rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » i'm taking a ride with my best friend


i'm taking a ride with my best friend

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

I'M TAKING A RIDE WITH MY BEST FRIEND
https://d.radikal.ru/d34/1802/97/6d9b993ebba0.gif http://i062.radikal.ru/1712/bc/ebc86cc11695.gif
Depeche Mode - Never Let Me Down Again
Loki & Thor


Ковчег движется в сторону Земли, но путь долог, и кто знает, что может случиться… Особенно, когда на борту так много разных форм жизни, желающих есть и пить вдоволь, а провиант ограничен. Безусловно, решение проблемы есть, но что делать, если ты сам можешь стать чьим-то ужином? 

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мы не должны удивляться тому, что устройство Вселенной пригодно для жизни — ведь это не является доказательством того, что Вселенная была задумана для жизни.

Отредактировано Loki Laufeyson (2018-02-12 13:57:39)

+2

2

Временная высадка на Дельту Омегу 3 оказалась куда удачнее, чем мог себе представить Локи. Ковчегу требовалась починка, в том числе, систем жизнеобеспечения и пищевых репликаторов. Благо, по пути подвернулась планета, находящаяся на пересечении нескольких миров и двух крупных транспортных путей.

Собрав все, на что можно было бы купить запчасти, население корабля начало масштабную реконструкцию. Локи же, вложив максимум красноречия и харизмы в переговоры с начальником космопорта, выторговал неплохую скидку на аренду оборудования и после сумел незаметно улизнуть в город. Ему порядком осточертели косые взгляды, перешептывания и просто самое замкнутое пространство. Тор, пусть и делал вид, что доверяет, все же ожидал от брата новых подлостей, что не могло не добавлять в их взаимоотношения холода. 
Однако, у Локи были совершенно иные планы. В первую очередь – выжить и как можно быстрее покинуть космическое пространство. С недавних пор, его начал преследовать старый кошмар, оставлявший после себя вязкое предчувствие смерти. Что-то грянет, совсем скоро.

От всех этих мыслей Локи хотелось поскорее избавиться хотя бы на один вечер.
Поэтому сейчас он сидел за барной стойкой очередного питейного заведения и отчаянно флиртовал с пышногрудой девицей неопределенной расы, ни то людей, ни то котов. Впрочем, в ответ на все изощрённые ухаживания она только смущённо хихикала и возбуждающе щекотала его ногу хвостом. Но и тут ловить было особо нечего, кошкоподобные расы редко соглашаются на секс с незнакомцами, но Локи уже попросту хотелось развлечься. В принципе, он был согласен и на обычную беседу за парой-тройкой коктейлей с кем угодно, да только все, кто был в этот момент в баре, выглядели ну совсем уж не расположенными к обсуждению философии или искусства тонких материй.

Локи украдкой зевнул в кулак и повернулся к бармену – восьмирукому веснушчатому пареньку -  заказав ещё один коктейль, на сей раз: «вон тот оранжевый, с красной щупальцей и крылышками» про себя отмечая, что алкоголь тут практически не бьёт в голову. Из этого складывалось скверное предчувствие последующего химического отравления, ибо никто не предупреждал, можно ли есть эти странные украшения в виде щупалец и прозрачных крыльев, похожих на стрекозиные. Безусловно, интоксикация его не убьёт, но неприятные ощущения оставит на день-другой. 

За распитием коктейля, Локи не заметил, как место его так и не состоявшейся любви-всей-жизни-на-одну-ночь опустело, и моментально оказалось занято новым посетителем. Тяжело вздохнув, принц повернулся и напустил на себя максимально усталый вид.
- Брат, мне уже и выпить нельзя без твоего надзора? Ты сам-то иногда отдыхаешь?

+3

3

Асгард пал. Оплавилось золото высоких башен, разрушились могучие крепостные стены, осыпался мириадами осколков Радужный мост. Родной мир поглотило необъятное пламя, и именем всему стала Неизбежность. Конец прежнего, начало нового. Самым сложным, пожалуй, было свыкнуться с мыслью, неоспоримым фактом. И как бы то смешно ни звучало - боги оказались бездомны. Благо, временно. Тор почти сразу же осознал, куда им предстоит направиться после того, как они потеряют Асгард окончательно. Есть место, готовое принять их, и он, как царь, сделает всё возможное для своего народа, не отступая ни перед чем. К тому же, на внушительной голубой планете у него есть верные друзья. Союзники, не раз встававшие плечом к плечу перед лицом опасности. Одинсон непоколебимо уверен в них.
Лишь первые дни на космическом судне было неспокойно. Асгардцы страшились неизвестности, тосковали по утерянному, робели перед неотвратимой новизной. Высвобожденные из плена Грандмастера гладиаторы обвыкали к божественным жителям так же осторожно, как и они к бывшим заключенным. Тор и вовсе не смыкал глаз, прислушиваясь к любым звукам, внимательно вычитывая каждый поступающий информационный отчет и пристально наблюдая за Локи. Разумеется, он не доверял ему до конца. После всего содеянного, сказанного младшим братом, громовержец едва ли может поддаться и обрести веру в который раз, легкомысленно выпустить Бога Лжи и Иллюзий из-под надзора. Космос будто безразмерное полотно, отдельное пространство, в котором не знаешь, чего ожидать - нападения или поддержки, дружелюбия или вражды. Сегодня судно цело и исправно. Завтра может быть покорежено в стычке с космическими мародерами или еще невесть кем. Просчитывать нужно абсолютно любые варианты, быть готовым ко всему. В конце концов, теперь Тор ответственен не только за себя или брата, ему принадлежат оставшиеся в живых. И, как бы ни было противно признавать, в реалиях космоса они были сейчас куда более беззащитны, чем на твердой земле.
К слову, о ней. Плановая остановка на чуждой планете оказалась гораздо удачнее, чем предполагалось изначально. Не без эффективной помощи Локи удалось договориться об оборудовании и починке судна. Сам Тор позаботился о поставке продовольствия и оружия, проконтролировав ситуацию от начала до самого конца. К позднему вечеру даже осталось немного времени, чтобы прогуляться, осмотреться, отвлечься от нескончаемых мыслей в тугой голове. Тор был бы рад оставаться на территории возле шаттла, но исчезновение Локи буквально выманило его за пределы, вдаль. Интуиция, обостряющаяся со временем и под гнетом различных событий, подсказывала, что далеко трикстер уйти не мог, наверняка где-то рядом, преследуя смежное желание - временно забыться и хотя бы постараться расслабиться. Хотелось верить собственному чутью.
И Одинсон действительно находит его. Локи в баре - флиртует, пьет, улыбается непринужденно. Будто обособленная, оторванная от реальности картинка. Стоит громовержцу приблизиться, как специфичной красоты девушка легко вспархивает с места рядом с младшим братом и кинув многозначительный, заискивающий взгляд на старшего, спешно удаляется. Будто чувствует, как только что произошла встреча сложных родственников.
- Привычка, знаешь ли. - уклончиво отвечает асгардец, маскируя под фразой "извини", усаживаясь рядом и бросая взгляд сначала на мага, а затем на парня-бармена. С меткостью выбранной профессии спорить тому явно не пришлось. Сквозной мысли Тор даже неприметно улыбается, вскоре отвлеченно озвучивая ответ и на второй вопрос:
- Отдыхать будем на Земле, когда уверимся, что путешествие позади. Как тебе здесь, кстати? Нравится?

Отредактировано Thor Odinson (2017-12-09 21:09:49)

+1

4

— Привычка, знаешь ли.
«Во всякой привычке есть что-то дурное, рабское. От такого стоит избавляться» - неоднократно повторял брату Локи. Но то было в юности, и Тор уже явно позабыл его прошлые наставления. Теперь же трикстер просто промолчал, грустно улыбнувшись своим воспоминаниям.

— Отдыхать будем на Земле, когда уверимся, что путешествие позади. Как тебе здесь, кстати? Нравится?
— Вполне. Как видишь, выпивка неплохая, а эти щупальца... – Локи оторвал с пальца присосавшуюся красную конечность и демонстративно отправил в рот – весьма неплохи. Попробуй, я угощаю.

Не дожидаясь ответа, трикстер кивнул бармену, указав на позицию «фирменный коктейль». Парень за стойкой практически молниеносно поставил перед богом грома самый большой стакан, наполнил жидкостью кислотно-фиолетового оттенка, а по краям художественно оформил живыми, конвульсивно двигающимися, щупальцами в тон. Затем, немного смутившись, вставил две соломинки, сплетённые в сердечко, и декоративный зонтик с ягодкой.

— Великолепно, спасибо! – Локи изрядно развеселило это представление. А выражение лица Тора – в особенности. Не скрывая улыбки, бог озорства поднял свой полупустой бокал, желая произнести тост.
— За наша плодотворное сотрудничество, брат! За доверие и понимание! – После чего залпом выпил всё содержимое.

Стоит сказать, перед попаданием на Сакаар, Локи не питал к спиртному особой любви. Однако, Грандмастер умел быть крайне убедительным, да и в немилость попадать не хотелось. Поэтому теперь трикстер разбирался в огромном количестве алкоголя. Мог поддержать тему с сомелье и, при желании, по запаху пробки, определить, сколько лет выдержки было у напитка. Как говорится, никогда не поздно открывать в себе новые грани таланта, даром что у богов не бывает похмелья в чистом виде. И пить они могут все, что горит.

Поставив пустую тару на стойку, принц не заметил, что его последняя пара десертных щупалец четко намерилась сбежать в неизвестном направлении. Пожалуй, им бы это даже удалось, не перегороди им путь рука Тора, к которой они мгновенно прилипли.

+1

5

Признаться, Одинсон успел повидать многое во всех Девяти мирах, но отдельные детали до сих пор искренне поражали его. К примеру, бар, в котором он сейчас восседал вместе с братом, был буквально средоточием странности. Вероятно, планета, на которой совершил посадку "Ковчег" была как раз "промежуточного" типа. Здесь никто не задерживается надолго, предпочитая лишь временную стоянку и потому публика столь разношерстна. Девы с кошачьими признаками, восьмирукие юноши, высокие, в половину аморфные существа. Стоит Тору повернуть голову в зал, присмотреться, как он сразу же замечает знак внимания по отношению к себе. За ближним столом восседает девушка, и на голове ее вместо привычных взору волос вьются змеи. Хищные, беспокойные, постоянно шипящие. Узкое лицо, раздвоенный язык, по коже россыпь чешуи. Она кривит алые губы и сверкает вертикальным зрачком, потянув на груди удивительно человеческой рукой бегунок молнии вниз. Кожаный корсет медленно разъезжается в сторону... а дальше громовержец не смотрит, спешно отворачиваясь. Он ценил женскую красоту, как любил восхищаться змеями, но конкретно этот симбиоз не вызвал в нем обострение предпочтений. Скорее, напротив, явное чувство отторжения.
- Щупальца? - с долей растерянности переспрашивает Тор, возвращаясь к разговору с братом, и тут же удивляется снова. Коктейль выглядит по большей части безобидно, но к возможному осьминогу, скоропостижно потерявшему все свои конечности, у громовержца внезапно возникает сочувствие. Может, разве что пойло не столь дурное, раз Локи нравится? Младший брат низкий сорт никогда не признает. И потому, поверив на слово, асгардец чокается с родственником, разгоняет щупальца по поверхности стакана как можно дальше от собственного рта и делает несколько глотков. Жидкость обжигает горло, мягко скатывается вниз и разливается теплом. Легкая, ненавязчивая, даже приятная. Не такая, как домашний эль, сравнивать, пожалуй, бесполезно, но употреблять можно.
- Так, вот, знаешь, что... - сдержанно, хоть и ворчливо восклицает Тор позже, когда приходится отдирать чужие маленькие конечности от руки. Одну, вторую, третью и всё в стакан брата, именно туда, откуда сбежали. Немного подумав, таким же образом громовержец поступает и с собственным "украшением" бокала - складирует нетронутые щупальца к Локи, мечтая их сверху еще проткнуть декоративным зонтиком. Разбегались тут, понимаешь.
- Если нравится, то всё твое. Надеюсь, побочных эффектов это не даст. - качнув головой предупреждает Одинсон, даже отодвигаясь чуть дальше, зато теперь уже с гораздо большей симпатией касаясь собственной тары. - Починка корабля займет некоторое время, нам придется здесь переночевать.

+1

6

Бар потихоньку начал наполняться посетителями. Разговоры стали громче и веселее, а девицы – сговорчивей. Несколько парочек уже удалились в специальные комнаты для приватных встреч, предусмотренные в данном заведении.
От внимания Локи не ускользнул и жест любви, оказанный Тору симпатичной Нагой (кажется, так они себя называют). Даже странно, что брат не оценил – такая страстная милашка.

— Щупальца? – Немного растеряно переспросил бог грома, пробуя напиток.
—Бармен отказывается сознаться – какому существу они принадлежали. Но, согласись, эффектно!

Локи чувствует, как веселеет с каждой минутой – не от напитков, а от драйва, которым начинает заряжать окружающая атмосфера. Кто-то уже пританцовывает, двое изрядно подпитых мужчин начинают заливисто хохотать на весь зал, чуть ли не давясь воздухом.
Любой, кто хочет мало-мальски понять общество, непременно должен часок посидеть в таком заведении. Тут есть все: и классовые взаимоотношения, и способы соблазнения, и кризисы культурного (или сексуального) самоопределения. Но более всего преобладает групповая терапия - после пары рюмок каждый чувствует себя центром внимания, и при этом полностью отрезан от окружающих.

Однако брат, явно не разделяя общего приподнятого настроения, начал недовольно складировать все щупальца в пустой стакан Локи. Делал он это машинально, не отдавая себе отчет в том, что он больше не ребенок за обеденным столом.
В детстве овощное рагу было чуть ли не злейшем врагом Громовержца, спасал его в этой ситуации только брат. Локи мужественно съедал свою порцию, а затем помогал Тору переложить всю морковь, репу и картошку на опустевшую тарелку. Однажды, за этим делом их застала мать, после чего рассадила по разные концы стола. Стоит ли говорить, что это было настоящей трагедией…

Не выдержав, Локи тихо засмеялся, глядя, с каким остервенением брат перекидывает ему закуску. Что-то в этой жизни не менялось.

— Если нравится, то всё твое. Надеюсь, побочных эффектов это не даст.
— Скорее всего – даст. Но, надеюсь, ты меня спасешь!
Принц заговорщически подмигнул и отодвинул подальше стакан, полный щупалец.

— Починка корабля займет некоторое время, нам придется здесь переночевать.
—  Это было ожидаемо, так что предлагаю использовать отпущенное нам время с пользой.
На губах бога озорства замерла легкая полуулыбка. В первый раз за последние годы, они наконец-то могли спокойно сидеть рядом и не сгорать от желания доказать свою правоту в драке.

- Парень, повтори пожалуйста последний… Обратился было Локи к бармену, но остановился.

Из-за широких плечей Тора было не совсем понятно, что происходит, но, кажется, змеевидная дама перешла из позиции ожидания, в нападение. Решительно встав, девушка направилась в сторону богов, однако, быстро споткнулась и завалилась на стол тех самых шумных мужчин, так заразительно смеявшихся пару минут назад.
Надо отдать должное, джентльмены не подняли крика, а лишь постарались помочь незадачливой девице, усадив рядом. Однако она моментально обмякла и отключилась.

Казалось бы, стандартная ситуация для баров, но Локи показалось, что под облегающей одеждой Наги в области груди что-то шевелилось. Что-то инородное.

- Джим, я не могу прощупать пульс – почти шепотом обратился один из мужчин к другому, обеспокоенно придерживая девушку за запястье.
- Ты уверен?
- Черт возьми, да! Я врач и лечил таких ящериц – она мертва, Джим! – А вот это уже было сказано достаточно громко, чтобы все, кто был поблизости, обернулись.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-12-20 02:59:39)

+1

7

Громкая, задорная музыка лилась, казалось, прямо из стен. Многочисленные, разноцветные огни мерцали на потолке и полу, заигрывали со звучащими нотами, отвлекали. Только расслабиться не получалось. Асгардец чувствовал алкоголь, и он приятно обжигал горло, однако не более того. Захмелеть Тор мог обычно лишь с домашнего эля и то, если приговорит пару пузатых кувшинов в хорошей компании старых друзей. Некогда на вечеринке в Мидгарде ему также удалось выяснить, что и обычные люди не способны создать нечто, по-настоящему крепкое, разящее. Хотя, может, дело было именно в организме Бога Грома. В конце концов, века, проведенные в битвах, важных миссиях и постоянных тренировках укрепляют суть, тело, учат по-особенному воспринимать окружающий мир и противостоять ему подчас даже в мелочах... Даром, что изредка это было слегка обидно. Выпить вне дома хотелось, а эффекта ноль.
И то ли в странном инопланетном пойле был какой-то "тайный ингредиент", то ли Тор сам методично пришел к подобным мыслям, но теперь, держа в памяти слова брата о возможных последствиях, он представлял различные варианты. От цвета кожи Локи в тон украшению коктейля до самых настоящих щупалец. Ровно восемь штук, вместо двух длинных тонких ног мага. Бр-р-р, гадость какая! И Одинсон действительно считал это нелицеприятным, не желая также принимать в расчет, что, в принципе, конечности осьминога чем-то походят на хвост змеи. Разве что, увольте, у змеиного семейства он, как правило, один, а тут...
К слову о змеях. Стряхнув с себя параноидальные и чуждые рассуждения на отвлеченные темы, громовержец вовремя вернулся в реальность: приподнимаясь из-за стола, к нему твердо вознамерилась приблизиться та самая дама, что недавно пыталась выгодно обнажить шикарный чешуйчатый бюст. Не двигаясь с места, асгардец попросту дожидался дальнейшего развития событий, используя собственное редчайшее право - не флиртовать с дамой первым. Однако то, что произошло далее, предугадать никто не мог. Как только змееподобная девушка падает и испускает дух, Тор моментально вскакивает с места и делает два шага вперед, навстречу. Сила внутри вспыхивает, колеблется массивными волнами, проскальзывает искрами на кончиках пальцев - верного оружия под рукой нет, поэтому он временно вынужден полагаться исключительно на внутреннюю мощь. Короткий, внимательный взгляд на Локи, и Одинсон понимает, что младший видит то же самое. Сосредоточенный взгляд зеленых глаз блуждает по груди умершей и по мере того, как поджимаются тонкие губы, становится понятно - им не кажется. В самом деле, что произошло? Если это зараза, насколько она опасна для других? Первым звонким щелчком в голове появляется мысль, что вслед за нагой могут пострадать люди. Их люди, асгардцы, коих и так после Рагнарёка осталось немного. Подобного допускать было нельзя.
Тор чуть наклоняет голову, от чего его черты лица обостряются, и хмурит брови. Затем пытливо, дотошно рассматривает практически каждого посетителя, пытаясь выявить схожие признаки или хотя бы разность реакций. Если такое происходило и прежде - ситуация в каком-то смысле хотя бы частично прояснится, но по обескураженным лицам Одинсон, скорее, понимает обратное. Смерти уж точно никто не ожидал.
- Ты сидишь здесь дольше и обычно слышишь абсолютно всё, - негромко, вкрадчиво говорит громовержец брату, теперь уже возвращаясь взглядом к трупу. - Кто-нибудь успел упомянуть об этом? Местные особенности, угрозы? Нам нужно собрать информацию до того, как это станет серьезной проблемой для каждого живого организма, нельзя рисковать людьми.

+2

8

Локи практически машинально схватил Тора за плечо, желая удержать рядом, не дать возможности вмешаться в то, что их, в общем-то, не касалось. Привлекать чрезмерное внимание посетителей к своим персонам было чревато не самыми лучшими последствиями. 

- Брат, не стоит поднимать панику раньше времени – почти шепотом начал трикстер, мягко разворачивая бога грома лицом к себе – это, скорее всего, несчастный случай, не более того. Гляди, ей сейчас помогут. 

Двое мужчин, за чьим столиком так внезапно испустила дух девица, уже связались с кем-то по рации и отдали приказ телепортировать их в ближайший мед пункт. Три силуэта растворились в золотой дымке. Окружающие моментально отвернулись и сделали вид, что ничего не произошло. Классическое решение проблем в подобных заведениях.

Однако, Громовержцу явно не были известны правила поведения в таких общественных местах – воздух вокруг него наполнился едва уловимым запахом озона, вспыхнули искрящиеся вены.

- Прошу, Тор, успокойся – нет никакой необходимости переживать за перебравшую алкоголь путану. Тем более, возможно, её ещё успеют спасти…

Локи хотел улыбнуться, чтобы успокоить не на шутку разволновавшегося брата, но тут, липкий от выпивки пол начал внезапно приближаться к лицу мага, неотвратимо маня к себе и путая мысли. 

Перед внутренним взором предстали картины прошлого – пшеничные поля родного Асгарда, где на несколько лиг вперед не было видно ничего, кроме золотых колосьев и непривычно-темного неба до самого горизонта. Несколько мальчишек, найдя защиту от летнего зноя под ветвями раскидистого дерева – единственного на всю округу – с интересом надрезали маленькие сине-зеленые плоды, заготовленные заранее. Выступающий желтый сок они иссушали с помощью нескольких линз, вынутых из старого непонятного артефакта, после чего с воодушевлением жевали загустевшую субстанцию. Это был единственный раз, когда Локи пробовал странное психотропное вещество. Все говорили, что от него станет легко и ярко, однако у принца чуть сладковатый сок вызвал прилив галлюцинаций такой силы, что грань между реальностью и вымыслом стерлась напрочь. Приход длился около четырёх часов, за которые юноше пришлось пережить множество ужасных видений – коридоры с руками и глазами из стен, ямы с кишащими жуками, забирающимися под кожу, бешеные собаки на пяти ногах, терзающие тела его матери и брата… И, наконец, собственное отражение в луже крови, вытекающей из рассеченной головы отца. Лицо Локи – синее, изуродованное шрамами и загнивающими струпьями ехидно улыбалось в колеблющемся отражении, высовывая раздвоенный язык.
Больше трикстер никогда не употреблял ничего подобного, не желая испытать тот ужас вновь.

Однако, пол перестал приближаться и резко сменился на яркий потолок. Должно быть, Тор сумел поймать брата и развернуть, не дав царскому носу устроить рандеву с грязной лужей выпивки. Разноцветные всполохи причудливо сплетались в очертания фигур людей, склонившихся над трикстером. Голоса вокруг стали громче и четче, контроль над телом постепенно возвращался.

Решив, что самое время подать признаки жизни безутешному брату, Локи попытался принять вертикальное положение, уцепившись за ближайший опрокинутый стул. Однако, странно заскрежетав, тот сломался, будто на него надавил со всей силы ультразвуковой пресс. Недоумённо разглядывая свою руку, сжимающую смятую седушку стула, трикстер никак не мог взять в толк, что же происходит на самом деле. Послышались яростные завывания, похожие на крики дикого животного, но из-за полной дезориентации в пространстве нельзя было сказать наверняка, что происходит на самом деле.
Локи сглотнул раз, другой, третий, проводя языком по пересохшим губам; протянул руку снова, уже в сторону людей, неясно маячивших сквозь красно-синие всполохи света.

- Помогите… встать… - прохрипел маг, почти не слыша собственного голоса в сонме громких звуков, практически оглушивших его.

Отредактировано Loki Laufeyson (2018-01-13 04:30:12)

+1

9

Абсолютно всё, от начала и до конца противно сбивало с толку. Когда младший брат различными способами пытается увещевать, что на самом деле всё хорошо и чрезвычайная ситуация скоро станет штатной, Тор смотрит на него с явным скепсисом. Хмурит светлые брови, вглядывается внимательно и упрямо поджимает нижнюю губу. Бар самый обыкновенный, наверняка положительно популярный, даже не походит на криминальный притон, кои иногда появлялись на Земле в разных ее точках. Он был бы спокоен уже сейчас, отвечай они только за себя. Но за их спинами народ. Асгардцы, целиком и полностью зависимые от воли своих царей. Сами принцы могут быть не подвержены заразе, но что, если есть риск являться переносчиками, даже не подозревая об этом? Нервные доводы возникают в голове один за другим, Одинсон не подает виду, но испытывает напряжение, которое с каждой уходящей секундой начинает затягиваться на шее прочной петлей. Кто из них сейчас прав? Спокойный, странно расслабленный трикстер или взвинченный, обескураженный громовержец?
Размышления, теории и бесконечные потоки вопросов выметаются в единое мгновение, стоит Локи начать падать. Не оседать медленно, как могло бы быть при плохом самочувствии, не попросить помощи заранее — просто рухнуть вниз, будто из тела выбили дух единственным точным ударом. Тор не позволяет, вовремя подаваясь вперед, протягивая руки и перехватывая мага. Надежно, крепко, плотно прижимая к себе. Во мраке помещения не различить, бледнеет ли Локи, но то, что он потерял сознание — явно не предвещает ничего хорошего.
Эй, Локи. Локи! — поддерживая брата одной рукой, Одинсон торопливо хлопает раскрытой ладонью по щеке, пытаясь привести в чувство. Похоже, получается, потому, что трикстер открывает глаза, подает признаки жизни и даже пытается уцепиться за близстоящий стул. Правда, то, что происходит в следующую же секунду, не ожидают оба принца. Дерево под пальцами хрустит и ломается так же легко, как выгоревшая на солнце трава. Подобной силы за младшим братом громовержец еще не наблюдал, да и ясности в происходящее она отнюдь не добавила. Наблюдая за ситуацией, лихорадочно пытаясь сообразить, как поступить, Тор перехватывает брата иначе, теперь уже полноценно устраивая на руках и, надежно прижимая к себе, ищет подходящее место.
Диван, комната с кроватью, что-нибудь, быстро! — обращается он приказным тоном к бармену и тот, на удивление, незамедлительно слушается. Трясущимися руками извлекает с пояса связку ключей, в несколько широких прыжков оказывается у противоположной стойке стене и открывает узкую, на вид будто пластиковую дверь, распахивая ее настежь.
Сюда, — робко и взволнованно позволяет парень, тут же отходя в сторону, пропуская громовержца вперед. Тор подносит Локи к постели, склоняется вместе с ним ближе и уже собирается отпустить, как вдруг рука, скользнувшая со спины к шее, выше, нащупывает нечто странное. Скользкое, подвижное и, похоже, живое. Наскоро усаживаясь на одно колено, не позволяя брату лечь целиком и поддерживая его, Одинсон убирает в сторону темные вьющиеся волосы и высвобождает себе вид на заднюю часть шеи. Так и есть, мерзоватого вида черная, извивающаяся тварь, отдаленно напоминающая мидгардского осьминога.
Это что еще такое... — раздраженно шипит громовержец, недолго думая и цепляясь за существо пальцами. Тянет, подцепляет короткими ногтями, старательно выдирает из кожи прочь. Когда тварь, наконец, оказывается зажата в руке, а на месте ее укуса остается лишь темно-лиловый след, Тор аккуратно укладывает брата и смотрит на добытый "трофей". Осьминог лежит на пальцах еще некоторое время прежде, чем попытается впиться снова. Озлившись окончательно, громовержец концентрирует в руке силу, ударяет разрядом тока по твари и, когда она спекается в неразличимую неприятную массу, с отвращением стряхивает ее в широкий слив причудливой раковины неподалеку.
Локи? — зовет он позже, снова обращая всё свое внимание на брата.

+1

10

Просьбу о помощи, в возвращении телу вертикального положения, оставили без внимания. Трикстер попытался сделать это самостоятельно, но запоздало понял, что происходящее слишком сильно переплетается с галлюцинациями и вряд ли он сейчас вообще находится в сознании так таковом.

Новая волна видений накрывает Локи. Он снова на Сакааре, стоит перед Грандмастером на коленях - присягает на верность правителю странной чужой планеты. Однако, все несколько иначе, чем было на самом деле… Или же именно это и было правдой, а то, что он помнил – лишь замещение истинных воспоминаний. Нагой, со связанными руками, он поднимает взгляд на своего господина - и тот улыбается в ответ – такой оскал не сулит ничего хорошего. Страх сковывает, не позволяет ни проронить ни слова, когда к крепко сжатым губам подносят, нет, не руку с перстнем и даже не лезвие меча. Чужая возбужденная плоть, источающая откровенно неприятный запах, трется о его плотно сомкнутый рот. Чужие узловатые руки ложатся на затылок и с силой тянут волосы назад. Голову пронзает ужасная боль, крик разрезает давящую тишину и видение растворяется. Перед глазами лишь зеркальный потолок, где в полутьме Локи видит себя лежащего на огромной полукруглой красной кровати.
Впечатления, мягко сказать – противоречивые.

— Локи? – голос Тора, непривычно взволнованный. Трикстер с трудом поворачивает голову, смотрит на брата и почему-то не знает, что сказать. Мысли все еще путаются, картинка перед глазами плывет, но, хотя бы, больше не похожа на наркотический приход, полный мерзких кошмаров.

Громовержец явно напуган не на шутку, хоть и держит себя в руках – молний вокруг не наблюдается, что уже хорошо. Он глядит тяжело и пристально своим единственным глазом и, как никогда, похож на Одина. Он так же смотрел на Локи, когда тот в детстве заболевал и мог неделями не вставать с постели. В такие моменты юному принцу всегда казалось, что он подводит отца. Вот и сейчас трикстеру стало невыносимо от мысли, что он подвел брата. Обманул, вселил ложную надежду. Крайне несвойственная рефлексия для бога обмана, возможно, побочный эффект яда.

А в том, что его отравили, маг не сомневался. Организм судорожно пытался вывести заразу – тело вспотело, источало не совсем привычный аромат, близкий к болезненному. Локи попробовал приподняться, но стоило ему чуть надавить рукой на постель – та с жутким скрежетом начала проминаться. Принц надавил сильнее – и ладонь просто прорвала ткань, прошла через плотную набивку и ушла глубоко во внутрь.

Трикстер поднял глаза на Тора и, по его выражению лица так и не сумел понять -  мерещится все это или нет.
- Брат, скажи, я схожу с ума, - или мы с тобой сейчас действительно находимся в комнате для интимных свиданий, и у меня только что рука ушла по локоть в матрас? 

+1


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » i'm taking a ride with my best friend


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC