Ей было интересно. А это было главной проблемой, с которой сталкивались окружающие — её интересы выходили за рамки приличного и неприличного, она не стеснялась подвергать сомнению то, что было прописными и негласными истинами, шаблонами и привычками, подвергая сомнению всё, включая собственное существование и существование людей вокруг. Все должно было быть доказано и обосновано, у всего должен был быть смысл, ничто не могло быть принято за аксиому, если только не считать аксиомой тот факт, что её окружали сплошь идиоты, но и это она могла доказать.
(c) Eurus . . . <читать дальше>

<АКТИВ>     <ЭПИЗОД>
Тема недели ---> cyberpunk     Фандом недели --->

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » Архив заброшенных эпизодов » Ain't No Rest for the Wicked


Ain't No Rest for the Wicked

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ain't No Rest for the Wicked
https://78.media.tumblr.com/411fc0ac37d78eadfde5b315b6e62176/tumblr_orpo2xHWwP1v25w3jo3_400.gifhttp://se.uploads.ru/MyKGW.gif

✁ ✄ Led Zeppelin – Immigrant Song & The Runaways – Cherry Bomb
Тор & Питер Квилл

Перевалочным пунктом для корабля асгардцев, направляющегося на Терру, служит ничем не примечательная планета, на поверку оказавшаяся базой мародеров. Стражи Галактики на манер благочестивых (нет) рыцарей за отдельную плату согласились разобраться с этими преступниками, особо не проявляющих внешней агрессии, но не дающих никому уйти со своей территории живыми - и давайте опустим тот самый момент, что кому-то это точно удавалось.
Враг моего врага - друг мой?

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Здесь могла бы быть ваша реклама.

[icon]http://s3.uploads.ru/Po2d6.gif[/icon]

+3

2

Даже у богов бывают плохие дни. И если кто-то думает, что по праву мистического происхождения покровители существующих миров имеют титаническое терпение да взор беспристрастный - пусть оставят поскорее эту чушь. Впрочем, теперь Тор даже придерживается мысли, будто всё произошедшее к лучшему. Ему нужна была разрядка. Хороший, динамичный бой, который моментально подстегнул как ноющее в бездействии тело, так и неуемную хандрящую душу. В последнее время, а, точнее, с момента падения родины Одинсону пришлось в кратчайшие сроки многое переосмыслить и принять бремя, которое теперь стало неизбежным. Парадоксально, пожалуй. Большую часть жизни его готовили как будущего царя, способного справиться со всем и, черт возьми, он действительно может преодолеть любую угрозу, но само становление правителем, Защитником Девяти Миров, как любил громко говорить Всеотец, Тор не мог до конца переварить. Отнестись адекватно, ответственно. Говорят, каждому судьбоносному событию отводится свой идеальный момент. Разве что асгардец думал, будто он наступит как-то более плавно...
- Да уж. - вслух, хоть и негромко, громовержец делает вывод сам для себя. Затем торопливо моргает, с долей растерянности, напротив, трёт тряпицей грязную щеку и, наклонившись в сторону, с чувством сплевывает кровь. Свою? Вряд ли. В пылу сражения всё перемешалось и, поскольку на самом Боге Грома не было серьезных повреждений, багряные следы, определенно, были чужими. А всё началось с чего? С того, что ожидания наиболее благоприятного исхода порой совсем не оправдываются. Чтобы сократить путь "Ковчега" до Земли, потребовался риск. Постараться пройти сквозь область, сплошь и рядом заселенную мародерами, при этом оставшись в живых. Желательно ещё целыми. Разумеется, на всякий случай громовержец был готов к поединку - стоило войти в опасную зону, он был напряжен, словно струна, и выжидал... чего угодно, только не этого. Корабли разбойников были примерно одного типа, вся разница заключалась лишь в размерах и разношерстном вооружении, так что различить среди поднятых на уши злодеев абсолютно чужой, неизвестный объект было проще простого. Крайне "удачливое" судно из павшего Асгарда угодило в перестрелку. Глядя на это с обреченностью и подчеркнутой усталостью, Одинсон длинно выдохнул, похрустел затекшей шеей и направился к выходу... чтобы потом рвать и метать мародеров по всему космическому пространству. Раздраженный, но вместе с тем и раззадоренный Бог Грома искрил собственной силой, щедро награждал ударами всех, кто успел опасно приблизиться, а заодно справлял накопившееся напряжение. Под конец шумной баталии он даже стал улыбаться - несколько нездорово, на чей-то взгляд, уголками губ и с горящим взором.
Ребята-вторженцы оказались союзниками. Вероятно, наемники или путешественники, но ребята мирные, впоследствии даже недоверчивый Локи смог это подтвердить. Вот только им свезло меньше. Не смотря на то, что экипаж "Милано" был целехонек, сам корабль продолжать путь автономно был не в состоянии. Не бросать же в беде товарищей после славной битвы? Тор сам предложил взять пострадавшее судно на буксир, чтобы вместе добраться до Земли. Стражам Галактики, как они сами себя назвали, планета станет хорошей временной остановкой, слегка потасканному бескрайним космосом "Ковчегу" - конечной целью. И вроде бы даже всё хорошо?
Ладно. Асгардец перестает старательно вытираться, комкает в широкой ладони ткань и глубоко вдыхает городской, вечерний воздух. Затем выпрямляется в спине, садится на твердой пыльной земле ровнее и прикрывает единственный уцелевший глаз. На внутренней стороне век до сих пор простирается бесконечная звездная карта - так долго он наблюдал её на борту корабля, однако... отныне это всего лишь воспоминание. Мидгард станет вторым домом и, обходя судьбу Асгарда, ради спасения этого места Одинсон приложит все имеющиеся силы. В конце концов, он больше с собой не борется. Царь, защитник, поводырь для выживших - пусть так, он справится, наконец-то чувствует себя "в своей тарелке". Рядом младший брат и, похоже, впервые в жизни он искренне готов остаться, перейти на сторону "добра". Тор хочет ему верить. Будет пытаться в который раз.
Мягкий шорох и чье-то приближение громовержец слышит сразу же, но глаз не открывает. Это явно кто-то свой, может, Хеймдалль или один из встреченных союзников. Поступь Локи асгардец различает сразу же, да и младший брат сейчас был занят, сменил его на посту.
- Как дела? - почти наугад бросает Одинсон, только после переводя взгляд на присоединившегося. Им оказывается капитан "Милано", Звездный... Лорд, кажется? После событий на Сакааре данный титул смешит громовержца в любом значении, однако этому человеку его прозвище подходило. Тор коротко улыбается, поднимает голову чуть выше и добавляет:
- Мы, кажется, толком и познакомиться не успели.

+2

3

[indent]Как гласит народная мудрость – «дерьмо случается». Питер Квилл за более чем двадцатилетний стаж в качестве космического пирата уяснил сей не очень жизнеутверждающий факт лучше любого представителя команды опустошителей, и плевать ему хотелось, что он, кажется, в очередной раз вернулся воспоминаниями к своему не слишком благочестивому прошлому. Но если то самое «неблагочестивое прошлое» - всего лишь результат проснувшегося благородства Йонду Удонты, то принявший на себя не до конца просчитанный вражеский удар по «Милано» - заслуга его собственная. Сказать «спасибо» мародёрам, так удачно подбившим судно в самый не подходящий для обманного манёвра момент, у Питера язык не поворачивался, поэтому даже озвучивать уровень своей досады мужчина не спешил. С другой стороны, негодование вселенского масштаба требовало незамедлительной огласки, поэтому само молчание всего лишь на секунд пятнадцать превосходило его неумение не высказываться вслух и больше походило на неловкое.
[indent]Сокрушаться долго ему не пришлось - ну, во-первых, им вызвались помочь, и не абы кто, а достаточно мощные ребята, не очень-то и сильно похожие на обычных людей. Обычные люди, как не странно, молниями из глаз (ой, ладно-ладно, не из глаз - или, как минимум, не только из них) не сверкают и уж тем более не напоминают крепких, крупных, беспощадных зелёных монстров. Тот, который в шлеме, выглядел безобидно только первые несколько секунд, но то ли это фишка всех темноволосых - Гамора тоже не вызывала подозрений при знакомстве, - то ли особенность тех, кому привычнее сражаться на кинжалах. Другое дело, что даже проведя большую часть своей жизни в космосе, новая компания сумела-таки его удивить своей колоритностью.
И, что самое важное, добротой - изначально, правда, добротой только одного из них. Кажется, тот, как и сам Квилл для стражей галактики, был предводителем своей команды, производившего впечатление достаточно справедливого и разумного бойца. Или правильнее сказать - воина. И это не считая его физических возможностей, к счастью, направленных исключительно в сторону мародёров.
[indent]Вторая причина, от осознания которой проблема с поломкой корабля ушла на второй план и лишь изредка пыталась атаковать Звездного Лорда с тылу - это Земля. Не то чтобы он сильно противился шансу снова оказаться на Терре, просто есть ряд условий, по которым он до сих пор не навестил её сам. Впрочем, он также отлично понимал, что выдвигать свои требования относительно координат и вообще пункта назначения, сейчас далеко не в их интересах, к тому же - убедить Ракету в эффективности совместного решения (совместного с новыми друзьями, если так можно выразиться) было одной из самых простых задач, когда-либо разрешённых Квиллом при общение с ним. Ну, подумаешь, Енот огрызаться начал чуть больше, чем обычно, но можно считать, что продолжительное послушание, такое, знаете ли, всё равно относительное - было всего лишь затишьем перед бурей. Словом, справлялись и с худшим настроением механика.
[indent]Так или иначе, тому вообще поручено чинить корабль - и чем быстрее «милано» снова будет в строю, тем лучше. А пока...
[indent]А пока Питеру нужен свежий воздух.


[indent]Земля когда-то была его домом, теперь она - перевалочный пункт на время, пока корабль снова не расправит своих стальных крыльев.
[indent]Выруливая с корабля, мужчина мысленно отсчитал несколько шагов и огляделся. На все широко распахнутые просторы, какие только может захватить глаз, простиралась голая равнина с ярко-алым песком, где-то вдали - пара невысоких холмов, а ещё дальше - вне всяких сомнений живописный лес, подать рукой до которого не составило бы труда только транспортом, но в данном случае цель перед Квиллом стояла иная, тем более, что при выходе первым делом он приметил не расположившийся перед ним красивый пейзаж некогда родной планеты, а одиноко восседающего на земле нового союзника. Звездный Лорд сделал глубокий вдох, а затем уверенной поступью направился в сторону Тора (запомнить его имя было легко) - просто так, потому что захотелось. Ему никогда не нужны были веские причины что-то сделать.
[indent]Неожиданно раздавшийся со стороны басовитый голос звучал тихо, нисколько не нарушая царившего в округе спокойствия. Удивительно, скажете вы, но именно этого Питеру последнее время очень не хватало. Ну там, знаете, когда ты вдруг узнаешь, что твой отец - живая планета-тире-целестиал и «типа бог», чуть не погубивший целые миры и планеты и причастный к смерти твоей матери, иногда всё же появляется желание немного отдохнуть от суетливой атмосферы их небольшой, но шумной команды. Тем более, что Грут снова взялся за своё, с утра до ночи пропадая в видеоиграх, а убирать побеги за ленивым бревном – занятие не из простых и не самых интересных.
[indent]- Это поправимо, - он останавливается по левую сторону от мужчины, характерно для уставшего человека потягиваясь, и соглашается с утверждением. Перекинуться именами, позывными и псевдонимами – едва ли знакомство. – Знаешь, в скандинавских мифах я не очень шарю, но мне продолжать считать их частью легенд и древней религии, или что-то с тех историй, которые мне довелось читать в детстве, есть доля правды?
[indent]Конечно, начинать разговор с шутки – это та самая прерогатива, которой он из раза в раз удачно пользуется, не всегда задумываясь о том, насколько к месту или его отсутствию будут произнесены слова. Однако если и пытаться с кем-то наладить контакт или доказать отсутствие враждебности в дальнейшем, то только привычным грозе галактики языком.

+1

4

Мидгард словно застыл в безмятежности. У людей всего мира есть очередной суетливый, красочный день, не важно, минул он уже, идёт или только начнётся. На Нью-Йорк и окрестности опускается ночь. Оседает насыщенным тёмным, брызжет по безразмерному полотну первыми яркими звёздами, дарует покой. У землян жизнь идёт своим чередом, они и знать не знают, что где-то догорают руины Асгарда, падшая цитадель ныне бездомных богов. Обезумевший Суртур неустанно да яростно заносил свой горящий клинок над беззащитными сооружениями, безжалостно бился с амбициозной старшей сестрой королевской семьи и нёс своё обожаемое бремя — разрушал всё, что видел на своём пути. Остатки величия, точнее, бесцветные обломки и клубы вздымающегося пепла стали последними деталями картины, которую Тор увидел в окно космического корабля. Умом он был готов. Сердцем же испытывал сомнения ещё некоторое время. Правильно ли они поступили? Была ли альтернатива такой «победе»? Не выгадать и не вызнать, а сделанного не воротить даже магией Верховного мага. Да и смысла нет, коль скоро падение божественной обители совершенно неизбежно.
Однако Один был прав. Он знал гораздо больше с самого начала и мягко направлял своих сыновей, наставлял на верный путь.
В конце концов, боги займут свое место среди людей и отчасти уподобятся им, сами того желая. Не будет места ни гордыне былой, ни пренебрежению — народ объединится и покорится воле новых царей. А пока... вот она, уже знакомая почва под ногами, свежий воздух, наполняющий легкие, бескрайние просторы. Место основания Нового Асгарда еще предстоит найти, но Одинсон знает, что друзья смогут помочь ему. Теперь их, к слову, стало больше на несколько человек... или, вернее сказать, личностей, учитывая различия во внешнем облике. Стражи Галактики не выглядели плохими или подозрительными ребятами... хорошо, некоторые выглядели, даже очень. Взять того же огромного, крепкого, лысого увальня, покрытого сплошь и рядом витиеватыми рисунками — хотя он улыбается дружелюбно, шею, вероятно, сможет свернуть с той же непринужденностью. Тор, разумеется, не боялся, но, будучи незнакомцами, внимательно присматривался. Или зеленокожая женщина, орудующая клинками, как смертоносная мельница, настоящий ассасин, которых воспевали в отдельных людских сказаниях. Находчивый, порой до жути, енот. Енот же? По идее, его, кажется, Ракетой кличут, а название вида вслух упоминать не стоит... Впрочем, как бы там ни было, в бою громовержец успел увидеть всех, и, возвращаясь к капитану команды да корабля, именно Звездный Лорд в итоге утвердил общее доверие. Добродушная, открытая улыбка, честные, блестящие глаза даже в обход повадкам пройдохи. Он благороднее, чем хочет казаться, благодарнее, чем можно представить, и никого не оставит в беде. Иначе бы к нему не примкнуло такое количество разномастных личностей. Кажется, земляне иногда это называют магнетизмом, но термины не играют роли. Важен факт, который асгардец еще успеет подтвердить лично.
— Ну, — начинает Тор, беззлобно усмехаясь и решая подняться. Тянет паузу, пока, оперевшись ладонью о землю, ловко становится сначала на согнутые ноги, а потом выпрямляется в полный рост, расправляя широкие плечи. Делает шаг вперед, поворачивается лицом к лицу к собеседнику и смотрит в глаза своим, единственным. — Воссозданный из ослепительного золота Асгард, дивная обсерватория Биврёст с Радужным мостом и Мьёльнир были правдой, — Одинсон слегка качает головой, будто в неловкости. — До поры, до времени. Моего младшего брата ты наблюдал на борту корабля и в схватке, порой он действительно тот еще прохвост. Я, вероятно, должен был быть с двумя глазами, но не сложилось. В остальном от земных интерпретаций живот со смеху надорвать можно.
От пояснений к привязыванию козлов к самым необычным местам, подозрительным переодеваниям и излишне драматичному зашиванию рта младшего сына королевской семьи Одинсон тактично воздерживается, улыбаясь теперь уже шире и чуть прищуриваясь.
— Что расскажешь о себе? — участливо и искренне интересуется громовержец позже. Кинув первый взгляд, так ребята самые настоящие наемники, но громкое и весомое "Стражи Галактики" оставляют простор для продолжения списка деятельности. Сложно добросовестно знакомиться и улыбаться, когда приходится впечатываться кулаком в чью-либо челюсть, другого агрессора грубо отталкивать пинком, а подступающую сзади толпу поражать молниями, поэтому сейчас обстановка была идеально располагающей к переговорам.

+1

5

Странно, но он всё ещё не может поверить в это. Земля всегда казалась ему местом зловещим — местом, которое он вспоминает только надевая наушники и оставаясь наедине со своими собственными мыслями, а не с остальными стражами галактики, которые едва знакомы с таким понятием, как тишина. При условии, что на его челноке (и в самом деле, это ведь едва ли можно назвать полноценным кораблём, зато подарок от Йонду — прекрасный) иногда бывает достаточно бесшумно, чтобы усмирить в голове бесчисленное количество мозгошмыгов, Квилл без музыкального сопровождения не сможет целиком погрязнуть в зыбучих песках, образующихся из его воспоминаний.
И вот сейчас, стоя посреди неизвестной ему пустоши, чувствуя даже с такого расстояния запах палёных проводов и жженной изоляции со стороны своего корабля, Питер понимает, что улетят с Терры они явно не сегодня. Он вообще-то и не думал, что после случайной стычки и не удачного реверанса под саркастичные замечания Ракеты "Милано" отделается малой кровью — вот он, хвалёный навык инженера управляться кораблём. И ведь, по правде говоря, тот не в первый раз ведёт себя настолько эгоистично, что лишний раз покрасоваться перед новыми "товарищами" — для него дело действительно, как говорится, плюнь - да разотри. Иногда Квиллу казалось, что и выжить с таким вне всяких сомнений прекрасным другом будет невозможно. Но нет — им повезло. Причём в очередной раз их удачливые на неприятности задницы спасают совершенно неожиданные люди, одного из которых Питер слушает сейчас не с наигранной заинтересованностью, как иногда (или лучше сказать — в девяносто девяти процентах случаев) с ним это бывало, а с самым что ни на есть любопытством. И Звёздный Лорд мог поклясться, что даже не взирая на наличие только одного глаза, Тор мог похвастаться какой-нибудь, например, завидной наблюдательностью.
— Так ты, значит, действительно являешься богом, — с улыбкой закрепляет Квилл в себе новое знание о капитане или, вернее сказать, о царе дружеского корабля. — Штуки ты умеешь делать классные — классное светопредставление, например, я бы обязательно пригласил тебя к себе на день рождения, — Питер довольно фыркает и с абсолютной непринуждённостью потягивается. Честно говоря, он не очень любил говорить о себе — разговоры о прошлой жизни давались ему, в принципе, легко, но со временем он понял, что «побазарить за маму, плеер и двор» у него получалось только с одним членом своего экипажа.
— Родом я с Терры, — Питер насупился, понимая, что на фоне собеседника и его красивой истории выглядеть он будет на редкость жалко, но всё равно продолжил. Ему было нечего терять, ему было нечего скрывать, ему было совершенно не стыдно признаться себе в том, что не сыскать в мире отца для него лучше, чем Йонду. — Вот только рос в кругу весьма сомнительных людей, но это не страшно. Страшнее всего приходилось, когда меня грозились сожрать или запереть в карцере с уже пованивающим разложением поборником морали. По крайней мере, мне кажется, что это ненормально. Впрочем, это гораздо лучше, чем когда твой отец — живая планета, пару месяцев назад едва не уничтожившая десятки или даже сотни миров.
Изображение под прикрытыми на пару мгновений веками мелькает улыбкой кривых зубов и растворяется. Питер почти отчетливо слышит долгий свист и обращается к Тору в очередной раз:
— К слову, что случилось с твоим домом? Ты говоришь о нём в прошедшем времени. О, и если ты не захочешь отвечать, я тоже могу удивить тебя одной крутой вещицей, — Квилл тянется за наушниками в карман — заранее.

+1

6

Чем больше Питер говорил, приправляя историю эмоциями, тем ярче становилось внезапное осознание Тора — они похожи. Огромная ответственность на плечах, которую пусть и возложили добровольно, охотно, подчас выдерживать её было весьма сложно. Клейменные мирозданием, эдакие «особенные», вынужденные пожинать самые различные плоды своих способностей и последствия, уготованные судьбой, иногда быть героем — весьма сомнительное удовольствие. Что же до семьи... похоже, у Звёздного Лорда тоже были с ней проблемы. Он открыт, будто книга, рассказывает всё, словно на духу, и Одинсон не смеет не верить потому, что видит. Всё это чистая правда. Квилла легко читать по лицу и глазам, подвижная мимика как огромное подспорье, а ноты в голосе без доли лукавства. Громовержец долго учился пользоваться этим навыком, смотреть и видеть, слушать и слышать, но столь же длительно терпел поражение, когда Хеймдалль, учитель в той самой стезе, длинно вздыхал и утешающе говорил, что потом, через некоторое время всё обязательно получится. Сегодня, сейчас стоило отдать вечному стражу Асгарда должное — действительно, его нерадивого ученика наконец-то настиг успех... или это подсознательное доверие, вызванное бесконтрольным очарованием говорящего? Что ни говори, а перед незнакомцами даже дружелюбный громовержец обычно не торопился рассыпаться в откровениях, здесь же не замечая толком, как успел обличить всю свою суть.
Тор чуть хмурится, моргает и легко, единожды встряхивает головой. Разношерстные мысли, взвившиеся докучающим роем, медленно затихли, позволили выдохнуть, лучше прислушаться к звучащим словам. Как раз вовремя, потому, что Питер спрашивает его о доме, метко подмечая состояние. Одинсон отвечает далеко не сразу. Ему требуется время, чтобы подобрать слова, не провоцируя при этом новую волну хаотичных воспоминаний и всевозможных вопросов, коих у него до сих пор было неисчислимо много. Не начинать ведь со странных, липких кошмаров?...
— Мой дом неизменно должен был пасть жертвой Рагнарёка, Конца Миров, сгорая в очищающем пламени Суртура... так что, когда я это понял, принял неизбежность, оставалось лишь перестать бороться, посадить свой народ на корабль и через иллюминаторы наблюдать за ярким пожарищем, — и рассказывать удаётся столь легко, буднично, как если бы они разговаривали о местной погоде или свежих новостях. Ерунда, безболезненный пережиток прошлого. Громовержец смолкает на мгновение, поджимает собственные высохшие губы, складывает руки на груди. Вдох-выдох. Беззлобная усмешка и взгляд на нового знакомого. — Знаешь, — вдруг добавляет он, словно смущенно. — Я в любом случае хотел бы удивиться. Попытаешься?
Как дружеский вызов «удиви меня». Не оставаясь на месте, делая маленький шаг навстречу, Тор всматривается с интересом за движением руки Питера. В сознании мелькает очередной факт: ему, определённо, будет приятно, если Звездный Лорд решит поделиться с ним чем-то личным, важным для него. Это знак доверия, готовности идти на контакт, и отчего-то Одинсон точно знал, что ему это сейчас очень нужно. Стоять вот так, вместе, перед давно позабытой, умиротворённой природой. Вглядываться в мириады звёзд, мгновенно ставшие далёкими и холодными с высоты твёрдой, согретой за день солнцем земли. Говорить друг с другом, рассказывать что-то и впервые за долгое время завязывать новые, изначально тёплые отношения. Пусть человек напротив космический пират, где-то перекупщик или любитель краденого. Тор и сам дорос до того состояния, восприятия, когда смог осознать и принять свои «грехи». Не идеальны никто и ничто.
Кроме этого момента, пожалуй.

+2


Вы здесь » rebel key » Архив заброшенных эпизодов » Ain't No Rest for the Wicked


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC