be active
need you
о, привет, ты уже слышал про дороги, уводящие в никуда, появляющиеся из ниоткуда? дороги, которые не всегда выйдет отличить от настоящих, дороги, которые раскиданы по всему миру.


ТЕМА НЕДЕЛИ: music

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » Апостолы Ворона


Апостолы Ворона

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Апостолы Ворона
[Children of the Corn]
  http://s4.uploads.ru/rx59y.png http://s5.uploads.ru/3DHGC.png http://sf.uploads.ru/QKs2y.png


✁ ✄ Bishop Briggs - River

Альберт Розенфилд, Стэн, Эдди, Ричи и Уилл

После смерти жены ранее известный писатель не может заставить себя сесть за роман. Вместе со своим сыном он отправляется искать вдохновения вдали от шумного мегаполиса. Впереди его ждет только пыльная дорога и ветер, шелестящий в листьях кукурузы.

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Господь сказал, что в Его доме много комнат, но нет в нем комнаты для прелюбодея. И для алчущего. И для осквернителя кукурузы. Только кровь агнца спасет нас.


[icon]http://s8.uploads.ru/9GFE2.png[/icon]

Отредактировано Stanley Uris (2018-02-02 23:24:30)

+5

2

[indent]  [indent] Эллис всегда говорила, что я способен на большее.
[indent]  [indent] Она говорила, что преодолим любой кризис и писательский блок. Просто надо верить в себя. "Верить и стараться, Алан."Клянусь Богом, так и говорила. У этой женщины была феноменальная вера в меня и непостижимые мной запасы позитива. Наверное, так сильна была её любовь. Её нет уже больше года.
[indent]  [indent] В начале прошлого лета Эллис утонула в озере Мичиган.

[indent] От самого края дороги всегда создаётся ощущение, что кукурузные поля раскинулись до самого горизонта. Куда ни глянь - что вправо, что влево - те простираются от края до края. Бесконечный океан сочной зелени и налитых солнечным золотом початков. Раскачивающиеся от ветра пушистые метёлки тычиночных цветков - словно барашки на волнах.
[indent] Закрой же глаза и вдохни аромат, открой лицо ветру. А потом сойди с дороги и пройдись по рядам. Почувствуй это ни с чем не сравнимое ощущение живого плотного леса, укрывающего тебя со всей сторон, укутывающего,
сдавливающего. Кукуруза - совсем не то же самое, что пшеница, выхаживая меж которой ты можешь провести по колосьям рукой, словно огладить любимое домашнее животное. С пшеницей всё проще, там ты - хозяин, там ты всё себе подчинил. Пшеница склонилась перед тобой, венцом природы, перед Человеком, и молча кормит тебя, отдавая себя всю, лишь бы ты жил.
[indent] Но стоит тебе сойти с дороги и забрести в кукурузное поле...

▥ ▦ ▧ ▨ ▩

За прошедший с момента гибели жены год с небольшим Алан не написал ни строчки.
Ни строчки, если не считать этих пространных и временами пугающих заметок о кукурузе, что он находил по утрам в своей печатной машинке. Он не всегда помнил, как это писал, но уже давно привык ку своим писательским повадкам и не считал подобное необычным. Возможно, в какой-то момент очередных своих творческих потуг, он всё же "ловил волну" и входил в раж. Вот только ненадолго и писалась при этом какая-то совершенно бесполезная чушь.

Однажды, выдёргивая очередной такой листок, он не заметил, что буквы F G H застряли, и разорвал тот почти пополам. Быть может, в этом дело..., - думал Уэйк, расцепляя едва не слипшиеся литерные рычаги. Все его коллеги уже много лет не пользовались подобными пережитками прошлого, перейдя на компьютеры и лэптопы. Он же оставался невозможно старомодным и всё ещё работал на неплохо сохранившейся модели Continental. Быть может, это плохо, но для него была важна каждая составляющая писательства - кипы вполне материальной бумаги, которую можно было потрогать, понюхать, ощутить текстуру и скомкать с досадой, если не понравился очередной абзац, чернила и перья,  печатная машинка и даже стук её рычагов вместе со звоном каретки. Атмосфера, впечатление, атрибутика.
Возможно, он просто чрезмерно акцентировался именно на них и оттого упускал то, что на самом деле было важно.

До того, как Эллис утонула, они планировали в кои-то веки выехать за пределы душного Чикаго и посмотреть страну. Развеяться, набраться новых впечатлений и - если им совсем повезёт - сдвинуть с мёртвой точки этот чёртов затянувшийся удавкой на шее Алана блок. По жестокой иронии судьбы этому не суждено было сбыться. Последние надежды Уэйка ушли на дно озера Мичиган вместе с женой. Тела так и не нашли.

В жизнях оставшейся части семьи Уэйк - Алана и Ричи - всё ощутимо стало только хуже. Блок выше, депрессия глубже, они практически перестали друг с другом разговаривать, один всё дальше углубляясь в апатию, второй - в школьные и неурочные дела. В какой-то момент Ричард почти полностью оказался предоставлен самому себе, а Алан столкнулся с нелицеприятной реальностью в виде стремительно тающих банковских счетов. У него просто больше не было ни права, ни даже возможности прокрастинировать. А потому, проснувшись однажды утром и выдернув из цепких лап пишущей машинки очередной пропитанный кукурузой листок, он неожиданно даже для самого себя всё-таки принял это решение. Возможно - только возможно - оно было лучшим в его жизни.



Осень в этом году жаркая, и наступает она им на пятки не хуже того самого пустеющего счёта. Ещё немного и им практически не на что будет жить. Но пока - впереди только уходящая над дорогой ввысь синева неба, серый, растрескавшийся асфальт и сухой ветер, бросающий в лобовое стекло пригоршни пыли. До следующей заправки ещё сто пятьдесят миль, но Алан уверен, что залитого под завязку в точке их последней стоянки бензина вполне хватит, чтобы дотянуть. А потом они с Ричи перекусят и, возможно, выберут себе место на ночлег.

Засушливые равнины Небраски потихоньку сменяются более влажным континентальным климатом, по обе стороны дороги наконец начинаются одно за другим попадаться поля. Алан старается быть поближе к природе, а не строго держаться широких федеральных трасс - он считает, что так больше вероятности увидеть что-то особенное, далеко выходящее за рамки обыденного, и воочию увидеть куда более простую, не городскую американскую жизнь.

Они едут не слишком быстро, а потому замечаютя его ещё издали - маленькую темнеющую фигурку на фоне готовящихся к приходу осени, а потому значительно побледневших кукурузных стеблей. В любое другое время, в любом другом месте Алан бы проехал мимо, даже не притормаживая, но что-то есть в этой фигурке, что-то зазывающее - помимо того, что мальчик совершенно определённо увидел их тоже и машет теперь им рукой, - заставляющее сначала сбросить скорость, а потом и вовсе остановиться. Кинув короткий взгляд на Ричи, Алан ставит их Dodge на нейтралку и приоткрывает дверь. Но выйти из неё не торопится.

- Привет! Какие-то проблемы? - окликает он парнишку, выйдя из авто лишь на половину и, как ему кажется, расслабленно облокотившись сверху на дверь.

▥ ▦ ▧ ▨ ▩


[indent] Вики кричит.
[indent] Внезапно и пронзительно, так, что у Берта почти закладывает уши. Но, к сожалению, уже слишком поздно - столкновения не избежать, даже если Берт будет со всех сил давить на педаль тормоза. Стук от ударившегося об автомобиль тела глухой, треск костей - отвратительный. Берт всё ещё слышит его у себя в голове те невыносимо долгие несколько секунд, пока продолжает сидеть на своём месте, до побелевших костяшек вцепившись в руль. Он не может пошевелиться, не может заставить себя расцепить пальцы, не может понять, как так получилось - почему он заранее не увидел пацана?
[indent] Тот выскочил из этой чёртовой кукурузы слишком внезапно, будто мчался не разбирая дороги, будто у него были закрыты глаза. Берт никогда не любил кукурузу. Берт никогда раньше не сбивал людей.
[indent] Вики уже не кричит - она плачет. А он всё так и сидит парализованный, не решающийся выйти и посмотреть, нужна ли мальчику помощь. Потому что ему страшно.

[nick]Alan Wake[/nick][status]I Am Awake[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2BUHG.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2BUHH.png[/sign][sleep]некогда успешный писатель-неудачник, катящийся в месте с сыном по наклонной. и обязательно прямиком через долбанные кукурузные поля.[/sleep][tea]<a href="http://rezeroed.rusff.ru" title="человек, 30"><b>АЛАН УЭЙК</b></a>[/tea][fandom]Alan Wake[/fandom]

+6

3

Так бывает, наверное.

Бывает, что тебе всего четырнадцать лет, а жизненная полоса переламывается и идет под откос. Говорят, что радикальные перемены в детстве воспринимаются с большей легкостью, но это все бред полнейший. Трагедия случаются и они подкашивают тебя в любом возрасте. Будь тебе десять, двадцать пять, сорок или шестьдесят — ты будешь сопротивляться переменам, которых не жаждешь. Будешь злиться и винить в том, что твоя жизнь лопается по швам, того кто попадет под горячую руку. И уж кто, а дети переносят это куда ярче. Так сложилось и с Ричи.

Идеальная жизнь младшего Уэйка начала рушиться со смертью одного из самых близких людей. Потеря матери сильно подкосила его психику. Ричи в один момент превратился из обычного мальчишки в мрачную, вечно сарказмирующую и изливающуюся черным юмором занозу. Более того, он постоянно злился. Злился Ричи на отца. За то, что тот не был рядом с матерью в должной степени тогда, когда это было нужно. За то, что теперь не находится рядом с Ричи. Признать это вслух было бы слишком унизительно, как казалось ему самому и кажется до сих пор. Он вообще старался не разговаривать с отцом на темы, которые бы не касались обычных бытовых вопросов. «Доброе утро», «спокойной ночи», «да, в школе все в порядке», «приятного аппетита», «спасибо, что ни черта не интересуешься мной». Впрочем, о последнем Ричи только мечтал и не мог найти в себе смелости произнести подобную фразу вслух. В те моменты, когда внутри него кипело негодования, отца рядом не было. А потом Ричи сам успокаивался и едва ли не покрывался корочкой льда. Корочкой равнодушия.

Сейчас все с тем же отстраненным выражением лица Ричи сидел на заднем сиденье отцовской машины. На его коленях лежал старый комикс, который он листал с безразличным видом. Казалось, что его взгляд просто бродит по разрисованной бумаге, но разум напрочь отказывается вникать в смысл написанного и проиллюстрированного. Рядом с Ричи лежал его потертый рюкзак и плеер, наушники от которого тянулись прямо к ушам своего владельца. Его барабанные перепонки разрывались от громкой музыки ac/dc, но он и не думал убавлять звук. Музыка уже давно стала для него вполне очевидным способом в попытке абстрагироваться от внешнего мира. От отца в частности. Уже на похоронах они стояли в отдалении друг от друга. Тогда, под звук комьев земли, опускающихся на крышку гроба, в голове Ричи появилась совершенно не детская мысль. Он подумал о том, что потерял двух своих родителей, потому что живым отец явно не выглядел. Если только физически.

Ричи отрывает взгляд от комикса и переводит его на пейзаж за окном. Раньше он любил путешествовать на машине, наслаждаться видами родной страны и погружаться в атмосферу пути, но сейчас испытывал только лишь раздражения. Он оказался буквально вырванным листом из толстой тетради. Вырванным из привычного образа жизни, привычного окружения и, наконец, школы. Сломленный трагедией, связанной со смертью, Ричи был вынужден переживать еще и весь этот путь в неизвестность. Лишь только потому что отцу этого хотелось — сейчас младший Уэйк воспринимал это так и не иначе. Бесконечное безразличное поле, дорожная пыль и зной уже опротивели ему. Хотелось заорать, словно скандальный подросток, который не видит ничего дальше своего максимализма, но почему-то Ричи не мог.

Возможно, то была надежда на то, что все еще может измениться. Что его злость и боль отца уляжется и потом они вполне смогут жить дальше. Так, как было раньше. Минус один, но все же. Возможно, поэтому Ричи не сыпал обвинениями и терпел, стиснув зубы. Все должно было нормализоваться. У них была крепкая и дружная семья. Это не могло просто уйти сквозь пальцы, как песок.

Ричи открыл окно со своей стороны чуть посильнее и высунул в проем руку, ловя ладонью попутный воздух. Он не сразу понял, почему машина начала плавно сбавлять ход, а потому просунул голову между двумя передними сиденьями и недоуменно посмотрел на отца, а затем на дорогу. На безлюдной и пустынной проезжей части нарисовалась фигура. Уже издалека было ясно, что фигура эта детская и уже только это могло вызвать удивление. Насколько Ричи успел заметить, вокруг было сплошь поле. Море кукурузных стеблей под палящим солнцем и только, откуда бы тут появиться мальчишке? Однако, машина сбавляла ход.

— Ты хочешь остановиться? Серьезно? — Ричи убавил музыку в своих наушниках. Его вопрос был скорее риторическим, да ему никто и не торопился отвечать, а машина уже остановилась. Ричи перевесился через приоткрытое окно и с интересом попытался рассмотреть мальчишку. Он стоял поодаль от него и младший Уэйк был практически лишен возможности обзора, а потому смысла в этом не было никакого.

Ричи прикрыл ладонью глаза, прячась от солнца, и склонил голову чуть набок. Он откладывает комикс окончательно и следом за ним отправляются наушники. Он покидает машину с противоположной от незнакомца стороны и громко хлопает дверью, словно специально, а затем обходит автомобиль вокруг. Ричи никогда не отличался особой коммуникабельностью и явно не горел желанием заводить новые знакомства по дороге. Не сейчас уж тем более. Он скрестил руки на груди и повернулся к отцу.

— Что же, отлично, я все равно давно хотел в туалет! — буркнув себе это буквально под нос, Ричи направился в сторону пожухлых стеблей кукурузы, раздвигая их руками и исчезая в глубине этого растительного моря. Он был не в восторге от этой остановки. Может быть, теперь отец захочет еще подвезти мальчишку? Просто прекрасно. Ричи померещилась участливость в голосе отца, когда тот обратился к незнакомцу. В тот момент, когда им самим он уже давно искренне не интересовался.

+5

4

Кукуруза шептала. Ветер пел между рядов, шелестя длинными острыми листьями и мерно раскачивая стебли. Бескрайние поля грезили под остывающим осенним солнцем, и никто не мог разгадать их сны. Здесь зарождалась и умирала жизнь, матери приносили в мир детей и ровно через девятнадцать лет они возвращались в заросли, к силам, оберегающим поля от зла.

К Тому, Кто Обходит Ряды.

Мальчик лет четырнадцатыми стоял у обочины и приветственно махал рукой проезжающей машине. На нем был старомодный черный костюм, припавший слоем пыли, белая рубашка и черная широкополая шляпа. Он знал, что водитель остановится. Они всегда останавливались, и мальчику оставалось гадать - по собственной воле или по велению здешних мест. Погода стояла просто прекрасная - огромное синее небо, ни облачка, раскинулось над бескрайним и безмолвным кукурузным морем. В этом году, несмотря на августовскую засуху, урожай был богатым.

В руках мальчик крутил распятие, изготовленное из стержня молодого початка и длинных пожелтевших листьев, перевитых коричневыми волоконцами. К грубой крестовине крепилась фигурка с маленькими глазами-зернами и крохотным венком из небрежно скрученного волокна. Дождавшись, когда машина остановится, он подошел к ней и снял шляпу.

- Добрый день, мистер, - мальчик робко улыбнулся выглянувшему водителю, жмурясь от солнца. На щеках появились ямочки, делающим его похожим на ребенка с какого-нибудь рекламного плаката, но в глазах читалась настороженность. Кто знает, что за человек сидит в машине? Посомневавшись немного, он еще на шаг приблизился к Алану.

Неожиданно взгляд незнакомого мальчика остановился на Ричи. Тот как раз собрался оросить стебли кукурузы у обочины.  Этого нельзя было делать, но он не стал вмешиваться. Позже, осквернители будут наказаны, на все воля Божья.

- Вы здесь проездом, да? Не подкинете меня в Гэтлин? Здесь недалеко, уверяю вас.

Он с интересом разглядывал мужчину, пытаясь запомнить каждую деталь. Гости здесь появлялись редко, и всякий раз их визит выбивал жизнь маленького городка из колеи. Маленького мертвого городка, где ворон было больше, чем людей.

Мальчик снова улыбнулся и протянул Алану руку. Ладонь была маленькой и пыльной.

- Мое имя Айзек. И, как я уже говорил, мне нужно поскорее вернуться в Гэтлин. Стыдно признаваться, но я заблудился. Мы играли в поле и... Не знаю, как так вышло. Вы поможете мне?

Он покосился на справляющего нужду Ричи и в нем что-то неуловимо изменилось, на лицо мальчика легла тень, а глаза стали почти черными от злости. Но в следующий момент он снова заулыбался, как ни в чем не бывало.

Никогда прежде Уэйку не доводилось слышать этого названия - Гэтлин. С другой стороны слишком сложно было упомнить названия всех маленьких американских городков. Он чуть помедлил, потому что это почти наверняка означало сделать крюк, но и бросить ребенка одного на дороге ему не позволяли совесть и какой-никакой, но инстинкт родителя.

- Конечно, Айзек, - отзывается он наконец, потерев затекшую шею. - Не знаю, есть ли твой Гэтлин на карте, но, если что, покажешь нам дорогу. Залезай.

Повторять дважды ему не пришлось - мальчик быстро забрался в "Додж" и уселся на пассажирское сиденье прямо за Аланом.

Впереди их ждал небольшой подъем, а за ним - Гэтлин. Айзек впервые находился так далеко от города, но не испытывал ни страха, ни сомнений. Тернии на пути должны были сделать его сильнее.

Подъехав ближе на несколько миль, можно было разглядеть поржавевшую табличку: "Во всей Небраске вы не найдете такого городка как Гэтлин. И не только в Небраске". Она не лгала, но Алану с Ричи лишь предстояло убедиться в этом.

Четыре года назад город фактически прекратил свое существование. Единственным местом, в котором по-прежнему теплилась жизнь, была старая баптистская церковь. Ее окружала аккуратная зеленая лужайка с цветами, которую украшала табличка, приглашающая всех желающих посетить воскресную проповедь.

Четыре года назад Айзека звали иначе. Он был обычным сбившимся с пути ребенком, без цели и будущего. До тех пор, пока жарким июльским полуднем он не очутился на островке в бесконечном океане кукурузы. Тогда он впервые услышал голос в шелесте листьев и Бог явился ему. На следующий день он собрал детей и повел их в поле. Большинство из них были ровесниками Ричи.

Дверца "Доджа" хлопнула, и Айзек выглянул в окно. Мальчик, ехавший в машине, возвращался из кукурузы.

- Это ваш сын? Как его зовут?

[icon]http://sd.uploads.ru/CgvU8.png[/icon]

Отредактировано Stanley Uris (2018-02-19 00:35:02)

+5

5

[indent]  [indent] Хочется думать, что у каждого из нас в жизни случается такой момент, когда понимаешь - что-то пошло не так. Хотя, вряд ли одно такое ощущение можно считать оправданием, тем более, что в моём случае не так пошло, кажется, всё. Оно накапливалось и складывалось одно к одному, как снежный ком, собирающийся в лавину и сносящий всё на своём пути.
[indent]  [indent] Сначала это невероятнейшие мелочи - в каком-то ресторане вдруг не приняли к оплате твою кредитку, а твоё место в самолёте занял какой-то очень спешащий и влиятельный азиат. Но потом они набирают обороты, и вот тебя уже кто-то обокрал, а издателю не глянулась рукопись. Но даже тогда, даже после провальных продаж и отменённого турне, даже после годового молчания, совершенно явно превратившегося в страх очередного провала и, соответственно, тот самый писательский блок, я не думал.. Что апогеем всего этого невезения станет гибель Эллис.
[indent]  [indent] Смерть слишком ультимативна. Слишком финальна. Она просто настолько слишком для каждого из нас, что вытесняется из бытия и восприятия. Она словно не существует для нас, пока внезапно не объявится на пороге.


[indent] Здесь, меж рядов - что меж стволов деревьев - другой мир и совершенно другая жизнь. Здесь свои законы и свои значения у каждой вещи, каждого понятия. Здесь нет привычной цивилизации, нет простоты и удобства, приносимых электричеством, нет той особой, пусть и слегка эфемерной безопасности, что гарантируют собой закованные в бетон города. Здесь - только ты, человек, природа и Её закон.
[indent] Ты можешь зайти в них, рискнуть пройтись вдоль стеблей, цепляясь за них плечами, проводя руками по листьям, любуясь початками. Ты можешь даже сорвать себе парочку из тех, что дозрели, чтобы унести их потом в своё жилище. Можешь, если не боишься этого шелестящего и как будто живого зелёного моря, этого обманчивого спокойствия, которое вполне способно при твоей нерасторопности тебя поглотить.
[indent] Да брось, Алан, чем кукуруза может тебя напугать?..

▥ ▦ ▧ ▨ ▩

По голосу Ричи он почти сразу определяет, что тот недоволен, хоть и совершенно не может понять, почему.
Они не торопятся, и чёткого плана на день, никто и нигде их не ждёт, так почему бы не проявить элементарное дружелюбие и не остановиться? Тем более, если явно - да и неявной - угрозы никакой нет, а малец машет им целенаправленно?

Уэйк на мгновение пытается представить, что бы сделала Эллис в таком случае, как бы отреагировал и что бы сказала - себе, ему, Ричарду - но, заглянув глубоко в себя, не находит там ничего. Вряд ли, конечно, сын действительно ждёт какого-то ответа. Судя по установившейся между ними динамике, иногда лучше было промолчать и оставить всё, как есть, чем глубже увязать в собственной озвученной беспомощности.

- Только не заходи далеко, - всё же негромко бросает он вслед Ричи, прежде чем его спина скроется за наименее везучими из-за своей близости к дороге стеблями кукурузы.




Мальчишка, из-за которого они остановились и, видимо, обзавелись ещё одним поводом для недоразумений и ссор, представляется Айзеком. Сперва он кажется Алану слишком вежливым и взрослым - как по речи, так и по поведению - для своих лет. Настолько взрослым, что упоминание игры, за которой он умудрился потеряться, совершенно не вяжется с этим образом. Но потом он напоминает себе, что жизнь и детство в глубинке, в маленьких городах на периферии это совсем не то же самое, что жизнь в большом городе, а значит, и детство там будет выглядеть и длиться совершенно иначе. Здесь, на лоне природы, максимально близко к земле - среди стеблей кукурузы - под воздействием быта и гнётом совершенно иных забот дети вынуждены взрослеть раньше, и это только хорошо, что они при этом сами не забывают хоть как-то оставаться детьми.

Алану совсем немного стыдно, что его сын использует поле, скорее всего принадлежащее жителям этого самого  Гэтлина, как туалет. Отчасти он сам виноват в этом, ведь мог же остановиться и пораньше. А Ричард, в свою очередь, мог бы и попросить. Мужчина тяжело вздыхает, на мгновение опустив голову на руль и уперевшись в него лбом - вот настолько между ними с сыном всё плохо, но хотя бы попытаться исправить ситуацию, начав диалог, кажется, не стремится - или попросту не умеет? - ни один из них.

- Да, это... - с некоторой заминкой отзывается он на запоздало расслышанный вопрос их гостя, глядя на него в зеркало заднего вида. - Это мой сын, Ричард. Обычно он более дружелюбен, но сегодня настроение не то. Меня зовут Алан.

За дурацкую фразу о не том настроении он сам же себе мысленно отвешивает затрещину, как, наверное, сделала бы Эллис, будь она здесь, будь она всё ещё жива. Это невероятно глупо, ведь будь она всё ещё жива, они бы не были сейчас здесь, а Алан не был бы той самой причиной негативного поведения Ричи.

- Скажи, Айзек, у вас в Гэтлине есть заправка или закусочная? - он спрашивает это больше для поддержания разговора, нежели из практического интереса, но почему бы и не воспользоваться возможностью расправиться с этими двумя пунктами путешествия, если таковая представится.

Рич как будто бы не торопится вернуться и продолжить путь. Но и сидеть в кукурузе вечно он не может, а потому всё же выныривает оттуда и направляется к машине, хоть и выглядит при этом ещё более недовольным и насупленным, чем до того. Минус ещё одно родительское очко Алану Уэйку. Однажды его провалы в отцовстве должны закончиться, вот только как и когда?

▥ ▦ ▧ ▨ ▩


[indent] Они не знают, как им быть, кого звать, откуда ждать помощи. Знают только, что нельзя бросать тело на дороге. Оставив рыдающую и трясущуюся Вики в машине, Берт собирается с силами и выходит, чтобы заглянуть в лицо тому, что он только что сотворил.
[indent] Мальчишка совсем юный, но не это пугает Берта больше всего - страшнее того, что он убил ребёнка то, что его горло было перерезано, и мальчик истекал кровью ещё до того, как был сбит авто. Он умер бы в любом случае, просто по случайности выскочил на дорогу.
[indent] Шокированный своей находкой, Берт долго стоит над бездыханным телом, перемазанном в смеси крови и дорожной пыли. Его пальцы дрожат и плохо слушаются, когда он раскрывает найденную рядом с мальчиком сумку и заглядывает внутрь. Там он находит странное распятие, скрученное вручную из обвёрток кукурузных початков. Выпрямившись и оглянувшись на поле, он неожиданно чувствует не поддающийся рациональному объяснению страх.

[nick]Alan Wake[/nick][status]I Am Awake[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2BUHG.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2BUHH.png[/sign][sleep]некогда успешный писатель-неудачник, катящийся в месте с сыном по наклонной. и обязательно прямиком через долбанные кукурузные поля.[/sleep][tea]<a href="http://rezeroed.rusff.ru" title="человек, 30"><b>АЛАН УЭЙК</b></a>[/tea][fandom]Alan Wake[/fandom]

+5

6

Максимально по-идиотски Ричи чувствует себя в тот момент, когда осознает себя, стоявшим среди стеблей кукурузы, справляющего нужду и злящегося на отца за то, что тому есть дело даже до абсолютно незнакомого мальчишки, но не до собственного сына. Он осознает, что не может злиться вечно, но и выходить из этого состояния он не хочет. Поэтому бросает на машину взгляд, полный раздражения. Вот возьмет и останется в этих трущобах! А папаня пусть катит дальше к новой жизни. Все равно лучше Ричи уже не будет нигде.

И вот теперь Ричи ощущает себя еще и большим придурком вместе со своим юношеским максимализмом. В просвете окна машины Уэйк замечает кудрявую голову и понимающе кивает. Да уж, им действительно придется кататься по этим полям, судя по всему. Шурша подошвой по сухой земле, Ричи возвращается к автомобилю и тенью проскальзывает на заднее сиденье.

— Ну... Можем ехать? — он приподнимает брови, смотря на отца через зеркало заднего вида. Взгляд затягивается, потому как он надеется на то, что отец ответит на него и поймет, что Ричи вообще не в восторге от всего этого бардака. На самом деле, должен был понять еще раньше, но что уж там. Глубоко вздыхая и откидываясь на спинку заднего сиденья, Ричи обращает свой взгляд на невольного попутчика. Рука Ричи непроизвольно двинулась комиксу, лежащему между ними. Освобождая пространство для незнакомца, он убрал свое барахло в рюкзак, который в свою очередь так и остался валяться у них под ногами. Ричи смерил взглядом початок кукурузы, который мальчик сжимал в руке.

Из его горла вырвалось нечто среднее между протяжным «хм» и кашлем. Неловкость, которую данный звук посеял в салоне на заднем сидении, надо было срочно стирать, потому Ричи кивнул.

— Классная... игрушка, — фраза глупая, как и само существование Уэйка. Он мысленно хлопнул себя по лбу и не нашел ничего лучше, чем перевести взгляд на вид за окном. На бесконечное море кукурузы.

Что за деревня? 

К тому моменту, когда Ричи вернулся в машину, Айзек уже рассказывал его отцу о ситуации в городе. Заправка была, но пользовались ей нечасто. Гэтлин оказался настолько маленьким, что в автомобилях практически не было надобности. Исключение составляли только фермерские грузовики. Чужаки в город заглядывали редко и предпочитали останавливаться в Гранд Айленде – окружном центре Холла. С закусочными дела обстояли получше, если любишь кукурузу, конечно. Большинство блюд готовили именно с ней.

За окном мелькнул знак «Гэтлин. 5 миль. Осторожно – дети». Айзек легко улыбнулся и повернулся к Ричи.

— Это не игрушка, а украшение для церкви. Я сделал его пока бродил по кукурузным полям, — он протянул распятие своему собеседнику, глядя прямо на него. — Наверное, вам такие развлечения кажутся странными?

Ричи принял своеобразное распятие из рук Айзека. Ему показалось это действие достаточным признаком дружелюбия и стало чуть стыдно за свое поведение. Он ведь вел себя словно восьмидесятилетний дед, которого достала жизнь, окружающие люди и бесконечная дорога в лучшее будущего. А будущего у него и быть не может, не в его возрасте. Единственное будущее такого человека — это деревянная коробка на глубине метра ниже уровня земли. Ричи тряхнул головой. Он и сам себя не узнавал в последнее время.

Сконфуженно отведя взгляд в сторону, Ричи пожал плечами. Да уж, все это казалось ему странным.

— Это... необычно, но круто. Я бы не додумался. У вас тут все ходят в церковь? — сам он не посещал храмы уже давно. Да и в бога перестали верить, наверное, все члены семьи после смерти матери. Если бы там, на небе, кто-то был, то не допустил бы такого финала. Она бы не умерла. Ричи воспринимал теперь церковь как место, в котором можно подумать над своими желаниями, попросить помощи вслух и... Прислушаться к этому самостоятельно. Потому что больше никто не поможет и не услышит. А с собой он мог поговорить и без крестов, икон и свечей. Воскресные походы в церковь давно в прошлом. Говорить об этом не было необходимости.

Чуть шершавая поверхность початка неудобно ложилась в руку. Ричи чувствовал себя так, словно ему дозволили подержать королевский скипетр. На самом деле, так себя он чувствовал всегда, когда в руки попадала чужая вещь. Свое можно было ломать не щадя, но с чужими предметами Ричи старался обращаться аккуратнее. И теперь боялся неловко повредить... кукурузное распятие.

Уэйк бросил в сторону окна равнодушный взгляд, рассчитывая снова увидеть бесконечные кукурузные поля, но его взгляд зацепился за указатели. Они постепенно приезжали туда, куда их направлял незнакомый мальчик. Незнакомый. Ричи протянул ему свободную руку для рукопожатия, для себя совершенно не привычного.

— Я Ричи. Не знаю, сказали ли тебе уже, — он все так же мельком пытался поймать взгляд отца в зеркале заднего вида. Ричи повысил голос, произнося следующие слова, — Отправляемся на семейный отдых. Вот будет веселье. Верно, пап?

Усмешка, сквозившая в этой фразе, была практически ощутима физически. Тем временем кукурузные поля сменились ветвистыми деревьями. Дорога стала более ровной — Ричи ощутил это своей филейной частью тела, переставшей подпрыгивать на сидении при каждой кочке под колесом автомобиля. Он протянул распятие обратно его владельцу и едва заметно улыбнулся, пропуская на свое лицо выражение того прежнего Ричи, который уже давно не высовывал носа из своего подполья.

— Да, все ходят в церковь, — Айзек тепло улыбнулся Ричи, словно они были давным-давно знакомы и совершенно случайно встретились на дороге. — Честно говоря, раньше мне там совсем не нравилось. Было так скучно, особенно летом. Но родители настаивали до тех пор, пока они…

Он отвел глаза и умолк. За окном сухие вязы начали редеть, уступая место березам. Айзек молча наблюдал за ними, погрузившись в воспоминания. Он практически ничего не помнил о той ночи, когда его родители ушли в поле и больше не вернулись.

— Знаешь, кому-то другому я бы не стал рассказывать об этом. В Гэтлине не принято отзывать о церкви с пренебрежением. Но ты же никому не скажешь? Сейчас все изменилось, в городе произошли перемены к лучшему.

Он покрутил в руках свое распятие и вытянул одну руку вперед, указывая в сторону заправочной станции.

— Вон там заправка. Но я не уверен, что сегодня она работает. Все ушли на праздник, поэтому толку мало.

Вы когда-нибудь смотрели на незнакомого человека с осознанием, что понимаете его полностью? В недосказанной Айзеком фразе мелькнуло что-то такое, что заставило Ричи так себя почувствовать. Он кивал, пока тот говорил. Кивал и анализировал. Задавать вопросы про родителей показалось Уэйку бестактным и он сумел сдержать себя. Не начинать болтать, сыпля фразами, которые могут уколоть без его ведома. Ричи отвел взгляд в сторону, уставившись в спинку впередистоящего кресла.

Они приехали. Городок был похож на те, что Ричи видел в телевизионных передачах про край мира. Без сарказма. Казалось, что тут еще все выполнено из дерева. Ни единого камня в кладке дома. И ни единого человека на улице. Ричи показалось это немного странным, но затем он мысленно объяснил себе это неурочным часом. Мало ли. Люди могут работать.

Машина отца остановилась. Ричи неторопливо вышел из машины и огляделся. Наконец, он увидел живое существо — худощавый облезлый кот переходил дорогу с видом хозяина. Затем мальчику показалось, что занавеска в окне здания чуть трепыхалась. Но не более.

— Пап! — позвал он. Голос показался ему самому чертовски громким, — Давай, поторопись с заправкой. Нам еще ехать надо.

И побыстрее. Ричи не нравилась эта тишина. Он больше не хотел оставаться в подобном захолустье.

+3


Вы здесь » rebel key » ­The' drive a limousine, we ride a bike » Апостолы Ворона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC