be active
need you
о, привет, ты уже слышал про дороги, уводящие в никуда, появляющиеся из ниоткуда? дороги, которые не всегда выйдет отличить от настоящих, дороги, которые раскиданы по всему миру.


ТЕМА НЕДЕЛИ: music

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Все случается в первый раз


Все случается в первый раз

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ВСЕ СЛУЧАЕТСЯ В ПЕРВЫЙ РАЗ
http://media.comicbook.com/2015/11/fortress-mortalkombat-157712.jpg
✁ ✄
Zmey Gorynych &  Clark Kent

Как-то раз, решив посетить свое тайное убежище - Крепость Одиночества, Супермен наткнулся на неожиданного гостя, который совершенно необъяснимым образом попал в арктические льды. Дракон! Или змей... Он назвал себя Змеем Горынычем. И он немного замерз. Встреча вышла не самая радушная, так как никого чужого Супермен не привык пускать на свою территорию и, тем более, в совершенно секретное место, спрятанное во льдах.

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

События происходят до смерти и последующего воскрешения Супермена. Мы верим, что завершится все благополучно.

+1

2

Зачем Горынычу понадобилось лететь в Арктику, не знал даже он сам. Захотелось и все тут. Змей жил достаточно долго, чтобы справедливо полгать, что не обязан объяснять свои желания не только другим, но и себе самому. Искать смысл в собственных поступках было уделом людей, привыкших видеть во всем какую-то глубокую причинно-следственную и настолько заморачивавшихся в ее поиске, что зачастую вместе с ней им удавалось отыскать еще и кучу психологических проблем, таких как депрессия, тоска и постоянное недовольство собой. В общем, люди сами придумывали себе неприятности, а Горыныч был избавлен от этой нелогичной особенности. Ему вполне хватало трех голов, вечно замышлявших что-то, чтобы еще думать о каком-то самоанализе и прочих выдумках коварных психиатров, норовивших углядеть во всем что-то плохое.
Не заботясь о том, как со стороны могло выглядеть его неожиданное путешествие, Горыныч в человеческом обличии на самолете долетел до Норвегии, а там под видом одинокого путешествия по горам и долам отправился к морю. Дождавшись ночи, он обернулся змием и, прижимаясь практически к самой поверхности воды, полетел на север, стараясь не попасться на глаза любопытным морякам, бороздившим на своих хлипких суденышках водные просторы. Другой, более серьезной проблемой были системы противовоздушной обороны, которые люди, словно безумные параноики, расставили по всему Земному шару в поисках ракет предполагаемых врагов. Увы, помимо ракет, вертолетов и самолетов-разведчиков хитрые локационные системы также обнаруживали и драконов, официально никогда не существовавших на свете, но тем не менее преспокойно продолжавших жить-поживать и всех доставать. Ну, вот Горыныч точно всех доставал.
Отлетев достаточно далеко от береговой линии, Змей нырнул под воду и продолжил свой путь вплавь, прячась от судов и надеясь, что рядом не притаились подлодки, встреча с которыми, учитывая зловредный характер людей, а особенно военных людей, могла тоже закончиться весьма плачевно. Хотя, конечно, его всегда могли принять за кита или другое крупное морское животное.
Иногда выныривая, чтобы оглядеться по сторонам, Горыныч упорно плыл к вечным льдам, периодически отклоняясь от выбранного курса, чтобы поговорить с белухами или шугануть стаю настырных рыб, не проявлявших нему достаточно уважения.
Блуждая по океану, Змей все же добрался до льдов, на которые отряхиваясь и недовольно фыркая вылез. На поверхности было так холодно, что стекавшие с него струйки воды быстро замерзали, превращаясь в ледяной панцирь, неприятно сковывавший движения. Горыныч злобно зарычал, подпрыгнул, едва не отломив кусок ближайшей льдины, заскреб когтями по чешуе и, повертевшись, медленным шагом двинулся вперед, деловито оглядываясь по сторонам и с презрением смотря на вальяжно развалившихся на снегу моржей. Впрочем, те отвечали ему тем же, видимо, не понимая, кто удостоил их своим визитом.
Идя по льдам, настолько толстым, что выдерживали даже его гигантский вес, Змей начал периодически зевать и сонно моргать. Видимо, арктический холод действовал на него самым удручающим образом – вызывал желание впасть в спячку, как то любили делать все рептилии, а также некоторые млекопитающие типа медведей и барсуков.
- Пф! – выдохнув облако белого дыма, недовольно фыркнул Горыныч, зло топнул передними лапами и поочередно выплюнул каждой головой по струе огня, оставившего глубокие подпалины в сугробах.
Так изрыгая пламя и сердито сопя, он дошел до ледяной горы, на которой углядел странный символ, похожий своей формой на ограненный бриллиант. Заинтересованно посмотрев на свою находку и решив, что где-то рядом могут скрываться несметные сокровища, Змей расправил крылья, облетел все вокруг и, вернувшись, принялся плевать огнем в скалу, норовя растопить ее. Ему понадобилось очень много времени, чтобы пробить в ней брешь, в которую Змей и поспешил влезть, не забывая дышать огнем во все стороны так, для профилактики и чтобы немного согреться.
- Ага! – довольно прорычал он, оказавшись в огромном зале и для острастки расплавив своим дыханием какую-то подозрительную панель.
Убедившись, что его никто не собирается атаковать, Горыныч обошел вскрытое убежище, критически оглядел статуи, изображавшие двух каких-то людей, сунул свои головы во все углы, но так и не нашел никаких драгоценностей. Трагически вздохнув, он лег посредине зала, решив немного передохнуть перед тем, как вновь выбраться наружу и отправиться в обратный путь. Две головы устало закрыли глаза, а третья, самая выносливая лишь чуть-чуть прикрыла веки, чутко вслушиваясь в малейший шорох, не веря в то, что таинственный хозяин пещеры может вернуться, но и не расслабляясь полностью. Кто-то же построил себе такие хоромы, кто-то же решил поселиться в вечном холоде.
- Человеки… - тихо прошипела первая голова, засыпая.
Человеки… - машинально откликнулась вторая, а вот третья предпочла замолчать, не встревая в бессмысленную беседу.
«Хочешь спать – не разговаривай», - мудро полагала она, опираясь на собственный опыт.
Отдых. Горынычу нужен был отдых. И Змей надеялся, что ему никто не помешает: ни самодовольные моржи, ни крикливые птицы, которые водились даже в вечных снегах.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

Отредактировано Zmey Gorynych (2018-02-17 16:48:41)

+1

3

Это было, вероятно, одно из самых удивительных приключений Супермена, хотя ему доводилось видеть гораздо больше, нежели всем остальным. Плюс ко всему это было совершенно необычайное стечение обстоятельств, которое можно было назвать разве что судьбой. Остается только понять, почему последний сын Криптона должен был встретиться именно с драконообразным существом по имени Змей Горыныч, имеющим сразу три головы и умеющим превращаться  в человека.
Началось все с того, что Кларк решил наведаться в свое тайное убежище, расположенное где-то в Арктических льдах. Крепость Одиночества — это настоящее произведение искусства, спрятанное в одном из отдаленных земных уголков, чтобы никто не сумел его найти. Лишь несколько человек знали о том, что у Супермена есть своеобразная штаб-квартира, являющаяся отголосками его несостоявшейся жизни на уничтоженном во время взрыва Криптоне.
Крепость представляла собой значительных размеров сооружение, сделанное отчасти изо льда, отчасти из металлов, некогда добываемых и используемых на Криптоне. Внутри находились «Зал славы», лаборатория, экспериментальный зал, специальная зона для тренировок Супермена, место для отдыха и кое-что еще. Здесь хранилось оружие, которое Кал-Эл мог использовать для защиты Земли, однако он никогда к нему не прибегал, как и к многим другим функциям крепости. В большинстве случаев база использовалась в качестве информационного центра. Крепость состояла из множества компьютеров, работающих абсолютно автономно друг от друга, но доступ к ним мог получить только Кал-Эл, так как многоуровневая система защиты была запрограммирована на его индивидуальное ДНК. Вернее, на ДНК дома Элов. Здесь Супермен искал ответы на вопросы о своей семье, планете,  врагах и других инопланетных существах, которые видели в Земле очередное завоевание или способ реализовать свои несбывшиеся стремления и удовлетворить эгоцентричные желания.
На этот раз Кларк отправился в крепость, чтобы узнать, могли ли другие жители Криптона спастись. Возможно, кто-то из них тоже попал на Землю? Задуматься об этом его заставили кое-какие сведения, которыми с ним поделилась его коллега по «Дэйли Плэнет» Лоис Лейн. Дело в том, что несколько десятилетий назад над планетой засекли странные космические возмущения. Все подумали, что это был астероид, но он так и не долетел до поверхности. Он просто испарился, словно его сбили с курса. Это произошло примерно в то время, когда сам Кларк попал в семью Кентов. Вероятность узнать что-либо об этом сводилась практически к нулю, но Кал-Эл все-таки решил попробовать, чтобы убедиться раз и навсегда — он остался один. Теперь уже точно.
Супермен приземлился у самого входа, в очередной раз осматривая величественное сооружение, которое могло выдержать практически любой силы удар. А если бы с ним что-то и случилось, Кларк уже знал, как его можно восстановить без особого ущерба. Об этом ему поведал Келикс еще в первые дни.
Это был не дом, а именно убежище. Дом Супермена находился в небольшом городке Смолвиле в штате Канзас. Кал-Эл вздохнул и вошел. Первым делом он попал в холл, где возвышалась статуя его родителей — Джор-Эла и Лары, державших в ладонях Криптон. Подняв взор, Кларк задержал его на сооружении искусных мастеров, после чего направился в главный зал, где находился основной компьютер.
Стоило Супермену переступить порог крепости, как к нему вылетел робот по имени Келикс, являющийся кем-то вроде дворецкого и секретаря. Он поприветствовал хозяина и спросил, не может ли ему чем-либо помочь. Кларк отрицательно покачал головой, не забыв поблагодарить дроида, после чего направился дальше… Внезапно он резко остановился, из-за чего Келикс практически врезался ему в спину. Слышалось чье-то сопение. Тяжелое. Грузное. В крепости находился посторонний.
«Но это невозможно… Система защиты… Келикс… Он бы мне сказал, что здесь кто-то есть… Если только его не перепрограммировали...» - Кларк подозрительно покосился на дроида, который смирно левитировал рядом.
Супермен поднялся в воздух и направился в главный зал. Стоило ему оставить позади холл со статуей родителей, как все встало на свои места. Одна из панелей была расплавлена. Видимо, поэтому система защиты и не сработала. Келикс же, скорее всего, не получил сигнала от главного компьютера.
«Что это такое?» - пронеслось в голове Кларка. Он подлетел ближе к странной горе, появившейся в его крепости. Опустившись на твердую поверхность, Супермен воспользовался своим рентгеновским зрением, чтобы внимательнее рассмотреть незваного гостя.
«Живое существо. Хладнокровное. С чешуей. И тремя головами...»
Вот сейчас действительно ему стало не по себе. Как мог посторонний просто пройти сквозь стену и воспользоваться его убежищем в качестве постели?  Пока Кларк рассматривал существо, он понял, что чувствует на себе чей-то взгляд. Видимо, не все три головы спали.
- Кто ты? - громко спросил Супермен, продолжая пристально следить за нарушителем спокойствия. - Что ты здесь делаешь? Как сюда попал?
В любой момент он готов был нанести удар своему противнику, если тот окажется опасен. Хотя… три головы, чешуя… Этого вполне достаточно, чтобы получить билет в один конец за пределы не только Метрополиса, но и Земли. Итак стало слишком много диких пришельцев для человечества.

+1

4

Горыныч уже почти уснул, когда услышал какой-то тихий противный звук, подозрительно похожий на человеческую речь, что казалось абсолютно невероятным, учитывая тот факт, что он находился в ледяной горе, расположенной на безлюдном Северном полюсе, идеальном убежище для того, кто не любил внезапных гостей, шумные компании и навязчивых коммивояжеров, вечно норовивших всучить своим несчастным жертвам вещи сомнительной необходимости.
Устало моргнув, Змей нехотя открыл глаза и чуть-чуть приподнял одну из голов, в то время как остальные две продолжали мирно спать, даже не догадываясь о появлении странно одетого, не боящегося мороза врага.
Неподвижно замерев, не спеша ни нападать, ни заводить разговор, Горыныч с любопытством рассматривал подкравшегося к нему молодого мужчину, зачем-то вырядившегося в яркий карнавальный костюм.
«Я где-то его уже видел. Только где?» - неотрывно наблюдая за предполагаемым противником, думал Змей, силясь вспомнить, кого тот ему напоминал. К сожалению, холод, усталость и привычка не придавать особого значения человеческим делам не позволяли ему это сделать. Так что после нескольких неудачных попыток провести параллель между таинственным незнакомцем и каким-нибудь значимым событием Горыныч сдался, решив выяснить этот момент непосредственно у своего загадочного посетителя, а если тот не ответит, то на всякий случай плюнуть в него огнем – так, для профилактики и поддержания уважения к своей персоне.
Змей нервно дернул правым крылом, оценивающе прищурился и недовольно вздохнул, выбирая язык, на котором собирался заговорить с человеком: английский, немецкий и китайский казались вполне подходящими и довольно распространенными, чтобы мужчина понял их, однако Горыныч все же не был окончательно уверен.
Облизнувшись, он хотел было попробовать для надежности смешать их в одной фразе, но подозрительный незнакомец решил начать диалог первым, задав ряд вопросов, ответы на которые были, по мнению Горыныча, вполне очевидны: Змей, лежу, вошел. Все так просто, но люди на то и были людьми, что любили все бесконечно усложнять.
- Вообще-то я тут лежу, - со всей возможной серьезностью пояснил Змей, поколебавшись пару секунд и все же выбрав американскую разновидность английского языка. – Еще и спал, пока ты не пришел и не разбудил меня, - осуждающе добавил он, сердито фыркнув и выпустив из ноздрей клубы белесого дыма. Остальные две головы, наконец заподозрившие неладное, резко открыли глаза и с удивлением уставились на «гостя».
- Ой! Это кто? Ты кто? – хором произнесли они, переглянувшись. – А… Понимаем… Человек! – вновь синхронно подытожили они, зевнули, продемонстрировав ряд острых клыков, и вытянулись вверх, замерев над собеседником.
- Как я вошел? – спокойно продолжила проснувшаяся первой голова, проигнорировав сонные замечания остальных. – Растопил стену. На ней был такой интересный значок с бриллиантом вот прям как на твоем костюме. Но бриллиантов здесь, увы, нет. Хочешь, сам убедись, - добродушно посоветовала она, вполне закономерно решив, что незнакомец тоже мог интересоваться сокровищами. А иначе зачем еще ему было забираться в эти бескрайние холодные снега?
- А ты кто такой-то будешь? – окончательно проснувшись, поинтересовалась левая голова. – И зачем ко мне пришел?
- И почему с криками не убегаешь? Ты мне кажешься знакомым. Я тебе раньше угрожал? – помедлив, добавила правая, настороженно принюхиваясь. – Не помню.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

Отредактировано Zmey Gorynych (2018-02-20 23:34:55)

+1

5

Когда ты один из двух последних выживших жителей Криптона, то кажется, что удивить уже чем-либо очень трудно. Самое большое потрясение Кларк испытал в тот момент, когда понял, что не последний сын своей родной планеты. Появление на Земле Кары Зор-Эл навсегда перевернуло его жизнь. Внезапно оказалось, что у него есть сестра, пусть и двоюродная. Она была частью семьи, поэтому теперь он вовсе не одинок. Ни один монстр, пришелец или безумное творение безумного гения не могли поразить Кал-Эла больше, чем внезапно найденная младшая кузина, которая в принципе была старше него, но из-за некоторых космических недоразумений застрявшая в Фантомной зоне на тридцать лет, что привело к определенным изменения возрастных категорий в рамках их необычной семьи. Теперь же трехглавый дракон в чешуе во льдах уже не казался очень уж поразительным событием. Нестандартным и странным — да, но не более. Если, конечно, он вдруг не окажется их с Карой родственником, которого заколдовал какой-нибудь волшебник или над которым ставили эксперименты на том же Даксеме, например. Все они там сумасшедшие, если верить Каре. Хотя... она явно была не слишком хорошего мнения о даксамитах, поэтому вряд ли в ее понимании они могли проводить научные эксперименты. Слишком недалекие и глупые.
Незваный гость производил не самое благоприятное впечатление на Кларка. Его нахальная серьезность раздражала, а возмущенный тон провоцировали Супермена первого вступить в бой. Однако он сдерживал свои низменные порывы. Вдруг во всем происходящем имелся некий высший смысл. Может, странное существо принесло какие-то важные сведения с других планет? Что если это своего рода посол? Тогда понятно, почему он нашел Крепость Одиночества. Инопланетные сканеры вполне могли обнаружить криптонитовый след, который вел сюда.
«Человек… Он думает, что я человек… Хорошо, пусть так все и останется. Ему необязательно знать все о моих силах… Но раз он не знает, что я с Криптона, значит он не искал специально ни меня, ни Крепость. Выходит, он здесь случайно… Или же просто-напросто претворяется...»
Кларк ничего не мог сказать наверняка. Он просто размышлял и старался проанализировать странную ситуацию и определить мотивы, коими руководствовался его гость. Все три головы дракона умели разговаривать. Причем одна дополняла другую, хотя все они задавали ему встречные вопросы, отказываясь отвечать на те, что уже прозвучали в воздухе. Это совершенно не понравилось Кал-Элу. Он начинал видеть в существе врага, который посягнул на его территорию, личное пространство, частную жизнь.
- Это мое место, - проговорил Кларк, подходя ближе к дракону. - Ты ворвался в мой дом и уничтожил мою систему безопасности, поэтому либо отвечай на мои вопросы, либо уходи. Я дважды предлагать не стану!
Крепость Одиночества — тайное убежище, куда никому нельзя входить. Это свой особенный мир, часть погибшего Криптона. Сюда ступает лишь нога избранного. Тайны на то и называются тайнами, чтобы они скрывали от окружающего мира некоторую часть жизни. Это была тайна Супермена. Вопрос в том, насколько много можно скрыть, дабы не перейти через тонкую границу лжи и вранья, откуда выкарабкаться будет уже невозможно. У всех подобное начинается достаточно просто — они не говорят всего, считая, что некая часть жизни должна оставаться вне зоны досягаемости других. И именно в этот момент возникает парадокс — если не сказать никому, в чем именно заключается тайна, то она перестает быть тайной и становится сокрытием, которое постепенно порождает за собой ложь, способную уничтожить любые, даже самые теплые отношения. На данный момент всего двое знали, в чем заключен особый смысл Крепости. Никто не имел права сюда входить без разрешения. Это было совершенно особое место, хранилище, способное некоторым дать силу и власть. Любое проникновение в эти стену считалось нарушением и потенциальной угрозой для всей Земли.
- Мне сосчитать до пяти, чтобы ты навсегда покинул это место? - произнес Кларк, чтобы несколько поторопить чешуйчатого гостя и дать ему понять всю серьезность своих намерений. Возможно, поведи себя дракон иначе, разговор их тоже сложился бы иначе, однако он явно не умел вести дипломатические переговоры. А еще не понимал, с кем именно связался. Кларк был не просто человеком, поэтому помериться силами с трехголовым другом не отказался бы, учитывая, что перевес с легкостью мог оказаться на его стороне. Другое дело, что он бы не стал сознательно слишком сильно портить Крепость, в то время как дракон легко растопит половину льда, после чего оголит все системы и переплавит их в большой шар из металла, резины и других веществ.

+1

6

Горыныч искренне не понимал, почему мужчине не понравились его объяснения, ведь он честно ответил на все (ну, ладно, на почти все: но имя-то не в счет, верно?) вопросы, подробно расписав, как все произошло. Возможно, человек (если это был, конечно, он, потому что люди, насколько помнил Змей, не имели привычки селиться в айсбергах) ожидал какого-то более пространственного и имеющего глубокий скрытый смысл рассказа, которого у Горыныча не было. Он случайно наткнулся на ледяной дворец, случайно заметил странный символ на его внешней стене. Не было в этом событии ни злого умысла, ни никакого специально разработанного и многократно продуманного плана. Змей даже не знал, как звали стоявшего перед ним «человека».
- Чего ты такой злой? – выдохнув клубы дыма, недовольно спросил Змей, неодобрительно поглядывая на своего собеседника. – Я не знал, что тут кто-то живет. Даже предположить такого не мог. Здесь же лед кругом и холод дикий, даже внутри, - он неохотно поднялся на лапы, дернулся, отряхиваясь, и вновь обратился к сердитому незнакомцу. – Я думал, что это сокровищница или могильник, как степные курганы, в которых драгоценности еще иногда прячут. Так что прости, я не специально. Ну… - он замялся, понимая, что произнесенное утверждение должно было прозвучать несколько неправдоподобно, учитывая расплавленную стену и несколько подпалин, которые Горыныч, задорно носясь по залам и плюясь пламенем во все стороны, оставил внутри необычного жилища. – Ну… - осторожно продолжил он. – Ну, то есть я специально сломал стену, но я не думал, что рушу чей-то дом. Ты бы хоть табличку какую оставил, а то вот как я должен был догадаться, что сюда лезть не стоит? – Змей возмущенно фыркнул и неспешно направился к проделанной пробоине, громко цокая длинными когтями по ледяному полу.
Хоть со стороны он казался самоуверенным и непомерно горделивым, на самом деле, был несколько пристыжен, потому что одно дело взламывать чужую сокровищницу, а другое – рушить чей-то дом. Последнее было как-то уж совсем по-варварски. Нет! Конечно, Горыныч в былые времена не раз сжигал людские селений, уничтожая десятки домов и хозяйственных построек вместе с их хозяевами, но те люди сами на это напрашивались своим неуважительным отношением к его семье и бесконечными попытками отнять земли, на которых исконно жили змии. А теперь получалось, что он сам стал наглым захватчиком, ввалившимся в жилище «человека», который даже не успел ему ничем навредить. Как-то это несправедливо было: поселившийся во льдах мужчина даже драгоценные камни нигде не прятал, чтобы заслужить такое нападение.
Практически дойдя до разлома в стене, Горыныч печально вздохнул и, остановившись, резко развернулся, задумчиво уставившись на «человека», размышляя над тем, стоит ли извиняться и, если стоит, то как это лучше сделать.
- Эй! Послушай! – неуверенно начал он. – А можно я тут немного посижу? Я не буду тебе мешать! – в подтверждение своих слов Змей одновременно отрицательно помотал всеми тремя головами. – Снаружи очень холодно, а я устал. Я отдохну и уйду. Я могу даже стену тебе потом обратно завалить. Если насыпать снега, подышать на него дымом, то получится лед, а снаружи можно и огнем шлифануть. Все будет, как новое, вот увидишь, - примирительно предложил он и выжидающе уставился на мужчину, все так же продолжавшего разгуливать в подозрительно легкой одежде.
«Он точно не человек, а то умерз бы давно!» - про себя решил Горыныч, однако не стал озвучивать свое предположение: каждый имел право скрывать свои тайны от других.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

+1

7

Кларк совершенно не понимал, что происходит. Полная картинка событий никак не могла выстроиться в его голове. Так враг ему трехголовый дракон или нет? Случайно он попал в Крепость Одиночества или нет? Хотел напасть или прятался? Супермен несколько успокоился. Он приложил ряд усилий, чтобы вернуть трезвость своим размышлениям и прислушаться к словам своего незваного гостя. Если он самый настоящий дракон, то это удивительно! На Земле подобных существ считали сказочными тварями. Скорее всего, он вовсе не земной, а прибыл с другой планеты. Вероятно, о нем никто не знает. Или мало кто знает, потому что о подобной находке обязательно заговорили бы в средствах массовой информации. О этом Кларк знал не понаслышке, а из собственного опыта, так как работал репортером. Есть вещи, о которых никто не должен знать. Секреты, которые должны оставаться секретами. Мифы, не терпящие того, чтобы их разрушили. Если бы все тайны становились явью, то мир уже давно погряз бы в суевериях и предрассудках. Хотя, он уже это сделал. Однако появление дракона стало бы знаменательным событием, которое не пропустил бы ни один канал.
«А ты не такой уж и злой… и вовсе не такой уж и страшный...» - подумал про себя Кал-Эл, наблюдая за трехглавым существом, направившимся к выходу. Его головы как-то поникли, что совершенно не понравилось Супермену. В нем сразу же заговорило чувство вины. Это было не совсем логично, потому что у Кларка не имелось ни одной причины доверять взломщику, но и лишать его шанса он не имел права. У каждого должна иметься возможность объясниться и попытаться исправиться в глазах других. Так почему Кал-Эл решил лишить данной возможности своего незнакомого посетителя?
- Ты можешь задержаться, - проговорил медленно Кларк, продолжая неотрывно наблюдать за своим гостем. - Но назови себя. Кто ты? Куда ты направлялся? Откуда пришел? Как твое имя? Я не могу находиться в одном помещении с тем, о ком ничего не знаю.
С трудом верилось в то, что Кал-Эл действительно решился на этот шаг. Он мог бы выгнать существо и все, но чувство справедливости не позволило ему поступить подобным образом. Это было бы нечестно. Все-таки он верил не только в людей, но и в пришельцев тоже. Не все они плохие. Вот он же совсем не злой криптонец, как и его сестра, собственно говоря. Может быть, в драконе они обретут друга… Если тот не решит уничтожить Крепость и Супермена вместе с ней. Кто знает, возможно, в прошлом у этого дракона и имелись некие грехи, однако в настоящем он мог измениться. Прошлое — это субъективное понятие, которое не имеет особого физического воплощения. Это лишь история, рассказанная теми, кто был ее свидетелем. С каждым днем она становится все дальше, приобретая некоторые расплывчатость и туманность. Прошлое — это, прежде всего, человеческие воспоминания, которые имеют свойство меняться с течением времени, под давлением новых событий, происходящих в жизни. Нельзя верить субъективным рассказам о прошлом, так как людям свойственно идеализировать собственную историю и собственные поступки. Проще просто взять и забыть, правда, подобное умение дано не каждому. Прошлое делает человека тем, кто он есть в данный момент времени. Если стереть из подсознания все те эмоции, которые его связывают с днями минувшими, то можно получить абсолютно чистый лист, готовый биться до самого конца, до поражения, до гибели, которая ожидает в конце тоннеля.
- Я позволю тебе остаться в качестве гостя, - добавил Супермен, подходя ближе к трехглавому существу. - Но в обмен мне нужны твои честность и откровенность. Если я пускаю тебя в свой дом, то я хочу знать, с кем имею дело, нужно ли мне опасаться тебя. Если ты враг мой, то скажи мне об этом сразу. Так будет правильнее всего.
В каждом есть нечто плохое. Думаете, все рождаются однозначно плохими или хорошими? Отнюдь нет. В каждом в разной степени заложено добро и зло. Вопрос в том, какая сторона одержит победу. Однако и здесь вряд ли стоит говорить о таких субъективный вещах, как отрицательное и положительное. Есть как первое, так и второе. Просто необходимо найти баланс между своими собственными эмоциями и чертами характера, чтобы суметь создать ту самую "Золотую середину", которая бы продемонстрировала все качества личности в их полной мере, раскрасив всевозможными цветами радуги. Кларк никогда не считал себя идеальным человеком. Хотя бы по той простой причине, что он никогда таковым не являлся. В нем всегда были сосредоточены те отрицательные эмоции, которые проявлялись в виде ложных представлений об окружающем мире. Просто он не позволял им в определенные периоды жизни вырываться на передний план. И сейчас он хотел поступить правильно, по совести и чести, а не исходя из собственных поспешно сделанных выводов.

+1

8

Когда человечек все же разрешил ему остаться, Горыныч чуть не подпрыгнул от радости, с невероятным трудом сдержав свой легкомысленный порыв: все же он был взрослым змием и такие проявления чувств для него были бы неуместны.
Поспешно улегшись на пол и всем своим видом показывая, что не намерен никуда больше двигаться, раз уж его передумали прогонять, Горыныч с любопытством уставился на своего нового знакомого, продолжавшего задавать какие-то странные вопросы, смысл которых упорно ускользал от Змея, не понимавшего, каких же ответов ждал от него мужчина.
- Между прочим, я тоже о тебе ничего не знаю, - недовольно пробормотал Горыныч, но тут же поспешно замолчал, решив лишний раз не нервировать человека. В конце концов, тот имел полное право возмущаться, ведь именно к нему в дом вломились без спроса, а не наоборот. – Ну… Я… - Змей задумчиво почесал когтями передней лапы среднюю шею. – Я змий, но вряд ли тебе это что-то скажет. Судя по твоему языку, ты не из тех мест, где мы обитали, так что вряд ли сможешь понять, - он устало выдохнул, выпустив из ноздрей клубы белесого пара. С людьми всегда все было так непросто. Им вечно было что-то нужно: пространственные объяснения, скрытые мотивы, великие причины. Они почему-то не могли принять жизнь такой, какой она была – простой и бесхитростной, полной удивительных совпадений и невероятных случайностей. – Я – Змей Горыныч. Это у меня имя такое, - помедлив, добавил он, на всякий случай пояснив свой ответ: а то вдруг мужчина нашел бы, к чему придраться, и вновь рассердился бы. Ссориться Змею сейчас очень не хотелось, ведь он так редко говорил с людьми в своей настоящей форме, да и то они обычно орали, убегали и просили их не есть, а тут вполне приличная беседа, где никто никого не боялся. Необычно, конечно, но очень интересно и даже занимательно. Человек в карнавальном костюме, живущий в вечных льдах, - такого Горыныч еще не видал, а потому был крайне заинтригован.
- Я прилетел из Норвегии и направлялся на Северный полюс, потому что решил, что это будет здорово. Знаешь ли, я очень люблю путешествовать, - не сводя немигающего взгляда с мужчины, осторожно произнес Змей. – Но живу я не там, - подумав, уточнил он, подозревая, что заданный вопрос мог быть не так прост, как ему казалось. Люди всегда все усложняли, а еще порой не слишком внятно выражали свои мысли. Их было так трудно понять. Горыныч печально вздохнул.
- Нужно ли тебе опасаться меня? – внимательно глядя на собеседника, несколько растеряно продолжил он, потому что сам не знал, что ответить на столь диковинный вопрос. – Ну… - неуверенно протянул Змей, замолчал, вытянул головы в стороны, внимательно оглядел себя под разными углами, не забывая одновременно не выпускать из поля зрения странного человечка, выдохнул из ноздрей струйки дыма и вновь повернулся к мужчине. – А ты разве не заметил, какой я большой и страшный? Меня все боятся! – гордо произнес он, выпятив вперед грудь. – Это совершенно естественно! Так уж заведено, - он поочередно кивнул всеми головами и деловито облизнулся. – Но если ты спрашивал про то, собирался ли я на тебя нападать, то ответ будет отрицательным. Нет, конечно, если ты первым начнешь драку, то я без малейших раздумий вступлю в бой, - Горыныч спокойно пожал плечами, показывая свою решимость незамедлительно постоять за себя в случае угрозы. – И я не знаю, враг ли тебе, потому что не знаю, кто ты такой. У меня пока нет причин намеренно вредить тебе, но вдруг ты нападал на моих братьев или причинил зло кому-то из моих друзей, то я же об этом узнаю, и тогда мы точно станем врагами, - глубокомысленно заявил Змей. – Может, ты теперь представишься? – аккуратно предложил он. – И не мог бы ты выражаться как-то яснее, а то твои вопросы сбивают меня с толку. Я тебе нормально отвечаю, а ты постоянно чем-то не доволен, - не выдержав, попросил он. – Знаешь, у меня три головы, но так, как думаете вы, люди, я до сих пор ничего не пойму. И… о! – он поднял переднюю лапу и указал ей куда-то в сторону потолка. – И предупрежу сразу: про меня нельзя никому рассказывать. Я не разрешаю.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

Отредактировано Zmey Gorynych (2018-02-25 13:57:59)

+1

9

Никому не дано знать, что ждет его впереди. Возможно, какое-то удивительное путешествие или же не менее удивительная встреча. Направляясь сегодня в Крепость, Кларк определенно не думал знакомиться со странным существом: то ли инопланетным, то ли нет. Может быть, все происходящее — это просто сон. Плод больного воображения, которое слишком устало, чтобы видеть реальность. И тогда все разговоры станут просто фантазией. Они перестанут быть жизнью. Как жаль. Как жаль! Невозможно всегда получать то, чего хочешь. Нельзя просто окунуться с головой в жизнь и забыть о факторе случайности, согласно которому мир и покой однажды рухнут, обрушатся на голову тяжелыми булыжниками, выбивая из колеи. У Кларка были совершенно иные планы, которые в итоге резко изменились, так как в ближайшее время Супермен не был намерен покидать свое убежище. Собственно говоря, как и его незваный гость, из-за действий коего пострадала система охраны.
«Нужно сказать Келиксу, что нам следует поставить еще несколько барьеров, помимо защищенного доступа к компьютерам...» - подумал про себя Кларк, смотря на дырку в том месте, где ранее находилась стена. Вернее, часть корпуса Крепости.
- Змей Горыныч, - повторил вслух Кларк, чтобы убедиться в правильности услышанного. - Раз ты представился, теперь моя очередь. На Земле многие меня знают под именем Супермена. Я родом с планеты Криптон, которая была уничтожена много лет назад. Мне чудом удалось спасти. А ты откуда прибыл сюда? С какой ты планеты?
Не верилось Кларку, что Змей Горыныч мог быть уроженцев планеты Земля. Конечно, существовали исключения в виде металюдей, но подобного рода существ ему еще не доводилось видеть. Только если они инопланетяне, прибывшие на планету либо в поисках убежища, либо ради завоеваний.
В целом дракон вел себя достаточно дружелюбно и почти вежливо. Он лежал и мотал тремя своими головами в разные стороны, то и дело задумчиво запрокидывая одну из них назад. Кларк внимательно рассматривал его. Он даже применил свое рентгеновское зрение, дабы понять, действительно ли его новый знакомый — существо биологического происхождения. Как оказалось — да. Ситуация становилась все более странной и одновременно интересной. Вряд ли кто-либо поверит Кал-Элу, если он расскажет, то встретился с настоящим драконом, который умеет выпускать изо рта пламя.
- Меня тоже боялись, - ответил Супермен. - Боялись, потому что я не такой, как все. Людям свойственно страшиться того, чего они не знают. Однако я тебя не боюсь. Я не хочу вступать с тобой в бой и сражаться, но это не значит, что я боюсь. Мне многое доводилось видеть...
Змей-путешественник. Кара определенно захотела бы с ним познакомиться. Такое не каждый день встречается на пути. Человек склонен совершать глупые поступки. Довольно часто вполне разумные и адекватные люди по тем или иными причинам совершают те или иные ошибки. Иногда эти ошибки приводят к чему-то стоящему, а иногда разрушают уже сложившуюся жизнь. Кларк был рад, что поборол в себе чисто человеческое желание напасть на Змея до выяснения всех обстоятельств. Он сумел одолеть свою вторую натуру и прислушаться к голосу разума.
- Я обещаю хранить твою тайну, Змей Горыныч, - серьезно проговорил Кларк. - Но ты должен хранить мою. Место, где мы сейчас находимся, называется Крепость Одиночества. Это мое тайное хранилище, убежище и корабль одновременно. Мне бы не хотелось, чтобы кто-либо знал о нем, – он замолчал и задумался. - И, нет, я не вступал во вражду ни с кем из представителей твоей расы. Я впервые вижу подобных существ, похожих на драконов. Как я уже говорил, мне доводилось многое видеть, в том числе и представителей инопланетных рас, однако такого, как ты, я встречаю впервые в своей жизни.
Людям свойственна скрытность. Мало кто в первую же беседу поведает незнакомцу свои тайны, посвятит во все уголки своих чувств и эмоций. Если, конечно, этот человек не пьян в стельку и не сидит в баре в шести кварталах от дома, даже не пытаясь подняться со своего стула. Выстраивая стены, каждый по-своему пытается отгородиться от внешнего мира, который медленно разрушает личность своим неутомимым давлением, схожим с силой ударного давления. Но именно сейчас Кларку следовало оставаться откровенным, так как лишь в обмен на собственную честность он мог получить честность Змея Горыныча, который не стремился рассказывать о себе слишком много. Видимо, он действительно давно живет в среде людей, раз впитал их стремление отгородиться от всех и скрывать свою сущность.

+1

10

То, что произошло дальше, было совершенно, абсолютно неожиданно. Подобная нелепость даже не могла прийти Горынычу в голову, хотя голов-то у него было целых три, а посещавшие их идеи не всегда отличались здравомыслием и адекватностью.
Инопланетянин! Его, бесподобного, успевшего «засветиться» в множестве славянских былин и сказок Змея, считали инопланетянином! Более того, сам странный человечек оказался пришельцем, прилетевшим на Землю с какой-то далекой-далекой планеты, настолько далекой, что ее название Горынычу ничего не говорило.
- Фух! – пораженно фыркнул Змей, старательно принюхиваясь, пытаясь уловить в запахе, исходившем от Супермена, нечто такое, что могло бы свидетельствовать о его внеземном происхождении, но ничего подозрительного не обнаружил. Пах его новый знакомый очень даже по-человечески, да и выглядел тоже, только вот холода совсем не боялся.
- Фр! Фш! – наклонив пониже головы, усиленно запыхтел Горыныч и с такой силой втянул в себя воздух, что алый плащ, украшавший костюм Супермена, резко взметнулся вверх, словно решил улететь без своего хозяина.
- А не похож! – опять не найдя ничего странного, с некоторой долей сомнения протянул Змей. – Так и должно быть? Не то чтобы я очень разбираюсь в пришельцах. Честно говоря, ты первый, что попался мне на пути, но… - Горыныч, осторожно перебирая лапами по льду, подполз чуть ближе, нисколько не скрывая своего интереса. В конце концов, никто не заставлял не человека признаваться в своем необычном происхождении.
- Зато я теперь понял, где тебя видел! Тебя как-то раз по телевизору показывали, а еще твой костюм продается в магазинах с масками и прочими штуками для карнавалов, - довольно оскалившись, поделился своим «неожиданным» открытием Змей.
- Да-да! – утвердительно кивнув, деловито откликнулась левая голова, почти вплотную приближаясь к мужчине.
- Ой! А если это твой корабль, то я его совсем поломал, да? – дернувшись, громко произнесла правая голова, наконец-то полностью осознав свою вину. – Я не хотел. А вдруг его еще можно как-то починить? – с надеждой спросила она. – И, конечно, я никому ничего не расскажу. Мне и говорить-то особо не с кем. Это как-то не та вещь, которую можно с кем-то обсудить.
Горыныч грустно вздохнул, синхронно обернулся всеми головами на пробоину в стене и опять виновато посмотрел на Супермена, волею судьбы навечно застрявшего на чужой планете. Змею его было немного жаль.
- Если хочешь, то поживи у меня, - смущенно предложил он. – Ну… если с дырой ничего не выйдет. Тут, наверное, просто льдом завалить не получится, - грустно добавил он, чувствуя себя примерно так же, как тогда, когда случайно в детстве, играя с братьями в догонялки, подпалил сухой лес. Ох и досталось же ему за это от отца!
- Но ты ошибаешься! – помедлив, осторожно начал он, вспомнив, пожалуй, про самый важный вопрос своего нового знакомого. – Я не прилетал ни с какой планеты. Я и в космосе-то никогда не был. Я родился за Земле почти две тысячи лет назад. А мои предки жили здесь еще до того, как люди научились строить большие города. Если уж и считать кого-то пришельцами, то, скорее, людей, а не мой вид. Мы старше. Только вот люди стали очень быстро размножаться и выгнали нас сначала из лесов и гор, а потом и вовсе стали уничтожать беспощадно. Нас осталось очень мало, и мы вынуждены скрываться, если хотим выжить. Это все очень трудно.
Змей тяжело вздохнул, подняв вокруг себя облака ледяной пыли.
- Змии, драконы, гидры, василиски. Мы не сказки, нас веками убивали и преследовали. А теперь мы стали мифом, плюшевыми игрушками для капризных человеческих детишек и героями глупых мультиков, - с бесконечной тоской в голосе произнес Горыныч. – Мы прячемся, потому что у нас такое правило. И если ты меня раскроешь людям, то я буду вынужден тебя съесть, - внимательно посмотрев на Супермена всеми тремя головами, предупредил Змей. – Мне, конечно, нравится с тобой общаться, но сам понимаешь… - поскольку рук у него не было, то он раскрыл крылья и развел их в стороны, едва не задев стены. - Это ты герой для человечества, а я злой монстр, который жег города и стада коров воровал. Мне нужно оставаться легендой.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

+1

11

Кажется, Змею Горынычу не очень понравились вновь полученные сведения о том, что Супермен был вовсе не землянином, а самым настоящем пришельцем-криптонцем. Он усиленно пытался найти некие доказательства словам Кларка, однако вряд ли у него бы получилось. Распознать жителя Криптона можно лишь по его удивительным способностям на Земле, которые он получается благодаря желтому Солнцу или отрицательному влиянию криптонита. Однако Змей пытался найти нечто неуловимое  запахе Кал-Эла. Было даже немного смешно, как он фыркал и удивлялся. Запах ничего ему не даст, разве что покажется приятным из-за быстрого и усиленного выделения феромонов (опять же все благодаря желтому Солнцу Земли).
- Многие думают, что я простой человек, - согласно кивнул Кларк, наблюдая за подкравшимся к нему Змеем. - И… Да… Вроде как меня кто-то мог видеть по телевизору, как ты сказал… Этот костюм вовсе не карнавальный. Он помогает мне выполнять свою миссию, а знак на нем является символом дома, к которому я принадлежу, пусть никого из моей семьи уже и не осталось в живых.
Удивительно, что новый знакомый Супермена никогда ранее не встречал пришельцев, учитывая его собственную уникальную и неповторимую сущность. Хотя вряд ли многие могли похвастаться своим знакомством с жителями других планет, учитывая, насколько тщательно те стараются прятаться под человеческой личиной, если, конечно, не хотят захватить Землю и сделать ее своим новым вассалом. Удивительно, как много трудностей выпадает на долю небольшой планеты в небольшой солнечной системе. Вероятно, самому Кларку предстоит узнать еще много нового и интересного о своем втором доме.
- Его можно починить, - успокоил Кал-Эл своего гостя. - Автоматическая система восстановления включится сразу, как только заработает охранная. Это инопланетные технологии, поэтому никто не может их найти во льдах, - на секунду Кларк задумался снова. - Ты стал одним из первых, кто случайно нашел мое убежище и расплавил именно ту панель, которая отвечает за систему охраны. Видимо, мне стоит немного изменить ее, чтобы больше такого не повторилось… Даже случайно.
Было очень неожиданно, что Змей предложил Супермену пожить у него. Это действительно странно. У Кларка имелся дом. И не один. Крепость оставалась лишь частью его второй жизни в качестве героя и напоминания о семье, которую он никогда не знал. Однако это предложение окончательно развеяло все сомнения, какие имелись у Кал-Эла в отношении его нового знакомого. Он не враг. Не хотел убить его. Не хотел ничего выведать. Осознание данного факта принесло облегчение Кларку. Конечно, о полном доверии речь не шла, но можно было не опасаться западни или ловушки.
- Спасибо за предложение, - кивнул в знак благодарности Супермен. - Мне есть, где жить. Я много лет провел на Земле. Я здесь вырос. И отнюдь не во льдах Антарктики.
Удивительно! Потрясающе! Устрашающе! Две тысячи лет истории Змеев Горынычей, которые некогда населяли Землю. О таком Кларк не слышал. Если, конечно, Змеи не являлись одновременно теми самыми драконами из старых детских сказок. Иногда Кал-Эл забывал, какая долга история у этой планеты, потому что ему она казалась молодой, а люди совершенно неопытными и неумелыми. Того же мнения придерживалась и Кара, которая видела, на каком уровне развития находился их родной Криптон, чего он достиг.
Кларк не стал уточнять тот факт, что Змей вряд ли сможет его съесть. Да и сжечь не получится. Это будет страшная битва, если они однажды в нее вступят, чего сам Супермен предпочел бы избежать. Он верил в справедливость и торжество словесного диалога, применяя силовые методы лишь тогда, когда это становилось действительно необходимым условием спасения чьих-то жизней.
- Это предрассудки, - покачал головой Кал-Эл. - Если ты покажешь миру, что готов встать на его защиту, люди поверят в тебя. Не сразу. Это будет долгий пусть, однако ты сможешь им доказать, что все меняется. Люди часто забывают тех, кто им помогает. Думаешь, я всегда был для них героем? Меня боялись. Меня преследовали. Меня пытались осудить и отдать властям. Меня использовали в качестве разменной монеты и предавали. Но я верю, что люди просто не понимают, ради чего стоит жить. Им нужно показать, что они лучше, чем думают о себе. Их необходимо вдохновить, а в чудеса они все еще стремятся верить, как никто.

+1

12

Люди. Люди. Люди. Ему никогда было не понять их. Предположительно потому, что они мыслили неверно и очень ошибочно, а еще почему-то наивно полагали, что раз кто-то им не враг, то обязательно должен стать другом, самозабвенного отринув мрачное прошлое и наплевав на собственные интересы. Альтруизм – очень удобная штука для тех, кто хочет, чтобы им безвозмездно помогали, но крайне неприятная для того, от кого ждут проявления этого светлого, доброго и т. д.  и т. п. чувства.
Горыныч устало вздохнул, выпустив из ноздрей клубы пара, и, внимательно глядя на инопланетянина, видимо, из-за своего длительного пребывания на Земле заразившегося пагубными человеческими идеями, отрицательно покачал головами, показывая, что подобная затея ему совсем не по душе.
- А почему я должен им помогать? – осторожно попятившись назад, недовольно спросил Змей, неотрывно смотря на своего собеседника, оказавшегося тем самым великим героем, о котором говорили в последнее время практически все люди. – Почему я должен помогать тем, кто отнял у меня и моих братьев земли, тем, кто уничтожил мое гнездовье, назвал кровожадным чудовищем, а когда я попытался защититься и отплатить той же монетой, то возопил о милосердии? В чем смысл? – Горыныч презрительно фыркнул и неспешно сложил крылья за спиной. – Добром за зло – это не мой путь. Достаточно уже того, что я не объявляю им бесконечную вендетту. Я, конечно, погиб бы в ней, но смог бы забрать с собой тысячи чужих жизней, - он злобно оскалился, невольно возвращаясь к размышлению о том пути, от которого в какой-то момент благоразумно отвернулся, поняв, что месть не принесет ничего хорошему никому из противоборствующих сторон: ни змеям, ни людям.
- Они уже достаточно долго живут на свете, чтобы научиться защищаться самостоятельно, а если нет, что ж… - он неловко дернул плечами и резко стукнул хвостами по ледяному полу, с трудом сдерживая свое раздражение: затронутая мужчиной тема была слишком болезненной, чтобы вот так просто ее обсуждать. – История знает множество примеров, когда беспомощные виды вымирали. Естественный отбор, как сказал бы Дарвин, - Горыныч оскалился, пытаясь усмехнуться, но это у него не особо вышло: при помощи мимики выражать свои эмоции в настоящем обличии было намного труднее, чем в человеческом. – Это их выбор или их судьба. Пусть сами за себя отвечают, - он вновь пояснил свою позицию, все же не надеясь, что Супермен поймет. Змей слишком долго безрезультатно пытался объясниться с человечеством, чтобы сейчас испытывать хоть какие-то иллюзии или надежды на этот счет: люди всегда остаются при своем, на их взгляд, единственно правильном мнении.
- И я не понимаю, что заставило тебя встать на их защиту, - помедлив, осторожно произнес Змей, несколько смягчившись и решив не развивать опасную тему: нажить нового врага он не хотел хотя бы потому, что у него и так было предостаточно недругов. Две тысячи лет жизни, как-никак, имели и отрицательные моменты. – Почему ты решил охранять их? – Горыныч вновь повторил свой вопрос, не то чтобы его очень волновала мотивация нового знакомого, но для общего развития и образования было бы неплохо ее узнать и по возможности понять.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

+1

13

Некоторые события могут со стремительной скоростью выбить из колеи рутины и повседневности. Они вырывают почву из-под ног. Лишают кислорода. Заставляют задыхаться. Бьют по тебе, словно ты боксерская груша и висишь в каком-нибудь спортивном центре лишь для того, чтобы тебя постоянно избивали. Не все трудности человек может преодолеть, часть действительно имеет столь могущественную силу и власть, что она способна сломить истинного героя и самого самоотверженного из всех ныне живущих. В чем-то Змей Горыныч был прав. Однако нравственные ценности Кларка не позволяли ему следовать пути его нового знакомого. Люди пытались многое сделать с Суперменом, но все это они делали лишь от страха за собственную жизнь. Их нужно понять и простить. Иначе зачем вообще вести эту бесконечную борьбу, которая все равно никогда не завершится?
- Прощение, я научился прощать людей за их поступки, поэтому во мне все еще живет надежда, - чистосердечно признался Кларк. Ему нечего было скрывать. Он всегда действовал согласно собственным принципам. - Я считаю, что умение прощать спасает нас самих. Оно не позволяет погрязнуть нашей душе в ненависти, жестокости, презрении и жажде мести. Оно ведет нас вперед, учит жить правильно. Я мог бы о многом вспомнить, но сейчас для меня ничто из прошлого не имеет значения. Людям нужен стимул, чтобы найти в себе лучшие качества и показать их остальным. Им нужен толчок. И даже если однажды по их вине я погибну, я никогда не пожалею об этом. Я умру ради благой цели, ради дела, за которое стоит отдать даже сотни собственных жизней. Только нет их у меня.
Говорят, если тебя ударили один раз, ты должен подставить вторую щеку под удар, якобы это признак гордости и достоинства. Разве это нормально? Естественно? Типично? Нет, не всегда. Есть ситуации, когда нужно ударить в ответ, защитить себя — свой внутренний мир, уважение по отношению к самому себе. Но найдутся ли силы ударить так, чтобы в следующий раз удалось избежать последствий и уйти от необъективной жаждой мести? Кларк считал, что гордость не должна управлять разумом. Он стремился оставаться объективным, но сам то и дело подчинялся человеческим чувствам. Он любил. Он был любим. Ему имелось, что терять. Он мог лишиться всего просто по странному стечению обстоятельств или же по причине случайности.
- Потому что у меня есть для этого способности, силы, возможности, - ответил Кларк, смотря в упор на своего собеседника. - Я всегда был другим. Я отличался от обычных детей. Но мне не давали использовать свой уникальный дар, потому что считали, что люди еще не готовы встретиться с чем-то подобным… Чем-то необычным, необъяснимым и непонятным. Из-за этого пострадали невинные. Я не смог предотвратить катастрофу из-за глупого страха быть не принятым толпой, поэтому я решил, что должен раз и навсегда изменить ситуацию. Если у меня есть возможность помочь другим, то я обязан ее использовать. Не просто так мне было дано то, что я имею. Я не имею права оставаться в стороне от тех событий, которые происходят на моих глазах. Я буду чувствовать себя ничтожеством, предателем, изменником. Я не смог спасти свою планету, да у меня и возможности не было, но я хочу спасти Землю и ее жителей.
Он не мог найти ответы на большую часть вопросов, интересующих не только его самого, но и многих других. Он почти каждый день думал о том, что ждет его в будущем. Он каждый день вспоминал дни своего прошлого. Иногда в нем появлялось сильнейшее желание сбежать от всего, скрыться в каком-нибудь темном углу, чтобы ни одну живая душа не смогла найти. Однако Кларк не имел права позволить себе подобного. Он не имел права быть тем человеком, который уйдет от ответственности, от клятвы.

Отредактировано Clark Kent (2018-03-05 20:39:59)

+1

14

Горыныч сам не знал, какой ответ ожидал услышать, задавая свои вопросы. Возможно, он думал, что у Супермена найдутся какие-то более серьезные причины защищать человечество, чем прописные истины, известные еще из текста Нового Завета. Возлюби ближнего твоего, как самого себя, и прочие наставления, которые Змей не очень хорошо помнил, потому что никогда к ним серьезно не относился, да и писаны они были для людей, а не для таких, как он сам.
- Поняяятно, - задумчиво протянул Горыныч, выпустив из ноздрей клубы пара, и отрицательно покачал всеми тремя головами, то ли размышляя над тем, стоит ли начинать заранее обреченный на провал спор со своим новым знакомым, то ли молчаливо осуждая ход его рассуждений.
Горыныч не любил людей. Горыныч презирал людей, несмотря на все их технические и научные достижения, считал отсталым и чрезвычайно глупым видом, не способным признавать собственные ошибки. По мнению Змея, разумность измерялась не в умении записать законы природы формулами и правильно соединить проводки для создание хитроумной машины, а в готовности понять и принять других, отличных от тебя существ. А люди, за очень редким исключением, этого делать не умели и не хотели. Да что уж говорить про мифических монстров – они и самих себя упорно уничтожали, прячась за глупые отговорки, как цвет кожи, национальность или религия. О! Горыныч еще очень хорошо помнил те легендарные Крестовые походы, что в Европе считались такими достойными и справедливыми, хотя их результатом стали тысячи невинно загубленных жизней.
- Понятно, - вновь повторил Змей, внимательно разглядывая своего собеседника. – Ты странный, - помедлив, осторожно добавил он, вынеся свой окончательный вердикт. – Очень странный, но это твое дело, - на всякий случай уточнил он, показывая, что ни в коем случае не хотел никого обидеть или оскорбить. – Это все, конечно, очень благородно и высокоморально, но позволь мне дать тебе один совет, - Горыныч опустил головы чуть ниже и начал говорить тише, словно боялся, что кто-то чужой может подслушать их разговор. – Будь осторожен, Супермен. Может, ты и веришь в людей, но в их истории было множество примеров, когда они без зазрения совести убивали своих благодетелей. А в Средневековье они даже монастыри не стеснялись грабить, - перейдя на громкий шепот, поделился «тайной» Змей.
Нет, он, конечно, был почти уверен, что инопланетянин знал все это и без его подсказок и пояснений, но любовь к эффектным представлениям требовала от него сгустить краски и создать атмосферу загадочности. К тому же Горынычу не так часто удавалось спокойно поговорить с человекоподобными существами, а потому он хотел извлечь из этой беседы как можно больше выгоды и веселья.
- Ну да ладно, - Змей поднял головы, огляделся по сторонам, думая, что бы еще такое спросить, на мгновение задержал взгляда на ледяных статуях, а потом вновь переключил свое внимание на Супермена. – А ты вот говорил про спасти планету, а ты под планетой подразумеваешь только людей или всех разумных существ? Знаешь ли, тут их очень много. И это не только люди и змеи. Ты расист? – неожиданно поинтересовался он. – Ну… То есть ты все-таки больше людей любишь, да?
Горыныч неподвижно замер, внимательно смотря на пришельца и радуясь тому, какой трудный вопрос выдумал.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

Отредактировано Zmey Gorynych (2018-03-06 23:18:49)

+1

15

Кларк вырос среди людей. Он знал, как они не любят перемен, не любят тех, кто не похож на них, кто отличается. Это было значительной проблемой для человечества в целом, потому что вероятность его выживания в такой большой вселенной оказывалась под сомнением, учитывая, как много рас и планет имеется вокруг. Они гораздо ближе, чем можно себе представить. Часто думая о себе, люди забывают о тех, кто находится рядом. Проживая каждую минуту своей жизни, человек стремится сделать все для того, чтобы в дальнейшем его жизнь стала лучше, легче. И мало кого волнует происходящее с другими. Чем дальше уходит прогресс человечества, тем меньше остается возможностей для проявления сочувствия и сострадания. Замыкаясь в себе, люди забывают о способности жить в обществе, не теряя своего внутреннего «я». Да, существуют определенные рамки, законы и нормы морали, под которые каждый должен подстраиваться, однако это не означает, что следует забывать лично о себе. Общество диктует правила, создает образы и эталоны, но нельзя им слепо подчиняться, отдавая свою жизнь на расстрел чужому мнению.
- Но нельзя все время убегать, - проговорил Кларк. Ему было, что сказать еще, но он не стал. Его новый знакомый был совсем иного рода существом, нежели остальные. Он был действительно уникальным созданием, повидавшим многочисленные времена, жившим гораздо дольше самого Кал-Эла. Однако последнее не означало, что криптонец чересчур наивен или не понимает всей опасности своего стремления спасти всех. Понимает. Но остановиться теперь было бы преступлением. Бег – это часть жизни. Почему люди бегут? Потому что это сама жизнь. Признак того, что по твоим венам все еще бурлит кровь. Символ того, что ты стремишься вперед. Но куда именно? Бег может быть абсолютно бессмысленным. Просто в никуда, точно ты бежишь от чего-то, а не к чему-то. Человек обязан помнить то, что он должен всегда стремиться к большему. Должен ждать от жизни большего. Амбиции не являются неотъемлемой частью характера каждой личности, но где-то на подсознательном уровне все стремятся к лучшей жизни, к покорению вершин, к высотам, подобным Эвересту. Именно поэтому приходится бежать... Ну или лететь. Для Супермена символом жизни, веры и надежды стал его бесконечный полет, когда красная мантия развивается в воздухе. Он чувствовал прилив сил, чувствовал биение людских сердец. И даже если его пытались осудить за какое-то преступление, которого он не совершал, в нем не угасала надежда.
- Расист? - переспросил Кларк и засмеялся. Это был действительно странный вопрос. - Для меня не имеет значения, какой ты расы или с какой планеты прибыл, если помысли твои чисты. Каждый заслуживает шанса начать жизнь с чистого листа,
поэтому любой пришелец имеет право получить помощь и защиту. Если он не является угрозой, значит ему требуется защита. Я не верю в абсолютность зла и добра. Я хочу надеяться на исправление и искупление. Да, мне приходилось переступать через собственные принципы, однако все равно я верю в лучшие стороны характеров... И ты не исключение. Если однажды тебе или любому другому существу, инопланетному или нет, понадобится помощь, я обязательно приду. В этом состоит моя задача. Ведь, ты сам говоришь, что люди нанесли друг другу много вреда. Среди них есть безумцы, стремящиеся уничтожить планету и ее население. Я не могу позволить им этого сделать, поэтому вынужден бороться с угрозой... За время своего пребывания на Земле в роди Супермена я понял лишь одно - нет ничего однозначного в этом мире...

Всем нужна цель. Цель, ради которой стоит бороться. Ради которой стоит жить. Однако любая цель несет за собой страх. Если человек не может признать своих страхов, то вряд ли его можно назвать человеком в том смысле, что он живой и дышащий. Отсутствие боли — это не признак слабости. Наоборот, фактор силы. Он говорит о возможности преодоления всех препятствий, какие только могут появиться на твоем пути. Не стоит стыдиться собственных страхов. Они показывают твою человечность, наличие некоего рода гуманности и любви не только к себе, но и окружающему миру. Они делают тебя живым.[nick]Alan Wake[/nick][status]I Am Awake[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2BUHG.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2BUHH.png[/sign][sleep]некогда успешный писатель-неудачник, катящийся в месте с сыном по наклонной. и обязательно прямиком через долбанные кукурузные поля.[/sleep][tea]<a href="http://rezeroed.rusff.ru" title="человек, 30"><b>АЛАН УЭЙК</b></a>[/tea][fandom]Alan Wake[/fandom]

+1

16

Горыныч внимательно смотрел на своего нового знакомого, думая, что из того мог бы получиться неплохой проповедник, читающий нравоучения и нотации всем тем, кто готов был бы слушать его однообразные речи о зле, добре и прочих извечных проблемах человечества. К слову сказать, Змей хоть и не являлся человеком, и дела людей его интересовали постольку-поскольку, оказался благодарным слушателем, не перебивавшим, не задававшим раздражающих вопросов и не стремившимся тут же яростно кинуться в ожесточенный спор, едва заслышав то, что ему казалось сомнительным.
Супермен был уже достаточно взрослым инопланетянином и имел полное право на собственное, пусть и не совсем правильное мнение, а Горыныч был не менее взрослым змеем, годы юношеского максимализма которого остались давно позади, а потому тоже не спешил вступать в бесполезные дискуссии.
- Понятно, - моргнув, тихо произнес Горыныч, не высказав ни своего одобрения, ни своего порицания. Признаться честно, он в какой-то мере даже понимал позицию странного пришельца, только вот ни за что на свете не стал бы поступать так же, как Супермен. От одной мысли о том, что ему пришлось бы общаться с десятками сотен людей Змея начинало мутить, а в животе появлялось странное ощущение, напоминавшее то, которое он испытал, когда по глупости сожрал рыцаря вместе со всеми доспехами и лошадью, кстати, тоже бронированной, как сказали бы сейчас.
- Ясно, - вновь произнес Горыныч, задумчиво почесав лапой правый бок и выдохнув из ноздрей струйки дыма. Лежать на льду все-таки было не очень удобно, а потому Змей медленно встал, подрыгал лапами, разминаясь, и опять уставился на своего необычного собеседника, оказавшегося таким бесстрашным, разговорчивым и парадоксально справедливым.
- Ты добрый, и это не лечится, - помолчав, произнесла средняя голова в то время, как остальные две согласно закивали, подтверждая правильность вынесенного вердикта. – Ну, это твой выбор. И я думаю, что он мне даже нравится. Если ты защищаешь не только людей, но и планету, то это хорошо. Если бы кто-то решил разрушить Землю, то мне пришлось бы вмешаться, а этот так неудобно, когда ты уже несколько лет притворяешься легендой и упорно разубеждаешь всех в своем существовании, - Горыныч грустно вздохнул, то ли расстраиваясь из-за того, что был вынужден долго скрываться, то ли из-за негодуя из маловероятной необходимости показаться на глаза людям в своем истинном облике. – Ты молодец, в общем-то, - неохотно признал Змей, не привыкший хвалить кого-либо, кроме себя прекрасного, своих великолепных братьев, да нечисти славянской, которая тоже была во всех отношениях восхитительна и неподражаема. А тут тебе на – почти человека похвалой наградил.
- Слушай, я тут такое придумал! – вновь оживившись, радостно произнес Горыныч. – А давай номерами телефонов обменяемся! Может, полетаем как-нибудь в свободное время. Ты же летать умеешь, да? – а всякий случай уточнил он.
Спрашивая про телефон, Змей совсем не задумывался о том, что подобное предложение могло обескуражить Супермена, вряд ли догадывавшегося о том, что его нежданный гость умел превращаться в человека. Но разве была вина Горыныча, в том, что люди были такими невеждами и почти ничего не знали о тех, кто до них населял планету?
Змей с воодушевлением смотрел на мужчину, нетерпеливо ожидая его ответа, который, разумеется, должен был быть положительным.
[icon]http://sd.uploads.ru/7BdOj.jpg[/icon]

+1

17

Кларк никогда не сомневался в своих убеждениях. Ему не позволяла память об отце, который всегда говорил, что необходимо помогать тем, кто слабее тебя. Если бы не он, никогда не явился бы на Земле Супермен. По крайней мере таким, каким его все уже запомнили. Это был долгий и трудный путь, который все еще продолжается. Многие изменения находятся где-то впереди, однако бросить все Кларк уже не сможет. Не по своей воле.
Смотря сквозь окна времени и пространства, нельзя забывать о том, что каждое твое видение или представление является не более, чем иллюзией. Просто элемент мечты, которая никогда не воплотится в жизнь. Мечтают все. Даже герои Однако это не означает, что они получают желаемое. Наоборот их разочарование будет куда сильнее, ведь и мечты носят уже более ощутимый характер. Просто в последнее время сам Кларк старался не строить в своей голове никаких красивых иллюзий. Он подчинялся тому дню, в котором жил, оставляя за его порогом будущее, коего у него могло никогда и не быть. Неужели действительно существуют неприятности, из-за которых стоит остановить человеческую жизнь? Все это просто пережитки обыденности. Рано или поздно каждому придется пройти через ряд стадий познания самого себя. Иначе никто не сможет в конце жизни сказать, что видел все и выдержал все. Личность должна стремиться к большему, чтобы быть не просто пешкой в чужой игре, а писать свои собственные правила. Кларк в первую очередь должен стремиться вверх, ввысь, чтобы обрести то, ради чего был рожден. Судьба рисует полотна большего масштаба, просто не каждый видит их в полной мере.
- А ты умеешь слушать, - заметил Кал-Эл, слегка улыбаясь, когда Змей начал потягиваться. Разминая свои конечности. Кто бы мог подумать, что тысячелетнее существо окажется таким общительным, любопытным и… сострадающим? Или понимающим? Удивительно, какие сюрпризы преподносит иногда вселенная. Завести подобное знакомство Кларк никак не ожидал.
Было странно видеть перед собой Змея с тремя головами. Иногда создавалось ощущение, что они живут отдельно друг от друга, каждая имеет свой характер, свое мнение, хотя это очень и очень странно, ведь у них одно туловище. Как им это жить не мешает? Кларку хотелось задать ряд не совсем уместных вопросов, но он сдержал себя, понимая, насколько подобное может прозвучать невежливо и грубо. Хотя Кара явно сразу бы обо всем расспросила, высказала свое личное мнение, а потом еще и вывод добавила бы. Эта девчонка иногда не знала границ и часто их пересекала или же стирала вовсе, потому что ей так было удобнее жить.
- Ты тоже добр, - проговорил Кларк. - Просто не замечаешь этого в себе.
Ради чего он боролся? Для чего пытался изменить мир? Почему у него не получается? Он мог задавать себе тысячи вопросов, но так и не найти на них ответы. Жизнь сложнее, чем кажется на первый взгляд. Человеческая душа темнее, чем думают многие. У Кларка есть свои недостатки. Он знает это наверняка, а вот другие - не знают. Они просто не понимают, что нельзя быть идеальным, совершенным, всегда поступать правильно. Нельзя вернуть краски серому миру, когда они выцвели, а не потухли. Нельзя собрать разум по кусочкам и вновь сделать его нормальным. Да, Кал-Эл добрый, как сказал Змей. Но является ли это качество критерием всему?
- Номерами телефонов? - Кларк с недоумением посмотрел на своего собеседника и нового знакомого. - Эм… Полетать? Да, я умею летать. Подожди… У тебя есть телефон? Я думал, ты просто летаешь по всему миру и все… Но...
Тут Кларк понял, что так и не назвал Змею свое земное имя. Не раскрыл ту личность, которая скрывалась в виде журналиста в Метрополисе. Это был самый лучший из всех вариантов, потому что не давал возможности раскрыть ряд важных для Супермена тайн, в том числе и значимых для него людей. И пусть о Лоис Лейн знал уже весь мир, оставались еще Марта, Кара и другие добрые друзья и знакомые, которые могли оказаться в опасности, выйти настоящее имя Супермена наружу. Но, возможно, для Змея подобное не играет важного значения.
- Знаешь, я живу в небольшом городке под названием Смолвиль, - добавил Кларк, смотря на одну из голов Горыныча, так как смотреть сразу на три у него не получалось. - Там огромные поля простираются на десятки миль. Если ты туда прилетишь, то тебя вряд ли заметят сразу же. Меня там не раскрыли еще ни разу, так что это подходящее место. И там не так холодно, как здесь.

+1

18

Замечание про доброту Горыныч не стал никак комментировать, хотя добрым себя уж точно не считал. Злым, кстати, тоже. Зло – добро, белое – черное - все это было придумано людьми, отдалившимися от природы, потерянными, испуганными и тщетно пытавшимися изобрести хоть какие-то правила, чтобы объяснить самим себе этот прекрасный, не подчиняющийся их желаниям и по-детски эгоистичным требованиям мир.
Змей, в отличие от людей, был по-прежнему, несмотря на вынужденную жизнь в мегаполисе и необходимость постоянно, денно и нощно скрывать свою истинную сущность, близок к природе. Он все так же интуитивно прекрасно понимал ее скрытые законы, а потому не испытывал ни малейших проблем с самоопределением. Он был счастлив так, как не могли быть люди, предпочетшие научно-технический прогресс и новую, выдуманную ими самими мораль незатейливой радости гармонии с природой.
- Ну да, номерами телефонов, - выдохнув облако дыма, подтвердил Горыныч, не понимая, чем вызвал подобную странную реакцию со стороны своего нового знакомого, видимо, полагавшего, что змеи должны быть больше похожи на примитивных динозавров, чем на сказочных зверюшек из древних мифов и легенд. – Но если тебя это смущает, то можем обменяться чем-то менее личным. Например, скайпом или электронной почтой, но последнюю я реже проверяю. Мне никогда не нравилось читать письма, - добродушно признался он, не видя в этом никакого особого секрета. – Конечно же, у меня есть и телефон, и компьютер, и даже пейджер когда-то был. Бесполезная штука, честно говоря. Мне на нее никто никогда не писал. Да и сам я никому не писал. Может, все из-за этого так вышло? – задумчиво почесав лапой гребень на средней голове, произнес Горыныч. – Ну да ладно. Я ее все равно выкинул пару лет назад. А про Смолвиль… - начал он, наконец откликнувшись на предложение Супермена. – Я там никогда не бывал, но, конечно, могу туда прилететь. Я же вот сюда прилетел, - он постучал лапой по покрытому толстым слоем льда полу, наглядно демонстрируя свое присутствие в секретной крепости инопланетянина.
- Слушай, мне кажется, что ты не совсем понимаешь, кто я, - хитро прищурившись, предвкушая то, какое неизгладимое впечатление произведет на мужчину задуманный им маленький трюк, начал Горыныч, решивший в кои-то веки поделиться с необразованным человеком (в этом случае, правда, пришельцем) своей тайной. – Смотри внимательно! – оскалившись, радостно предупредил Змей. – Оп! – громогласно прорычал он, в то же мгновение приняв свой человеческий «маскировочный» облик: ничем не примечательного мужчины средних лет.
Ну как? – с трудом сдерживая смех, поинтересовался Горыныч, зябко ежась и натягивая теплую шерстяную шапку на уши. В человеческой форме мороз ощущался намного сильнее, и это было не очень-то приятно, но на что только не пойдешь, чтобы выглядеть поэффектнее. – А тебе не мешало бы отрегулировать систему отопления, знаешь ли! – поморщившись, посоветовал Змей, осторожно, не снимая перчаток, вытаскивая из кармана пуховика блокнот и карандаш. Пролистав пару страниц, он нашел чистую и не очень аккуратно намалевал на ней что-то. Поспешно выдрав лист, он протянул его Супермену.
- Скайп, телефон! – жизнерадостно пояснил Горыныч, не без ехидства наблюдая за своим знакомым.
«Мы великолепны! Мы потрясающи!» - шизоидными голосами довольно завывали у Змея в мыслях две остальные головы, которые, увы, не могли вслух выразить всю гамму переполнявших их эмоций и чувств.

Отредактировано Zmey Gorynych (2018-03-16 00:14:59)

+1

19

Что-то совершенно необычные происходило прямо на глазах у Супермена. Во-первых, он никогда не думал, что познакомится в своей тайной крепости с мифологическим существом, которое по всем законам логики должно было существовать лишь на страницах старых книг и детских сказок. Во-вторых, никто не мог себе представить, что злой и ужасный Змей Горыныч окажется очень общительным драконом, который живет для себя. Не все инопланетные существа готов с подобным смирением вести тихий и смирный образ жизни. В-третьих, Кларк даже не мог представить себе, что у трехголового зверя есть человеческий облик. Это действительно вводило в ступор.
Телефон, скайп, пейджер - серьезно? У Змея с тремя голова? Разве тогда не нужно всем запасаться в трех экземплярах? В голове Кал-Эла творился настоящий хаос, потому что он действительно не понимал. Скептик или прагматик? Трудно сказать. Первые — это те, кто всегда и во всем сомневается. Знания требуют уверенности, не правда ли? Но откуда взять уверенность? С другой стороны, прагматик - человек, который выстраивает свою систему поступков и взглядов на жизнь для получения практически полезных результатов. То есть получается, что можно быть одновременно и скептиком и прагматиком? Но какую пользу можно найти в данной ситуации? Здесь человеческие мозг способен лишь сомневаться и приспосабливать одну теорию за другой к реальной действительности, объяснить которую на данном этапе не получается. Но Супермен вовсе не человек. Он многозадачен и многофункционален. То, что для других кажется чем-то необъяснимым и загадочным, для него лишь часть огромной головоломки, которую обязательно нужно разгадать, даже если на это уйдет значительное количество времени. Конкретно в данном случае Горыныч все сделал сам.
- Такого я явно не ожидал, - проговорил Кал-Эл, смотря на своего нового знакомого круглыми от удивления глазами. - Меня удивить трудно, но тебе удалось...
Даже самая маленькая ошибка способна привести к последствиями катастрофического масштаба. Это было доказано на практике в ходе многовековых ошибок, совершаемых самыми разными людьми по всему миру. И сейчас Кларк чувствовал, что Змию удавалось ловко на протяжении столетий безошибочно обводить вокруг пальца все население земного шара. Удивительно. Потрясающе. Невозможно. У любого существования должна быть какая-то определенная цель, конечный взгляд, точка, которая бы позволила мирно завершить свои дни.
- И... И вы... Я имею ввиду всю вашу расу... Вы всегда умели принимать человеческий облик? - поинтересовался Кларк, разглядывая стоявшего перед ним человека. Вернее, образ человека. - Или эту способность получил ты один?
Если Змей Горыныч с тремя головами мог скрываться среди людей, значит могли скрываться и другие. А что если их много? Что если он не последний? А если кто-то вынашивает планы мести человечеству? Кал-Эл мысленно одернул себя. Нельзя постоянно предполагать самое плохое. У всего есть некоторые положительные черты и стороны. Вот, например, его новый знакомый оказался нормальным и адекватным жителем двадцать первого века.
- Она не рассчитана на людей, - ответил Супермен, наблюдая за действиями Змея. Плавными и размеренными, хотя на его лице сохранялась ехидная улыбка. Он прекрасно понимал, какое производил впечатление на окружающих, подобным образом раскрывая сво личность. - Это криптонские технологии, а нам не нужно тепло. Не на Земле. Слишком быстро по венам течет кровь, чтобы мы успели замерзнуть.
Кал-Эл протянул руку и взял бумажку. Действительно, самый обычный номер телефона и ник в скайпе. Однако что удивительного? Все приспосабливаются к обычной жизни. Они с Карой тоже скрывались среди людей, прятали свои личности, вели нормальное существование, чтобы чувствовать себя частью общества, частью большой семьи, окутывающей весь Земной шар. Змея было не в чем винить. С некоторой точки зрения он поступал правильно, как поступал бы сам Кларк.
- Почему ты решил мне рассказать? - поинтересовался Кал-Эл. - Ты меня не знаешь.

+1

20

Общаться с людьми Горыныч не очень любил, а вот издеваться над ними - очень даже. Наблюдая за тем, как вытягивалось от удивления лицо его собеседника, Змей совсем не пытался скрыть своих радости и восторга: он ехидно улыбался и таращился на Супермена с не меньшим любопытством, чем тот на него.
Шутка удалась. Горыныч был доволен и нисколько не задумывался о том, нанесла ли его озорная выходка какой-то моральный вред новому знакомому, сможет ли тот спокойно спать, зная, что поблизости бродят то ли драконы, маскирующиеся под людей, то ли люди, притворяющиеся драконами. Змей вообще редко задумывался о чужом благополучии, предпочитая потакать собственным желаниям и внезапным прихотям. В конце концов, он был вымирающим видом и имел право на свои маленькие шалости!
Кто-то любил сладкое, кто-то гулять босиком под дождем, ну, а он предпочитал повергать в культурный шок новых знакомых, которым то ли посчастливилось, то ли не очень увидеть его в настоящем обличии.
- А то! – горделиво выпятив вперед грудь, довольно отозвался Змей, когда Супермен признался в том, что полностью сражен увиденным чудесным перевоплощением. – Я такой! Я многое могу, если захочу! – он хлопнул в ладоши и потер нос, начавший предательски замерзать. Все-таки человеческая оболочка не отличалась такой выносливостью, какой обладал истинный облик. – Да уж. Не нужно тебе тепло! А гостей, видимо, ты сюда тоже не водишь, - недовольно буркнул он, осуждая мужчину, не удосужившегося позаботиться о его, Горыныча, комфорте. Впрочем, люди всегда что-то упускали и путали. Такова была их сущность. Не следовало их за это слишком уж винить.
- Откуда же я знаю всегда или не всегда? – выдохнув облачко пара, проворчал Змей. – Я пока людей не увидал, то и не знал, что они вот такие. Наверное, я с самого начала умел в них превращаться, просто как-то необходимости не было, - вновь усиленно потерев нос перчаткой, пояснил он. – Пока они не начали меня усиленно гонять, то я и не помышлял о таком, а потом как-то само собой вышло, - Горыныч пожал плечами, всем своим видом показывая, что не может ответить на подобный вопрос. – Я же как бы волшебным существом считаюсь. Наверное, это нормально. Ты же не спрашиваешь у птицы, почему и как она поет? А остальные… - он нахмурился и с подозрением посмотрел на Супермена, размышляя, стоит ли доверять ему подобную информацию. – Остальные… Я всех не знаю, но думаю, что те, кто так не умел, были убиты или безжалостно истреблены. Знаешь ли, мы тебе не белки и не куницы, чтобы с легкостью спрятаться в какое-нибудь дупло от назойливого преследователя.
«Вот-вот!» - в мыслях утвердительно поддакнули остальные головы, до этого предпочитавшие сохранять молчание и спокойно наблюдать за происходящим.
- Почему я тебе рассказал? – переспросил Горыныч, вновь ехидно улыбнувшись. – А ты бы видел свое лицо со стороны! Я не мог удержаться! Это было слишком сильное искушение! – Змей замахал руками, не очень продуктивно пытаясь изобразить то, как Супермен смотрелся в тот момент. – А еще кто же тебе поверит, что вот ты с ожившим ящером беседы вел? Тебя быстрее в психиатрическую клинику сдадут! А еще я же обещал тебя съесть, если ты мой секрет раскроешь. Так какая разница, знаешь ты чуть больше или чуть меньше, если ты все равно поклялся молчать? Или ты будешь следить теперь за мной? – Горыныч хитро прищурился, сам пока не понимая, как следует реагировать на подобную перспективу. – Сразу скажу, что это очень плохая идея. Я-то относительно спокойный, а вот братья мои психануть могут и спалить тебя, а заодно и парочку зданий вокруг.
Змей потер щеки, притопнул, неодобрительно цыкнул и вновь принял свою настоящую форму.
- Извини, но шоу закончено! – поспешно пояснил он. – Мне вот так теплее, знаешь ли! – добавил он, одновременно закивав всеми тремя головами.
- А вообще зачем мне тебя бояться? Я не говорю о тебе, а ты – обо мне. Все счастливы, это же идеальный уговор, - настороженно глядя на мужчину, произнес Горыныч, внезапно пришедший к мысли, что тот мог быть и не таким уж адекватным, как казался с первого взгляда. В конце концов, Супермен жил среди людей и мог нахвататься от них всяких предрассудков и вредных привычек. Например, нападать на того, кто казался слишком страшным или опасным.
Змей недовольно засопел, выпуская из ноздрей клубы дыма и внешне напоминая пробудившийся трехглавый вулкан, который в любой момент мог плюнуть огнем.
- Врагом меня считаешь? – возмущенно спросила правая голова, с трудом сдерживая обиду.
Это дискриминация по расовому признаку! – разочарованно добавила средняя.

0


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Все случается в первый раз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC