всё на самотёк. Конечно, был вариант, что она решила разобраться со всем сама: тихо, мирно, кроваво, так, что никто об этом не узнал, но в этом пансионе на протяжении недель ничего не происходило. Ничего.
Это было странно, но Сэра придумала для себя версию, что Каллен попросил Лелиану не предпринимать ничего, поскольку захотел разобраться со всем сам, но посольку это Кудряш, то всё.... Так, как есть.
Ненадолго.
Сэра видит блеск в глазах Аллароса, говорящий либо о том, что он пьян, либо о том, что это дело его заинтересовало, либо и о том, и о другом одновременно.
В любом случае у Сэры было хорошее предчувствие, которое никогда её не подводило. Именно это предчувствие (вкупе с логикой и общей обстановкой мира) привело её в Инквизицию, которая стала значить для Сэры много. Вспоминая разговор с Алларосом в самом начале их пути, когда тот любопытствовал, откуда же она такая прекрасная взялась и где её дом, Сэра ответила максимально уклончиво. Ни место, где она родилась, ни место, где она росла, не являются её домом. Её дом - Инквизиция. Причём именно Инквизиция, не Скайхолд, не Убежище. Это странно. Сэра сама поражалась этой ненормальности в себе, но ничего не могла поделать.
- Меньше слов, больше дела! - на театральность тут претендовала только сама Сэра и то только ради того, чтобы позабавиться самой и развлечь Инкви. Но терять времени не стоило, прелюдии хороши только в сексе, а в остальное время нужно действовать быстро и решительно, девушке очень хотелось увидеть выражение лица Лавеллана.
И...
Инкви даже превзошел её ожидания. Сэра сама не заметила, как начала улыбаться. Без насмешливости, без излишне бурного веселья. Улыбается простодушно, искренне и тепло. Как улыбаются те, для кого чужое счастье приравнивается к собственному. Она просто рада, что смогла увидеть Аллароса таким, каким он был раньше, что он наконец перестал думать о всём дерьме, окружающим его, и просто хоть на мгновение получил счастливые эмоции.
- Принесешь Дагне букет цветов или какую-нибудь странную магическую хрень, - причём, второму Пипишка будет рада гораздо больше, чем цветочкам. Но если это заставляет Дагну улыбаться (пусть и слегка одержимо-маниакально), то почему бы и нет? Сэра постарается потерпеть.
Весело хмыкая, довольная тем, как всё чудесно складывается, Рыжая Дженни помогает своему другу управиться с новой штуковиной, прикрепляя на культю.
- Твоя личная Бьянка. Только круче! - Сэра усмехается и заговорчески подмигивает: - Варрику ни слова.
Они бы могли выйти и сейчас. Но что-то подсказывало эльфийке, что едва ли он дойдёт куда-то дальше временной резиденции. А если и дойдёт до цели, то даже прицелиться ни посохом, ни арбалетом, не сможет. Алкоголь - это вам не шутки. Хотя были времена, когда им приходилось выходить на дела вне зависимости от состояния. Но там выбора не было: или ты спасаешь мир, или умирай.
- Воу, полегче! Твой энтузиазм мне нравится, но сегодня мы напьёмся и максимум повесим чьи-нибудь портки на доску проповедника. - Сэра смеется и заказывает эль.- Нужно же обмыть обновку и просто побыть... нами. Не Рыжей Дженни и Инквизитором, а Сэрой и Алларосом.
[nick]Sera[/nick][status]was never an agreeable girl[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/a9340cc664b932dedb09d42b87a1f6f7/tumblr_opfp3yKwBd1rroxwxo3_400.gif[/icon][sign]
[/sign][sleep]Плохие вещи должны случаться с плохими людьми. Мы находим не таких плохих — может, в конце они будут не такими мёртвыми.[/sleep][tea]<a href="http://ссылка_на анкету" title="Рыжая Дженни"><b>Cэра</b></a>[/tea][fandom]Dragon age[/fandom]

+1


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » you are not alone [dai]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC