rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » You must fight just to keep them alive


You must fight just to keep them alive

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

YOU MUST FIGHT JUST TO KEEP THEM ALIVE
https://78.media.tumblr.com/db3a13ed6cae4ff692bbf4978037af57/tumblr_ozx3bcbBdl1uorz8zo2_400.gif https://78.media.tumblr.com/2478b129afc2d5cf0350bccc57c0cfa0/tumblr_ozx3bcbBdl1uorz8zo1_400.gif
✁ ✄ Survivor - Eye of the Tiger
Clark Kent & Diana Prince

Отгремели звуки сражения со Степным волком, все опомнились уже от счастья из-за возвращения последнего сына Криптона из мертвых в мир живых, всё, кажется, вернулось на круги своя. Или нет, потому что обратно не возвращаются без изменений, потому что пришло время сделать следующий шаг и стать командой, которая бы стояла на страже Добра и Справедливости.

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

В этот раз нам просто повезло, но в следующий раз будет иначе, если мы не подготовимся к войне.

+1

2

Вернуться к жизни дано не каждому. Даже криптонец, живущий на Земле, не способен на подобное. Смерть лишь одна. И у нее свои законы, от которых убежать не удастся никому. Она заберет каждого, кто встанет на ее пути. Она не пощадит даже самого сильного и быстрого, если посчитает, что его время подошло к концу. Так случилось и с Кларком. Его часы замерли, казалось, навсегда. Сердце перестало биться. Кто бы мог подумать, что Супермен не всесилен, что он способен умереть, как самый обычный человек, не обладающий никакими выдающимися навыками и силами. Однако именно подобным образом все и произошло. Его похоронили в деревянном гробу на маленьком кладбище в родном городе рядом с отцом. Ничего примечательного. Ничего необычного. Просто Кларк Кент — репортер, сын, друг. На этом его история должна была закончится. Но разве Супермен мог так просто уйти? Вернее, могли ли его так просто отпустить? Родные горевали и скорбели, им пришлось бы рано или поздно смириться. Но существовали и те, кому для чего-то понадобился Последний сын Криптона. Они не позволили его душе покоиться с миром. Вернули к жизни, раскопав могилу, словно в ней не была захоронена целая жизнь, ставшая неприкасаемой в тот момент, когда оборвалась.
Это было рискованное предприятие, так как настоящий Кларк мог никогда не очнутся. Он мог стать чудовищем, монстром, забыть о том, ради чего ранее жил, за что боролся. Им повезло. Им всем повезло. Супермен возродился. Другим, но все-таки. Это лишь малая часть того пути, который ему предстоит пройти. Вопрос заключается в другом — какие методы он будет использовать? Сможет ли быть прежним и вести прежнюю жизнь, или все происходящее является необходимым сигналом, возвещающим о переменах?
Сейчас Кларк предпочел бы оставаться в родительском доме. Вернуться назад в тот мир, где он вырос. Где не имелось так много боли и страданий. По крайней мере, ему очень хотелось в это верить. Если вспомнить все беды, обрушившиеся на его близких, то станет ясно, что ферма в Смолвиле стала первой мишенью для всех угроз, так как именно ее Кларк любил больше всего. Дом — это родные. И они каждый раз оказывались в опасности просто потому, что Супермен являлся частью их жизни. С этим необходимо покончить. Нельзя жить в страхе за других. Разве можно ставить одного-двух человек выше сотен и тысяч? Сейчас он задумался об этом как никогда ранее.
Диана сказала, что им нужно поговорить. Кларк понимал, о чем именно пойдет речь. Но он все еще не знал, как именно поступит. После осознания того, что ему довелось умереть, воскреснуть и потерять часть себя, а затем вернуть, его взгляд на некоторые аспекты жизни изменился. В нем началась борьба. Борьба между пониманием степени правильного и той ответственности, которую он готов взять на себя. Конечно, не в его правах указывать другим, как поступать. Однако Кларк понимал, что сказанные им слова не канут в лету, а будут услышаны теми, кем нужно. Лишь уверенность в последнем придавала ему уверенности и заставляла продолжать свой путь. Отчасти именно поэтому он не стал забывать о том, почему Брюсу и остальным пришлось вытаскивать его с того света. Это все не просто ради прихоти, а ради большой цели, игнорировать которую ни один не имеет права.
- Здравствуй, Диана, - произнес Кларк, когда перед ним появилась Чудо-женщина собственной персоной. Признаться, он думал, что поговорить захочет в первую очередь Брюс, однако ошибся. У них с Уэйном имелась своя история, которая могла завершиться совсем по-другому. Случайность или же судьба, как кому нравится, сравняла счеты и все изменила.
Тоскливо взглянув на женщину, Кларк тяжело вздохнул и сел на скамейку рядом с Дианой. Он находился в удрученном состоянии. Его можно было бы назвать нахмуренным, однако это слово не смогло бы передать той гаммы красок, которые застыли на его лице. Не было ни радости возвращения, ни счастья от встречи с близкими, ни ликования по случаю очередной победы. Печать тяжкого уныния лежала на всем его существе, раздумий и внутренних диалогов с самим собой. В таком же состоянии находился Кларк в первое время, когда только узнал о своем удивительном происхождении, когда умер отец, когда пришлось заново искать себя.
День в Метрополисе был чудесный. По водной глади пруда, у которого они сидели, плавали утки. Дети с родителями гуляли поблизости. Кто-то подкармливал птиц зерновыми или хлебом. Все дышало покоем и тихим счастьем, настраивало на лирический лад… По крайней мере, так должно было быть. Однако за красивой картинкой всегда скрывается нечто неожиданное, а иногда и страшное.
- Я догадываюсь, о чем ты хотела со мной переговорить, - проговорил Кларк, рассматривая утку, вылезшую на берег и пробиравшуюся по камням за куском хлеба. - Я уже думал об этом, что, вероятно, не является для тебя тайной. Но я бы хотел услышать твой вариант развития дальнейших событий.
Он повернул голову в сторону Чудо-женщины и перевел на нее свой пристальный взглядом. Она походила на мраморную статую, вылепленную самими богами. Что ж… Это было практически правдой.

Отредактировано Clark Kent (2018-02-12 22:32:20)

+1

3

Диана выдохнула, глядя на свое отражение в зеркале - кажется, первый раз с того момента, как увидела зажженный огонь на алтаре амазонок в Афинах, возвещавший о Вторжении. Потом всё было слишком быстро, слишком медленно, было похоже на сильное течение, которое захватило их всех, кому было не всё равно и кто мог что-то сделать. Их просто несло от события к событию, которые были как будто заранее предопределены, но им забыли сказать о том, чем же всё закончится. Достойно древнегреческой трагедии.
Брюс сказал тогда, что им нужно пережить эту ночь, а дальше можно думать, как им идти дальше, куда и зачем. Тогда они стояли на пороге великой битвы, в которой не стыдно было умереть, но в которой стоило всё-таки выжить, они не могли заглянуть за завесу времени и думать о чем-то другом. Даже о прошлом, давнем или недавнем, не было времени и возможности сожалеть - сделанного не вернуть, можно только принять.
Как принять смерть Стива Тревора, как принять то, что она закрылась от всех на сотню лет, пусть и появляясь, чтобы помочь тем, кто в этом нуждался, но не идя на контакт с внешним миром, как принять смерть Супермена, в которой никто не был виноват - он умер как Воин. Принять то, что они тогда попытались его оживить и то, во что это вылилось и во что ещё выльется, было тяжело и тревожно. Непонятное чувство вины Брюса, его вера в расчеты и отказ принимать смерть как таковую после того, что с ним произошло в детстве, им дорого стоило. Так зла Диана, наверное, не была уже сотню лет - с тех пор, как осознала, что Арес всё это время просто насмехался над ней, был рядом и разжигал войну всё сильнее и сильнее, как увидела взорвавшийся самолёт. За злостью крылось суеверие - ушедшие в царство Аида обратно прежними не вернутся, даже если Подземному богу будет угодно выпустить душу. Хотя люди в современном мире ни во что не верили, куда им было понять чувства амазонки? Но чувства самосохранения у них не было, была слепая надежда на проценты и вероятности - Супермен даже мертвый умудрялся нести надежду. Надежду на то, что именно ему удастся побороть смерть и вернуться, ему лишь нужно помочь.
Как прежде не вышло, но чудом было уже то, что у Лоис получилось пробудить в Кларке человеческую память, изгнав отчаянную злость выдернутой из Аида души. Диана поблагодарила бога смерти за его милость, потому что уже то, что Супермен остановился и не стал им врагом, было чудом. Они сильно рисковали получить врага не менее сильного и жуткого, чем Степной Волк.
И они потеряли Материнский куб. Это был плохой день, тяжёлый, когда не было возможности остановиться, была необходимость закусить губу и идти дальше, пробиваться через обиды, непонимание друг друга, через дыхание близкой смерти. И через полную безалаберность.
Об этом она сказала потом, когда оказался повержен Степной Волк, потому что худшего отряда бойцов с выдающимися качествами она не встречала - они не умели слушать друг друга, не говоря уже о том, чтобы понимать на расстоянии, как это было заведено у амазонок. Только на Темискире это было не чудом, а годами тренировок, когда каждая знала свою роль и не нужно было лишних слов. Эти не понимали даже с криком. Но неважно, победителей не судят. Слава Афине, они выстояли, слава Афине, что в нужный момент появился Супермен. И он был, как будто бы, как прежде.
А после они разбежались так стремительно, как это могут делать только гордые мужчины, не видящие необходимости в лишних словах. Слова были нужны всегда, всем, каждому - каждому особые слова, правильные, которые попадают как стрела в мишень.
Первым опомнился Бэтмен. С ним всегда было сложно, потому что он загонял себя в бетонную коробку и не желал оттуда выходить, если только не случалось чего-то из ряда вон. Его броня была крепка, но вода камень точит, да и ему нужна была помощь. А людям нужна была их помощь. Их всех, а не кого-то одного. Диана была согласна с тем, что Лига Справедливости должна быть создана - вместе они сильнее.
Выдохнула она только сегодня окончательно осознав, насколько она устала маневрировать между ними и убеждать, уговаривать, находить подход и пробиваться через непростые истории каждого супергероя, через эго, через страхи, которых у них было больше, чем у обычных людей. И всё же напряжение, которое нарастало тогда, сейчас схлынуло.
С Кларком нужно было поговорить. Она настояла, что съездит к нему сама, пока Брюс не погряз снова в своих тенях и подвалах с летучими мышами страхов, воспоминаний и каких-то ему одному видных насмешках судьбы. Он культивировал бы в Кенте свое чувство вины, а тому не нужна была жалость. Жалость не нужна была никому из них, она разъедала ржавчиной сильнейших и превращала в труху.
- Здравствуй, Кларк, - здесь было много детей, что вселяло в сердце Дианы мир. Хорошее место, полное жизни и стремления идти вперёд, именно то, что им сейчас было нужно, потому как беглого взгляда на мужчину было достаточно, чтобы понять то, насколько ему в тягость противоестественность всего случившегося. - Я знаю, что тебя тревожит то, что тебя вернули обратно. Вот только это не так, не обратно, - с верой было проще жить. Для амазонки было кристально ясно, что у всего есть смысл, а потому, если Супермену позволили вернуться и не чудовищем, значит ему было уготована именно такая судьба. - За время, пока тебя не было, кое-что изменилось в мире. Теперь каждый из нас по отдельности ему не нужен, - она склонила голову на бок и прищурилась, разглядывая охотящегося за уткой ребёнка. - Прошло время, когда герои могли быть сами по себе, теперь нужно научиться быть командой, научиться заново защищать мир от того, с чем мы раньше никогда не сталкивались. Поэтому ты здесь, Кларк, потому что твой путь не пройден, иначе бы ничто не смогло вернуть в тело душу.
Брюс говорил, что её слова вдохновляют людей быть лучше, становиться чище. Хотелось в это верить, потому что они вылепили Супермена из глины, но в него нужно было вдохнуть огонь жизни, запустить время и заставить сделать шаг вперёд, перестав оглядываться на прошлое, оставшись где-то между бытием и небытием.

+1

4

Со своей участью смириться легко. Все равно уже ничего нельзя исправить. Кларк понимал, что смерть была его концом. Он знал, ради чего отдавал свою жизнь, свою веру, свои стремления и надежды. Если подумать, то ничего не изменилось. Он все также готов был защищать людей, оберегать их покой, чтобы дети могли расти в радости, не думать об опасности и никогда не увидели бы войны. Его вера осталась непоколебимой. Даже путешествие сквозь все девять кругов Ада не изменили этого. Да, они забрали часть его души, забрали важную составляющую его самого, но зато показали, насколько мир широк и необъятен. И дело не только в других мирах и планетах. Дело и в людях, которые гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Все они — герои, спасители, защитники — прячутся  под слоем холодности и за словами о справедливости, хотя внутри у каждого медленно горит огонь, который разъедает душ неразрешимыми вопросами. Человеку некогда об этом задумываться, потому что он точно знает, к чему стремится. Их же работа слишком абстрактна и, в конце концов, неблагодарна.
- Я был мертв, и я никогда не забуду об этом, - ответил Кларк, задумчиво обращая глаза к бескрайнему голубому небу, на котором не осталось и намека на какие-либо трагические события, ранее настигавшие Метрополис. - И я не уверен, что моя душа действительно вернулась в тело. Не в том состоянии. Я смотрю на мир вокруг, и понимаю — что-то изменилось. Однако я не знаю, что именно. Это как смотреть в зеркало, но не видеть собственного отражения.
Мимо них по дорожке, усыпанной гравием, проехал велосипедист, держа на поводке собаку. Утка, усердно вылезавшая на берег, стремительно помчалась обратно в воду, так как ей на встречи направился мальчик лет восьми, пытаясь поймать птицу. У него не получится. Он неправильно это делает. Он не рассчитывает свою силу, скорость утки… Иными словами, он не думает, он просто двигается вперед, подчиняясь воле судьбы. Может быть, Диана права? Что если самой судьбе было угодно, дабы Супермен вернулся из мертвых? Ради большой и значительной цели, которая ждет его впереди? На все воля Рао, его яркий свет озаряет жизнь каждого, дарит успокоение душе и помогает найти свой путь.
- Команда, - глухо повторил Кларк, тщательно обдумывая слова своей собеседницы. - Команду одиночек, которые не умеют работать вместе, не умеют выполнять приказы, оставаться в стороне при необходимости, сдерживать свои эмоции — гнев, ярость, обиду, злость. Что это будет за команда, если ее члены не захотят учиться сотрудничать и прислушиваться друг к другу?
Кал-Эл вопросительно посмотрел на Диану. Он не знал, станет она отвечать или нет. Данный вопрос вполне мог остаться риторическим и повиснуть в воздухе между ними. Кларк не был уверен в том, что собранные герои сумеют совместно противостоять опасностям. Он не был уверен в том, что они согласятся оставить старые привычки. Им всем придется оставить своих близких и родных в некотором плане, дабы сосредоточиться на более важной миссии, если решат разделить ее между собой в совместном бою.
Будет ли готов сам Кларк оставить то, к чему привык? Да, сейчас он многое видит в другом свете, о многом заново размышляет. Однако его тоже будет ждать впереди выбор, если он решит поддержать стремление Дианы, в котором имелась своя доля практического расчета и логических умозаключений. Вместе хорошо обученная, способная команда станет действительно хорошим оружием в борьбе против иноземных захватчиков, потусторонних богов — любых сил зла, которые решатся захватить Землю и сделать из нее свой домен. Но для этого помимо желания требовался огонь. Яростный, страстный, справедливый, вечный, который бы не погас при первой же неудаче, позволил бы вернуться живым из любой битвы и нанести сокрушительный удар противнику. В данный момент Кларк не ощущал в себе ничего подобного. Его внутренний огонь едва теплился, что и заставляло Супермена сомневаться.
- Подумай о последствиях, - добавил Кал-Эл. - От чего придется отказаться? Чем пожертвовать каждому? И к чему это приведет, если команда не сработается, если она потерпит крах. Пути назад уже не будет. Прошлого не вернуть, и я действительно в это верю. Нам остается жить настоящим. И если команда будет собрана в полном составе, то возможности на поражение не останется. Либо отдать все ради общей цели, либо не начинать. Пробовать бессмысленно.
Он не был уверен в том, что попытка увенчается успехом. Именно поэтому все они были заранее обречены на гибель в случае неудачи. Оплошность или недоверие одного приведут к потере всех. Готовы ли они пойти на столь значительный риск? Это вопрос, на который вслух отвечать бесполезно. Его надо разрешить лично для самого себя, в душе. Только тогда будет смысл начинать двигаться дальше и пытаться построить нечто совершенно новое, чего мир еще не видел. Предпосылки имелись, здесь никто не спорит. Но одного потенциала никогда не было и не будет достаточно для осуществления столь масштабных целей. Подобное нужно осознавать очень четко и ясно, чтобы падение и проигрыш не стали неожиданностью.

+1

5

- Потому что это движение, – Диана вздохнула. - Это возвращение после долгого отсутствия домой, где все осталось таким же, а ты изменился, вырос. Тебе и не надо забывать, это невозможно и неблагодарно в какой-то мере, – она коротко посмотрела на Кларка опасаясь, что может лишь усугубить его ощущения раздвоенности и одиночества. Потому что это было одиночество, хотя он был с любящими его родными, с друзьями, но он был за чертой, он смотрел теперь на всё иначе. - Каждому из нас даются непосильные задачи. Я знаю, что ты тоже веришь в божественную волю, а значит, что все преграды на пути посланы ими и должны быть приняты. Какой бы невыносимо-трудной не казалась преграда на пути, она тебе по силам, лишь тебе и никому другому. И каждая преграда, которую ты преодолеваешь, тебя меняет, свет, преломившись через стекло, тоже меняется, но не меняет сути. Тени царства мертвых всё ещё рядом с тобой, но с каждым днём будут всё эфемерней.
Диана на секунду задумалась о том, готова ли она сама была бы принять смерть. С одной стороны – да, с другой… С другой она была в панике и отчаянии, потому что людей нельзя оставить одних, в них так много всего противоречивого, что величайшее стоит рядом с жуткой злобой. Они и правда были детьми, которые не соизмеряли свои силы, желания и поступки с последствиями. Неблагодарным ребёнком была и она в какой-то мере, сбежавшая из дома под влиянием эмоций и собственных амбиций, наивно полагавшая, что ей всё по силам. Ей по силам было куда больше, чем она тогда думала, но о том, каково было матери, Диана не думала, она бежала вперёд, привыкшая к тому, что со спины её всегда прикроют, а позади оставались только призраки войн. Они роились, множились, их становилось всё больше, потому что люди всегда хотели того, чего у них не было, но было у соседа. Как дети воевали за игрушки, только цена у этого уже не разбитые коленки и носы, а жизни.
Он задавал естественные вопросы, которые каждый из них должен был задать, иначе за это уже следовало начать подозревать в готовности предать или несерьёзности намерений. Кроме Барри, разумеется, тот просто мог торопиться на обед и был готов на всё, кроме голодовки.
И в то же время это были вопросы, на которые не было универсального ответа. Диана могла для каждого подбирать слова сколько угодно, но, в итоге, каждый из них должен был найти эти слова в себе, она могла лишь зажечь фитиль в лампаде их веры, а потушить его или же попробовать сохранить, решать только им.
- Всё так, как ты и говоришь – мы не умеем сражаться вместе, доверять друг другу, потому что привыкли действовать в одиночку, потому что каждый из нас живёт двумя жизнями, хранит свои тайны, и сейчас вовсе не команда, – это была их добровольная плата за то, чтобы сейчас в парке спокойно катались велосипедисты, дети охотились за утками, а их мамы весело щебетали о чем-то своем, невероятно житейском, важном и сиюминутном. Стив говорил, что люди любят мирную жизнь, любят завтраки… - И никто из нас, кажется, не обладает пророческим даром, чтобы узнать заранее, получится ли у нас. А случись мне спросить Дельфийского Оракула, так гадали бы до конца дней, как их этого ответа получить простое «да» или «нет». И более того, у нас не получится сразу научиться быть единым организмом, на это уйдут годы. Но я знаю… Нет, Кал-Эл, я верю, что нам всем стоит измениться. Время одиночек уходит, даже наши враги уже не приходят одни, и если всё оставить как есть, то мы умрем. Умрем из-за собственной гордыни, сражаясь в одиночку с миллиардами, потому что тогда будет поздно что-то менять. А следом за нами умрут они, – амазонка едва заметно кивнула в сторону людей. - Всегда будет бесчисленное количество причин, почему у нас может не получиться, они будут роиться как призраки, как дикие пчелы, которые будут кусать и отвлекать, но мы должны помнить, ради чего мы вышли однажды и идти вперёд, не останавливаться. Вместе у нас больше шансов. А жертвы будут всегда. Я уже отдала свой дом, спокойную жизнь со своими сестрами, с матерью, чтобы пойти в мир людей. У меня нет семьи, а друзей я хороню уже сто лет, а некоторых и нет возможности похоронить. У меня есть только две драгоценности – моя воинская честь и моя вера. Их у меня не отнимут. И я верю, что нам стоит попытаться. Никто из нас не смог бы один одолеть Степного Волка, вместе мы смогли. И я вижу в этом доброе предзнаменование и предупреждение, потому что следующее препятствие будет труднее.

+1

6

Диана умела говорить правильные слова в нужный момент. Она подбирала именно те формулировки, которые было так необходимо услышать страждущему существу, потерявшемуся на фоне бесконечности. Они приводила очень точные метафоры, даже не задумываясь об этом. Слушая ее, хотелось верить в то, что любая ситуация поправима, даже самая неблагополучная и безнадежная. Она была права. Рано или поздно воспоминания Кларка потускнеют, а ощущение смерти станет куда менее явным. Постепенно его сознание и его душа вернутся назад, продолжать жить дальше. Однако именно сейчас они все еще отчасти оставались где-то далеко, угнетенные и сломленные. После смерти нет ничего, о чем хотелось бы рассказать другим. Это Ад. Тот самый Ад, о котором так любят говорить и писать. Вырванная душа борется за свое существование, потому что иначе нельзя. Кларк не пожелал бы никому оказаться на его месте, испытать пытки и муки собственных ошибок, грехов и пороков, которые уже нельзя ни чем исправить.
- Выходит, нам всем придется выбрать лишь одну жизнь, - заметил Кал-Эл, слегка качнув головой. - И перестать вести двойную игру. Команда должна стать жизнью каждого. Первой и самой главной. Ты готова пойти на эту жертву, но что скажут другие? Готовы ли они поставить интересы человечества, благополучия Земли и ее обитателей выше своих собственных?
Это решение было трудным, но принять его было необходимо. Чем больше Кларк думал, чем дольше слушал Диану, тем лучше понимал, что лично у него уже нет никакого выбора. Он все решил еще до того, как пришел в этот парк. Просто он сам себе в этом не признавался. Если ему были даны удивительные силы, если он мог спасти тысячи жизней, значит он должен это сделать любой ценой. Не просто так именно он остался в живых и прибыл с Криптона на совершенно чужую для него планету. В этом вопросе Кларк полностью соглашался с Амазонкой. Он действительно верил в судьбу. И он понимал, что ничего не происходит просто так. У всего есть некая причина, задача, цель, достижение коей способно принести значительную пользу и изменить жизнь.
- Да, - кивнул Последний сын Криптона, переводя взгляд на людей. - У них нет возможности защищать себя самостоятельно. Они борются друг с другом, а в итоге ничего не достигают. Им нужна помощь. Нужно вдохновение, которое пробудило бы их разумы. Вряд ли людей можно изменить, однако им можно показать достойный пример. Если мы научимся работать в команде, это будет первым шагом.
Встретившись на своем пути с самыми разными проявлениями человеческих характеров, мнений, решений, желаний, Кларк все равно оставался в некотором роде идеалистом. Он надеялся, что однажды люди перестанут убивать друг друга и ставить власть выше жизней других. Он хотел бы вернуть им всем надежду и веру, коих человечество лишилось за долгие века своего существования. Вероятность успеха данного предприятия приближалась к нулю, но не попытаться означало окончательно сложить руки и выйти из игры, чего Супермен не мог себе позволить. Если однажды он взвалил на себя ношу ответственности, то теперь он не имеет права от нее отказываться.
- Твои слова вселяют веру и в меня, - признался Кал-Эл. - Если вы смогли вернуть меня к жизни совместными усилиями, значит и в будущем у нас есть шанс сплотиться и бороться бок о бок. Я действительно хочу надеяться на лучшее, на положительный исход этой затеи, пусть он и кажется сейчас очень смутными.
Будущее было столь неясным, столь непонятным и неизвестным, что невозможно было себе представить, какие еще опасности могут постичь этот мир. Если вам кажется, будто вы повидал все, то вы глубоко ошибаетесь. Еще не миновало и половины трудностей и задач, какие могут возникнуть на пути человечества. Земля стала магнитом притяжения всего плохого, отрицательного и разрушительного. Она притягивает к себе проблемы своими наивностью, незащищенностью, упрямством, тщеславием и индивидуализацией. Здесь каждый борется сам за себя. Вот почему Диана предложила объединиться и создать команду. Она понимает, насколько важны совместные усилия.
Кларк поднялся со скамьи, продолжая рассматривать гуляющих в парке людей. Они даже не понимали, что рядом с ними находятся Супермен и Чудо-женщина, скрывающиеся под видом обычных жителей Метрополиса. Людей легко обмануть. Слишком легко.
- Что бы ни решили остальные, я поддержу тебя, - произнес Кал-Эл. - Если наше дело потребует жертв, то я готов их принести. Ради общей цели. Ради будущего. Ради покоя других. Как ты и сказала, ничто не случается просто так. И мы здесь появились не без причины... – он тяжело вздохнул и посмотрел на Диану. - Каков же будет наш следующий шаг?
Лишь постоянное напоминание о том, что у них есть цель, поможет Кларку постепенно абстрагироваться от воспоминаний о собственной смерти. Лишь так он сможет вернуть долг тем, кто рискнул воскресить его, пусть и осознавая, насколько это был большой риск. Он мог остаться чудовищем из Ада навсегда, но этого не произошло. Обстоятельства не могли сложиться так удачно в непроизвольном порядке.

+1

7

Можно ли вообще было перестать вести двойную игру? Вряд ли такое было возможно, потому что она позволяла им взаимодействовать с обычными людьми и не быть постоянной мишенью. Чудо-Женщина не могла выйти в магазин, а Супермен не мог спать – нельзя было изменять концепцию радикально и отдаляться.
- Нет, не так, – Диана улыбнулась, потому что и сама была склонна делить мир на черное и белое, резко разграничивать всё, говорить только правду, но сегодня вынуждена была объяснять, что кое-где есть не только двойная жизнь, но и двойное дно, от обнаружения которого пропадала вся магия. - Каждый из нас, когда первый раз надел маску или плащ, уже сделал выбор. Осознанно или нет, но сделали его все – для нас всегда чужие жизни будут важнее нашей собственной. Но мы не должны отказываться от человеческой жизни совсем, забывать Кларка Кента или Диану Принс, потому что не только мы нужны людям, но и она нам. Без этих… – она нахмурилась, подбирая слова и пожимая плечами. - Человеческих проблем, с которыми мы сталкиваемся в одной из жизней, мы перестанем быть теми, кто мы есть. Мы не только обречем себя на одиночество, которое иссушает душу и отбирает надежду, но и сделаем куда более страшную вещь – мы станем их новыми богами, станем недосягаемыми и… – амазонка поджала губы, потому что следующие слова для неё, верящей и верной своим богам, были неприятными. - Глухими к их бедам. Мы будем только устранять последствия, но не будем уже знать причин. Мы перестанем быть надеждой, станем идолами и лже-богами, вознесшимися над смертными. И это будет наш конец, но не физический, а моральный, и Землю надо будет защищать уже от нас.
Связь с землёй под ногами давала им силы, необходимость слиться с этим миром и не привлекать к себе лишнего внимания давала им бесценные уроки по контролю за своими способностями. А ещё защищала тех, кто им был дорог: почти у каждого из них всё-таки было, что терять, кого терять. Диана давно думала о том, насколько сильной женщиной является Лоис, которая жила с чужой тайной, служила безумцам приманкой для Супермена и при этом видела в Кларке именно человека. Человека необыкновенного, обладающего невероятными силами, но человека, а не пришельца, бога или кого-то ещё.
- И ты прав, когда говоришь, что им нужно вдохновение, – Диана посмотрела куда-то вверх, щурясь от солнца. Вдохновение должно было быть как дыхание – это знали и чувствовали эллины, но забыли современные люди, задыхавшиеся теперь в огромных каменных клетках, которые построили сами. Добровольно. - Наш пример, одиночек, привыкших рассчитывать на свои силы и ни на кого больше, может их чему-то научить. Мы ведь не сильно в этом отличаемся от них, не находишь? Как и они, мы каждый за себя, потому что так нам комфортнее по разным причинам. Но у нас есть общая цель, она даёт нам шанс перебороть кое-что, чем мы заразились от людей, а они, видя живой пример, возможно тоже хотя бы попытаются вынырнуть из собственных маленьких мирков и увидеть, что все мы живём в одном общем мире, которому нужна забота каждого. Посильная – каждый может сделать свой вклад, на что хватит сил.
Кларк был последним сыном Криптона, но получил человеческое воспитание, Брюс был человеком, как Барри, не всегда бывший метачеловеком, Виктор лишь недавно стал Киборгом, а Артур был наполовину человеком. Она же просто прожила здесь достаточно долго, чтобы теперь с удивлением, рассказывая об этом Кал-Элу, самой осознать, как много в них всех, даже в ней, принцессе амазонок, от обычных людей. Или в ней изначально было куда больше человечного, чем во многих людях, но это не так важно, важным было то, что всё это было частью них, которую нельзя было просто выключить, будто бы нажав на кнопку, и забыть, отбросить.
- Спасибо, – она легко поднялась следом за ним и кивнула в сторону дорожки, предлагая пройтись. - Я не буду обещать, что у нас получится. Этого никто не сможет пообещать, но Виктор или Брюс могут высчитать вероятность удачи. Честно говоря, их цифры в меня ничего не вселяют, ни надежды, ни отчаяния – я привыкла верить и делать, – возможно, на это хотела надеяться Диана, после сегодняшнего разговора у криптонца за спиной останется меньше теней из Аида. - Будет тяжело с Акваменом, у него непростой характер и излишняя эмоциональность. Я почти уверена, что Виктор согласится – он обретает больше, чем теряет. А Барри тебя всё ещё немного побаивается, но он даже немного повзрослел за эти несколько дней. Но это те, о ком мы уже знаем. В будущем, я надеюсь, нас станет больше, а сейчас… С передовицы Дейли Плэнет уже ушли душераздирающие статьи о безысходности? – Диана остановилась и скрестила на груди руки. - Пропал Лекс Лютор. Скромный журналист Кларк Кент ведь сможет навестить ЛексКорп и узнать, какие настроения сейчас в компании и не появлялся ли Лекс там?

+1

8

Если команда все-таки будет работать совместно, то им придется научится искать баланс в отношениях друг с другом. Более того, им придется искать этот баланс и в самих себе, что сделать очень трудно. Теперь падение одного повлечет за собой падение всех. Они будут неразрывно связаны друг с другом узами, которые гораздо сильнее многих. На самом деле они уже были связаны, просто еще этого не осознавали. Долг и чувство ответственности никогда не позволили бы им отступить и сделать шаг назад. Уж точно не Кал-Элу. Однако обычная жизнь… Человеческая жизнь… Он не был уверен в том, что сумеет вернуться, что все будет так, как раньше. И это внутреннее чувство не давало ему покоя. Смерть и возвращение стали испытанием. Он ранил тех, кого в будущем, возможно, назовет товарищами или даже друзьями. Как и говорила Диана, бесследно подобное не могло пройти. У всего есть цена. У жизни Супермена она тоже имелась, но вопрос — насколько высокая?
- Ты же понимаешь, что это лишь наши надежды, красивые слова и вера, - произнес Кларк в ответ. - Мы можем так ничего и не добиться. Или же пытаться слишком долго, что однажды устанем от этих бесчисленных терзаний и мучений. Что же будет тогда? Мы вернемся в тень? Ни один из нас не защищен от возможного разочарования.
Казалось, уже столько раз люди подводили Супермена, делали из него преступника и монстра. А он все равно продолжал им помогать, продолжал их защищать и взваливать на себя вину за все их ошибки. Вероятно, такова судьба каждого, кто решился встать на путь героя, ведь подобное звание не получают просто так. Быть богом… Кларк не хотел, чтобы такое случилось с ним, хотя его отец думал иначе. Вернее, его проекция. Он говорил, что Кал-Эл должен вдохновить людей на перемены, сделать лучше, стать для них богом, в которого бы они верили, который бы давал им силы бороться. Вышло все иначе. Супермен умер, значит он не был богом. Но он воскрес — кто же он тогда? Ужасный плод науки? Чья-то безумная прихоть? Марионетка в игре высших сил? Жизнь нередко заставляет страдать тех, кто этого не заслуживает. Она бьет по рукам и ногам, выбивает воздух из легких, заставляет кричать и корчиться в адских муках от боли и безнадежности. Однажды у каждого наступает тот момент, когда уже нет сил ни бороться, ни ждать. Зачем? Все равно исход будет не таким, каким его хотят видеть. Жизнь устанавливает свои правила. И зачастую они не соответствуют тому, чему человека учили на протяжении его короткого существования.
Они направились по аллее вдоль парка, оставляя позади пруд, уток и детей с их родителями.
- Числа не могут дать нам стопроцентную гарантию, - пожал плечами Кларк. - Зачем тогда считать? Если тебе известна вероятность отрицательного исхода событий, то ты будешь думать о ней, а не о том, как все сделать правильно.
Сделав один круг, каждый вновь возвращается на исходную позицию, вставая в очередной раз на старт очередного этапа своего существования. Как ни странно, у жизни много начал и много концов, просто некоторые этого не замечают или же не придают подобному значения. Зачем оглядываться по сторонам, когда есть твоя собственная жизнь, которая значит куда больше, чем все остальное? Именно так большинство и живет, замыкаясь. Ни Супермен, ни Чудо-женщина, ни Бэтмен ни другие необычные люди с уникальными способностями не должны замыкаться. Они должны бороться. До последнего вздоха. Сколько бы их ни пришлось пережить.
- Я полагаю, ты ждешь утвердительного ответа, - улыбнулся Кларк, останавливаясь рядом с Дианой. - Возможно, лишь я сам не до конца принял собственное воскрешение. Остальным удалось это сделать быстрее. Но, признаюсь, мне нравится быть живым, – его улыбка вновь сменилась задумчивым выражением. - Я знаю, что ты изначально была против идеи Брюса. Я понимаю, почему. Это риск, который не всегда оправдан.
Ему было трудно представить себя на месте Дианы. Или Уэйна. Или любого другого, кто помогал претворить безумную идею в реальность. То, что она увенчалась успехом, можно назвать чудом. Сам Кларк вряд ли согласился бы на нечто подобное. Или, скорее, согласился бы в одном конкретном случае, когда его эмоции возобладали бы над разумом. Такого еще не случалось, но, вероятно, однажды случится. Каким тогда будет Супермен? Что он сделает? Лучше не проверять, хотя многие на это решались, пусть и безуспешно.
- Думаю, да, - согласился сразу же Кларк. - Но вряд ли он там появлялся. Слишком предсказуемо для остальных и слишком неинтересно для него лично. Он не так глуп. Вероятно, у него имеется несколько баз, где хранится оружие и сооружены лаборатории, - послышался глубокий вдох и тяжелыq выдох. -  Лекса надо найти как можно скорее. Кто знает, что он выдумает на этот раз. В одиночку он явно не сумел бы скрыться, ему помогали.

+1

9

- Мы всегда были только с надеждой и без гарантии, что у нас получится, - у Кал-Эла было больше времени, чтобы освоиться в мире людей к тому моменту, когда он решил стать Суперменом, она же просто вошла сразу, толком не зная о людях ничего, не считая наивной веры в легенды и мифы, где их создал Зевс по своему образу и подобию. - Значит надо ловить, когда кто-то падает, а не смотреть со стороны.
Для неё это было просто, естественно, это было почти уже агрессивной попыткой вернуть немного привычного ей мироустройства и показать другим все преимущества работы в команде, когда тебе всегда готовы подставить плечо и помочь, когда большие невзгоды ложатся не на плечи кого-то одного, а распределяются на составляющие, становясь выполнимыми. Диана до сих пор считала, что смерть Супермена была следствием того самого индивидуализма, не давшего ему трезво оценить риски, силы и принять правильное решение. А ведь у неё хватило бы силы загнать копье с криптонитом в монстра, и тогда никто не умер бы, не потребовалась бы жертва. Если бы он доверял, если бы он умел отказываться от чего-то, что выше его сил или на грани, давая возможность подхватить эстафету другим. Где окажется слабость одного, там силён будет другой - в этом прелесть команды и взаимопомощи.
- Нам нужно привыкнуть ко всему и позволить другим взять часть этой ноши. Сначала будет тяжело, потом... Увидим, - она обхватила себя за плечи руками и подумала о том, что, наверное, всё-таки немного слукавила - у неё была семья. Только странная, своеобразная из множества братьев и сестёр, из дядюшек и тётушек, которые находились в постоянных спорах между собой, но они исчезли, когда Арес пытался захватить власть. У Дианы было предчувствие, что в скором времени всё изменится, даже кое-какие конкретные подозрения, но... Но настоящей была только Кэсси. - Числа не для меня, - Диана отрицательно покачала головой. - Я буду сражаться за то, во что верю, против всех числе до конца. Числа нужны Бэтмену, но с ним сложно... - на самом деле он был единственным, кажется, кто мог действительно упереться и отказаться от всей затеи из-за своего бесконечного недоверия к миру. И собрав Лигу единожды, он мог отойти в тень сразу же, как только решил, что дальше это уже не его забота. Теперь он был её заботой. - Если бы я ждала от тебя отрицательного ответа, я бы не пришла, - амазонка улыбнулась. - В хорошее всегда проще поверить, чем осознать его. Мы вот видим и верим, а тебе приходится себя осознавать заново, но ты вдохновишь остальных своим примером. И... да, я была категорически против, - Диана помрачнела, хотя понимала, что всё уже в прошлом и риск оправдался более чем. - Дело не только в опасности, дело в... Ты понимаешь, как много всего было сопряжено с этим решением.
Я старомодна, суеверна... Мы сильно поругались.

Это был один из тех немногих случаев, когда она по-настоящему разозлилась, потому что Брюс задел её за живое, болезненное и как будто бы упрекнул. Потому что она даже никогда и не думала о том, чтобы молить богов вернуть ей Стива, и в тот момент казалось, что она слишком легко сдалась, хотя она просто знала, что не имеет права на это. Возможно, ей не хватило веры, а человеческая война высасывала из неё постепенно надежду.
- Я видела две Мировые войны и сделаю всё, чтобы не допустить Третьей, - Диана резко сменила тему, потому что не хотела говорить о Брюсе. И хотя, казалось, перед битвой они говорили друг с другом достаточно искренне, в следующий момент опять чувствовалась недосказанность, с которой нужно было разбираться им самим. - Может быть и не появлялся, но мог кому-то звонить... Надо проверять все варианты. Будем искать, кто помог ему в Аркхэме... И Кларк, придя уговорить тебя вступить в Лигу,
я хотела, чтобы, со временем, ты её возглавил. Я не могу быть генералом. И ещё,
- она помолчала, рассматривая озеро. - Нас таких больше - пришельцы, металюди... Среди них многим не всё равно до происходящего, их стоит найти постепенно и предложить присоединиться к нам. Но основой, фундаментом для Лиги, должны стать мы.

0


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » You must fight just to keep them alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC