тут красивый текст где мы такие клевые, исключительные и оригинальные, и тэдэ и тэпэ, этот текст существует только потому что мне надо что-то тут понаписать, кто-нибудь это читает вообще? Даже если сейчас прочитает, вряд ли гости и игроки будут, я как обычно тут кучу всего напишу, а потом сам буду читать раз за разом, потому что м - маркетинг.


#weekly special: фольклор

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » stay in bed, rest the head, take it easy


stay in bed, rest the head, take it easy

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

STAY IN BED, REST THE HEAD, TAKE IT EASY
https://image.ibb.co/hop1cm/tumblr_ozyg66h22x1wr0pneo1_250.gif  https://image.ibb.co/ibRgcm/tumblr_ozyg66h22x1wr0pneo4_250.gif
✁ ✄  ♫ Disturbed - You're Mine
alec lightwood & magnus bane
Certainly, I felt alive
Strength I had lost was revived
I'm mending inside and we both know why
'Cause you're mine

Бывает так, что ужасно начавшийся день приводит к хорошим последствия. После стычки с опасным демоном необходимо лечение и внимание, а Алек Лайтвуд находит это в лофте заботливого Верховного Мага Бруклина.

Отредактировано Magnus Bane (2017-11-26 00:52:58)

+2

2

- Алек! – звучный голос Мариз Лайтвуд эхом отдается от стен Института, следом слышится частый стук каблуков. [float=right]http://i84.fastpic.ru/big/2016/0830/74/9f79beef98369e864f47fc55b820b374.gif[/float]
Он послушно останавливается и поворачивается, чтобы встретить мать вопросительным взглядом. В последнее время у них не слишком гладко складывались отношения. Минуло уже почти две недели с момента несостоявшейся свадьбы Алека, во время которой старшим Лайтвудам, жителям Института и представителям Конклава довелось увидеть, как талантливый молодой сумеречный охотник бросает у алтаря не менее перспективную невесту, чтобы поцеловать мага. И не какого-нибудь молодого парня с кристально чистой репутацией (интересно, таковая вообще бывает у магов?), а самого Магнуса Бейна, слава о котором вот уже долгие десятилетия шагает впереди него. Священная церемония сорвана. Покидая зал, гости отводили взгляд, чтобы не смотреть на Алека, посрамившего свою семью.
Но ему в кои-то веки было все равно.
Надоело прятаться. Не хотелось губить целую жизнь (возможно, короткую, ведь он – воин) в угоду вековым традициям, как привыкли делать это консервативные сумеречные охотники. Алек уважал Закон и правила, жил по чести, стараясь не разочаровывать своих родителей и близких, но Магнус был прав, когда говорил, что они не заслужили прожить жизнь несчастными. Всему должен быть предел. Его личная жизнь никак не скажется на верности семье и делу, несмотря на то, что родители теперь говорили с ним исключительно по делу. И если Роберт еще пытался наладить контакт с сыном, то Мариз в обществе своего старшего ребенка выглядела так, словно ее терзает зубная боль, неподвластная иратце.
- Ты куда-то уходишь? – она задает вопрос, окидывая его взглядом, и сразу же понимает, каким будет ответ. – Понятно.
Не хочет его слышать, чтобы не поднимать неприятную тему. Алек послушно молчит, не видя смысла в подтверждении догадок матери. Да, он действительно собирался встретиться с Магнусом, поскольку дел в Институте не было, следовательно, он мог распоряжаться своим временем как заблагорассудится. В последние пару недель Лайтвуд часто отсутствовал и это заметили все, но никто больше не задавал вопросов. Вечерами, когда у Магнуса было время, они отправлялись куда-нибудь поужинать или прогуляться по Бруклину и уже три раза вместе ночевали у него дома. Правда, Алек все три ночи провел на диване.
- Тебе придется перенести свои планы, - сдержанно проговорила Мариз, рассматривая сына внимательно, с заметной прохладцей. – К нам поступили сведения о подозрительной активности в районе N. Необходимо проверить, что там, и решить проблему. С заданием гораздо лучше справишься ты, поскольку потребуются бесшумность и незаметность. Это спальный район Бруклина. Нельзя, чтобы у примитивных возникли какие-то подозрения. Миссия оформлена и одобрена, ты можешь приступать.
- Хорошо, пойду переоденусь, - кивнул Алек.
Конечно, ему не хотелось менять свои планы, но работа – есть работа. Сумеречные охотники были созданы для того, чтобы оберегать человеческий мир от демонов и любой «подозрительной активности», следовательно, у него попросту не было выбора. К тому же, Лайтвуд словно бы хотел доказать родителям, что он готов сражаться так же, как и прежде, несмотря на все случившиеся изменения. Из-за своей ориентации Алек не стал худшим охотников и на него все еще можно возлагать свои большие надежды.
Он переоделся в более удобную одежду, туго зашнуровал ботинки и закинул на плечо колчан со стрелами. На выходе получил подробные данные о предстоящей миссии и решил, что это не займет много времени, он вполне успеет сделать дело и отправиться к Магнусу. Активировав руну невидимости, Алек вышел из Института и набрал сообщение с текстом «Буду немного позже» прежде, чем ускорить шаг, а следом и вовсе сорваться на бег. [float=left]http://i85.fastpic.ru/big/2016/0830/82/6cdcfad0a334900e0d05a5464096f282.gif[/float]
Он добрался до места достаточно скоро и уже там, вооружившись луком, замедлил шаг, принявшись красться. Охотник чутко прислушивался к звукам в здании, где по предположениям матери разворачивалась подозрительная демоническая активность. Обычно в таких ситуациях все начиналось и заканчивалось рядовым паукообразным демоном, которого убить легче легкого. Вот только воняет страшно. Они крайне заинтересованы в человеческой жизнедеятельности, поэтому прорываются в дома и устраивают там бессмысленный бардак.
Алек забрался на третий этаж по пожарной лестнице, так ничего не заметив в округе. Заглянул в окно и увидел кухню, на которой хлопотала хозяйка, судя по всему – из примитивных. Прошел чуть дальше и увидел спальню, в которой и развлекался паукообразный демон – совсем небольшой, судя по всему, детеныш. Алек взялся за ручку на окне и постарался тихо ее приподнять. Получилось. Паучок даже не заметил гостя, а тот, приняв стойку, натянул тетиву и приготовился стрелять. Он бы попал в яблочко, если бы сверху ему на голову не обрушился еще один паукообразный детеныш размером с добротный арбуз. Не удержав равновесия, Алек отшатнулся к перилам и перелетел через них, не успев ни за что зацепиться.
Падение вышло болезненным. Парень, хрипло застонав, зажмурился, но быстро собрал волю в кулак, перекатился на бок и медленно поднялся. Паукообразная тварь уже успела спрятаться. Алек ощупал плечо, убедившись, что перелома нет, и огляделся по сторонам. По инструкции ему полагалось отступить на безопасное расстояние и вызвать подкрепление. И он бы сделал это, если бы не вышедший из-за угла демон посерьезнее. Они называли его Гнойник из-за многочисленных дыр на теле, из которых сочилась мерзкая зелено-желтая слизь. Алек вынул из ножен на поясе свой клинок и прошептал:
- Анак, - лезвие засияло белым светом.
Демон напал первым, выбросив вперед шесть щупалец. Лайтвуд среагировал быстро, пригнувшись и перекатившись по земле, он снова подскочил на ноги, оказываясь сбоку от врага. У Гнойников панцирь на спине, поэтому бить нужно или в шею, или под ребра. Алек сделал выпад, лезвие со чпоком вошло в мягкую плоть между щупальцами, игравшими роль и рук, и ног одновременно. Демон взвыл и взмахнул своими конечностями, отчаянно ударяя ими по Лайтвуду. Он мог бы увернуться, но для этого пришлось бы отскочить и продлить бой, поэтому Алек стерпел, чтобы успеть протолкнуть лезвие глубже и пронзить защищенную сердцевину. Демон рассыпался в прах.
Больше поблизости никого не было. Убрав клинок в ножны, Лайтвуд вышел из дворика на оживленную бруклинскую улицу и перевел дух. Люди проходили мимо и не замечали грязного, окровавленного парня, прислонившегося к забору. Приподняв свою футболку, Алек рассмотрел длинную и тонкую царапину на своем боку, в которой уже скопился желтушный гной. Дело плохо. Убить Гнойника не так уж сложно по сути, но его яд смертельно опасен и действовать он начинает не сразу, а потом болезнь наваливается всей тяжестью, обрекая на мучительную смерть.
Вытерев пот со лба, Алек достал стило, нарисовал иратце, после чего прижал руку к ране и пошел вверх по улице. Возвращаться домой не было смысла, потому что там нет никого, кто был бы способен помочь. Для этих целей всегда вызывали магов, так зачем делать крюк, если можно сразу отправиться к Магнусу? И где-то на самом краю сознания появилась малодушная мысль о том, что если умирать, то только увидев его в последний раз…
Алеку повезло, что дом мага находился поблизости с местом происшествия. Поднимаясь по лестнице, он тяжело припадал к перилам и до двери добрался уже тяжелой, шаркающей походкой. Сначала дотянулся до звонка, потом постучал кулаком, привалившись лбом к косяку.

Отредактировано Alec Lightwood (2017-11-28 13:47:39)

+2

3

Влюбленность определенно делала его рассеянным – к такому неутешительному выводу пришел Магнус, поймав себя на том, что без дела сидит на балконе и глупо улыбается. Вряд ли за полезное занятие можно посчитать то, что он уже на протяжении пары часов гладил обалдевшего от такого обилия внимания Председателя Мяо. [float=right]https://image.ibb.co/iwYnVG/tumblr_oyi80rdqib1s6pdmho2_250.gif[/float]Такие выпадения из реальности были новшеством, кот ему свидетель, и их явно не стоило принимать как что-то нормальное; нормальным было бы прожигать свою бессмертную жизнь за более приятными, или, на крайний случай, прибыльными делами. Увы, ни его вскруженная чудесным нефилимом голова, ни разомлевший на коленях кот явно так не считали, и их было двое против его сомнительного благоразумия, которые, как говорил Рагнор (не то чтобы Магнус и вправду был с ним согласен) помахало ему ручкой еще в прошлом столетии. Во всяком случае, Верховный маг Бруклина уверял себя, что, несомненно, готов заплатить такую небольшую цену за это новое, волнительное чувство, которое именуют многозначным словом «любовь». Однако для Магнуса в случае с Александром все было более чем однозначно. Когда-то в будущем (хотелось бы не очень далеком), когда они будут оба готовы, обязательно скажет необыкновенному нефилиму об этом, заглядывая в голубые глаза, а тот с некоторой вероятностью очаровательно засмущается, и Магнус отказывается пугаться той нежности, которую вызывает у него мысль о краснеющем Александре. Благо, они уже вполне дошли до той стадии отношений, когда Магнус может не только признаваться себе, но и вслух говорить о том, что скучает. И, о, Мартини Россо! Как же он по нему скучает прямо сейчас. Кажется, если бы это не было чревато, он бы попытался немного сдвинуть Солнце чтобы приблизить вечер и появление Александра в его скромной обители. Он, будучи невероятно сильным магом, верил своей интуиции, которая подсказывала – Алек скучает по нему тоже, и внутренний голос логики с ним соглашался – по такому неотразимому магу невозможно не скучать. В конце концов, после поступка старшего из отпрысков Лайтвудов на собственной свадьбе, сомневаться в том, что чувствуют они одно, не приходится. Этот факт приятно грел внутри, да и снаружи крепкими объятьями, если предмет его мыслей находился поблизости. И если Магнус уверен, что Александр скучает, то он мог лишь надеяться, что рассеянность не передается поцелуями – с родом деятельности Сумеречных охотников это было бы весьма чревато - он сам вполне переживет подпаленную обивку дивана или испорченный из-за собственной невнимательности наряд, но вот своего нефилима (звучит все привычнее) предпочел бы видеть целым и невредимым. 
Председатель Мяо с возмущенным мявком соскочил с колен на пол и гордо задрав хвост, направился прочь с балкона, напоследок кинув на хозяина полный негодования взгляд. Надо признать, было за что: не уследил, дав шерсти зацепиться за одно из многочисленных колец и нарушил блаженную дрему любимого кота. Видимо, слишком беспокойными оказались мысли о безопасности ставшим таким родным Сумеречного охотника, который, конечно же, был образцом смелости, силы и ловкости, при этом горячо смотрясь со своим мечом или луком. Без них он тоже был весьма горяч, но Магнус до сих пор был под впечатлением от их первой встречи, когда тот одним метким выстрел попал в демона, и, как впоследствии оказалось – сердце одного безрассудного мага. О, он поистине безрассуден раз уж позволил этому произойти, дал возможность укорениться этому чувству глубоко в собственной душе, теперь ежеминутно вынужденный  себя одергивать из-за бессмысленного беспокойства. Александр Лайтвуд был одним из лучших или даже (по не совсем объективному мнению Магнуса) лучшим из всех Сумеречным охотников, который чувство долга и свои обязанности ставил на такую высокую планку, что порой ценность собственной жизни для него могла иметь намного меньшее значение. Разумеется, смириться с этим не так уж легко. И с этими мыслями на грани унылости срочно нужно было что-то делать.
Дабы не уподобляться дамочкам с картин Джона Годварда прозябая в праздности и заставить время идти быстрее, он решил поработать. Торопиться Верховному магу Бруклина было некуда, ничего срочного и от того высокооплачиваемого в его расписании на сегодня не имелось, и сейчас (как и зачастую) это скорее уж радовало, чем огорчало.
Первым делом Магнус решил переодеться из лимонного цвета шелковой пижамы, которая успела наскучить за первую половину дня. Оставался крохотный, но шанс, что Александр освободится сегодня раньше обычного – этот исключительный нефилим не переставал его приятно удивлять, и для него Магнус хотел выглядеть не просто хорошо, а сногсшибательно. Это и только это служило оправданием тому, что он не меньше часа проторчал в гардеробной, пытаясь определиться между двумя футболками. Первая, черная и короткая, с выведенной на груди пайетками  надписью «Warlocks just wanna have fun!», поблескивала всеми цветами радуги, была удобной и, облегая, подчеркивала разворот его плеч и необычный цвет кожи. Но Магнус был  всерьез обеспокоен, не сочтет ли прекрасный нефилим  надпись, служившую ничем кроме как призывом к вечеринкам, его легкомысленным девизом и не воспримет ли – о, ужас! – на свой счет. Другая футболка была белой, с глубоким V-образным вырезом и в ярких брызгах краски, а надпись на спине гласила «Wash me please» - ее он счел более-менее нейтральной и потому надел, и после с получасовыми метаниями выбирал джинсы, по итогу вовсе остановившись на черных кожаных штанах. Тапочки в форме белых заек были призваны дополнить образ, а волосы уложил на макушке небрежными пиками, устремленными к небу. Он был у себя дома, и с большой долей вероятности выбираться сегодня никуда не будет, так что из украшений на нем были лишь кольца и серебряный кафф на ободке уха, а глаза пусть и были подведены черным, но совсем без блесток и без фанатизма как у Элиса Купера в лучшие годы. Тем более что никаким курицам отрывать головы чтобы выпить крови он не собирался, не сегодня, да и никогда. Подобные гастрономические пристрастия были присущи клыкастой шайке Рафаэля, и уж точно не во вкусе магов-гурманов вроде него самого.
[float=left]https://image.ibb.co/k579cw/tumblr_ovtg32l_On61tyusgdo9_250.gif[/float]Вторым делом, но не по важности, в списке Магнуса было приготовление сносного коктейля, скажем, одной из драгоценностей эпохи Сухого Закона. Помнится, он тогда получил полугодовой запас джина для своего спикизи в Чикаго, настолько Альфонсе Капоне был благодарен за рецепт из старой книжонки, а ведь всего-то весь секрет оказался в лимоном соке и сиропе дабы подсластить контрабандный джин. South Side – «Южная сторона», но только пуристы знают – это троица и три разных коктейля, пусть и появившихся в разное время, с добавлением к первой рецептуре содовой во втором случае и шампанским в третьем. «Южная сторона» - чудесная классика, а классику Магнус уважал и ценил, ведь ей свойственно возвращаться в моду, пусть и обрастая новыми, но от того не менее великолепными вариациями, одну из которых он и собирался приготовить.
Присев на диван он с россыпью голубых искр призвал на колени ноутбук, откидывая крышку-экран ноутбука, защелкал по тачпаду входя в электронную почту и проверяя письма от клиентов. А что? Он был блестящим магом, идущим в ногу со временем, и ничто современного ему было не чуждо. Кроме, разве что, социальных сетей. Нет, Магнус не сомневался, что собрал бы рекордное количество фалловеров, вот только тайну своей частной жизни ценил во много раз больше, а потуги прийти к популярности всегда были свойственны тщеславным смертным. В любом случае, Верховный маг Бруклина был способен одной правой справляться с новыми технологиями, а в это время пальцы левой руки порхали по воздуху – он как талантливый дирижер руководил перемещающими над сервировочным столиком ингредиентами. Контролировал пропорции и координировал, чтобы бутылка деликатно Hendrick’s не врезалась в Scrappy’s Orange Bitter, и цитрусовый аромат последнего должен стать венцом алкогольной феерии в широком коктейльном бокале. К моменту готовности вожделенного напитка Магнус успел перебрать письма от клиентов и выбрать наиболее приемлемый и интересный заказ -  уладить проблему с разбушевавшимися мелкими водяными духами в черте бухты Джамейка. Несносные паршивцы переворачивали прогулочные катера и потопили парочку дорогостоящих яхт. Не знай Магнус, что такое поведение связано со стоящей в городе запредельной жарой, может, попытался бы образумить их собственнолично. Но он был Верховным и очень занятым магом Бруклина, и потому решил пойти по простому пути: припугнуть распоясавшихся духов вызванным демоном. Он не так уж часто занимался темной магией и призывом демонов, а в его профессии важно не терять навыки, и несомненным плюсом было то, что морской демон, которого он планировал призвать, состоял в низкой категории. Единственное, что ему могло грозить – быть утомленным пустой болтовней до головной боли – дружбу с демонами он не водил, а пародия на светскую беседу с ними могла вымотать сильнее, чем черчение пентаграммы призыва. С другой стороны, оставалась надежда, что уже знакомый осьминогоподобный подобный демон не просто зальет слизью весь ковер, но и быстро вникнет в суть поставленной перед ним задачи. А запах серы в лофте и вовсе может стать отличным предлогом вытащить Алека на прогулку.
Ему предстояла львиная доля рутиной работы: расставить по кругу и зажечь черные свечи, прочертить пентаграмму. Будь он менее умелым магом, возможно, это представляло бы из себя не настолько простую задачу, но он был в своем мастерстве виртуозом и потому собирался разбавить скучно действо музыкой. Магнус оставил раскрытый ноутбук на диване, музыка загромыхала на весь лофт, а сам он отложил пустой бокал от коктейля и принялся за работу. Несколько часов пролетели быстро под завывания певцов и певиц самых разных музыкальных жанров, и если они и вправду испытали на себе то, о чем пели (алкоголизм, наркомания, нимфомания и далеко идущий сатириазис, паранойя, все известные виды насилия и даже неоднократно удавшиеся самоубийства), или хотя бы подумывали о подобном, – Магнус им искренне сочувствовал. Даже его четырехвековая жизнь не была и вполовину такой насыщенной. И все же, Магнус не брался оценивать музыку этого десятилетия, каждой эпохе – свое, но, надо признать, довести вульгарность до публичного культа было смело и прогрессивно. Кажется, именно так и характеризуют безбашенные и провокационные поступки звезд стремившихся не быть забытыми и находиться в тренде. Магнус не следил за ними, зачем, ведь он сам всегда был в тренде, да он был его олицетворением – ошеломляющим и беспощадным, а как бонус еще и бессмертным.
Где-то в районе семи часов вечера телефон в заднем кармане разразился звонкой трелью, которая сообщала, что сегодня ночью они победители, и льется шампанское, - и, видят боги, он бы с удовольствием поставил на контакт Алека что-то более романтичное. Однако это могло послужить причиной для неловких ситуаций, например, во время его присутствия в Институте, а Магнус по мере сил старался быть предусмотрительным ради своего неотразимого нефилима. Приложив некоторые усилия (он отдавал предпочтение крайне обтягивающим штанам), ему удалось выудить телефон из заднего кармана. Смс-сообщением Александр сообщал, что будет немного позже, и Магнус старался радоваться тому факту, что тот все же планирует прийти, а не задумываться о том, что стало причиной его задержки. Помедлив, позволил себе полюбоваться на фотографию брюнета в уголке экрана и напечатал ему в ответ короткое «Буду ждать», не забыв про смайлик с поцелуем.
Магнус прикинул, что у него было не меньше часа, чтобы закончить с работой, и, приглушив Sia, под задаваемый мелодий ритм начал монотонным голосом произносить заклинание по памяти, щедро приправляя угрозами на латыни и вышагивая вокруг перед свечами с самым нетерпеливым видом. Прошло с десяток минут, прежде чем круг пентаграммы засветился, от пола потянулся пахнущий серой дым и морской демон явил себя во всей свой желеобразной красе. Магнус не был уверен, но ему показалось, что у Элиааса с их последней встречи прибавилось щупалец, но он точно не станет об этом спрашивать.
– Ты призвал меня на вечеринку? Но я без подарка! – виновато запричитал демон, и разрез, который служил ему сразу и носом, и ртом, изгибался в красноречивом сожалении, а близкостоящие зеленые глаза готовы были вот-вот выкатиться из орбит, и Магнус решительно не желал их потом искать по всей гостиной.
Верховный маг Бруклина решил закончить со всем скорее, уставился на свои накрашенным черным ногти и подавляя подступившую волну раздражения, с отстраненной вежливостью заговорил:
– Нет. Я хочу отправить тебя в акваторию Джамейка. Элиаас, у тебя будет около часа...
– Магнус, ты запомнил мое имя! – перебил демон с восторгом, всплеснув своими многочисленными щупальцами и разбрызгав вокруг себя целый галлон слизь. Глядя как та неумолимо подтекает под ножки дивана и подбирается к ковру, Магнус не сдержал тяжелого вздоха, а демон с неугасающим энтузиазмом продолжил:
– А тебе нравится Кэти Перри?
Магнус точно не собирался отвечать на этот провокационный вопрос, но невольно прислушался к играющей из ноутбука песне. Он, несомненно, умел призвать чужой талант – этому хватало примеров, но музыка, разносившаяся сейчас по лофту, изредка прерываемая визжащими звуками и восклицаниями «Что говорит лиса?!», в своей самой мелодичной части подозрительно сильно напоминала его игру на чаранго. Видимо, ему пора было задуматься об авторских правах.
Магнус сжалился над своим тонким музыкальным слухом, небрежно взмахнул рукой – как по заказу заиграла одна из последних песен Кэти Перри.
– Это твоя магия? – голос Элиааса источал восхищение настолько же щедро, насколько его тушка исходила зеленовато-бурой слизью.
Магнус скосил взгляд на экран ноутбука, где виднелась открытая вкладка с YouTube, и с достоинством присущим лишь Верховному магу Бруклина, кивнул, а после короткой, но выразительной паузы, продолжил:
– Элиаас, в бухте ты должен будешь показаться перед морскими духами, – Магнус внимательно посмотрел на демона и выставил вперед унизанный перстнем указательный палец, как будто заранее обвиняя, – просто показаться, не проклинать, пригрозить тем, что…
– Свиш-свиш, биш! – сипло тянул демон, пытаясь подпевать, а судя по колыханию многочисленных щупалец еще и пританцовывать.
– Сосредоточься! –  прикрикнул Магнус и огонь свеч разом вспыхнул ярче, на долю секунды взметнувшись едва ли не до самого потолка.
Обнаглевшего демона спас раздавшийся от входной двери звонок. Магнус ждал сегодня только одного посетителя, так что вместо того чтобы прогреметь что-нибудь зловещее вроде - «Кто смеет беспокоить Верховного мага за работой?», он стремглав кинулся к двери провожаемый в спину обиженным взглядом демона, на ходу поправляя свои топорщащиеся волосы. Распахивая дверь, Магнус растянул губы в самой соблазнительной улыбке, на которую только был способен.
Виновник его мыслей и предмет романтичных чаяний едва стоял на ногах, живописно капая кровью на приветственный коврик, делая его узор еще сюрреалистичнее. Сердце Магнуса пропустило удар, а затем загрохотало как африканский барабан дунумба, в сопровождении ритма которого улыбка сползла с лица так и не успев закрепиться. И он бы никогда не стал Верховным магом Бруклина если бы не умел быстро ориентироваться в любой ситуации, посему, не мешкая, он подхватил Александра за пояс, закидывая его руку к себе на плечи, без особых сложностей втаскивая в провонявшую серой обитель, пронося через прихожую и в гостиную, где смахнул небрежно ноутбук с дивана, прерывая попсовую песню, и максимально бережно уронил свою драгоценную ношу на диван. Элиаас тем временем и не пытался держать марку злобного демона, энергичнее заметался в границах пентаграммы:
– Я могу помочь, могу помочь добить и прервать его мучения! – с обезоруживающим добродушием предложил демон.
Магнус смерил его гневным взглядом, и Элиаас виновато пошевелив щупальцами, замолкнул.
– Привет, – шепнул Магнус, как только склонился над раненным Сумеречным охотником. Испачканная в крови и других отталкивающих жидкостях футболка была бесцеремонно задрана вверх, и, увы, поступал он так чтобы оценить повреждения, а не рельефный пресс. Поцокал языком, сделал несколько пассов руками в воздухе и от ладоней заструилось голубое, с переливами, пламя его магии. Занес ладони над его боком, вытягивая боль и стараясь сделать это как можно быстрее, эффективнее, а потому на какую-то секунду лицо напряженно исказилось. Магнус должен был признать - сегодня Александр выглядел немного менее неотразимо чем обычно: холодный пот стекал по вискам, да и восковая бледность лица ему не то чтобы шла. Серьезно, ему нельзя было так выглядеть – Магнуса тянуло устроить карательный рейд по всему городу и собственноручно испепелить каждого демона. То, что царапина на боку была оставлена демоном - и Магнус догадывался каким именно – сомнению не подлежало, как и тот факт, что в организме нефилима распространялся яд. Разумеется, он вполне сможет приготовить снадобье, которое нейтрализует яд в рекордно короткие сроки, без последний, а затем залечит и саму рану, магией затянет ее так что и шрама не останется. Вот только чтобы приготовить снадобье требовалась отойти от Александра дальше, чем на полметра, чего делать не слишком-то и хотелось. Вытянув столько болезненных ощущений, сколько можно было, Магнус, однако, не стал погружать нефилима в сон – если тот сам примет снадобье это будет намного действеннее, чем, если бы, это была, скажем, мазь, которая изготавливалась проще, наносилась наружно на рану, доставляя не слишком приятные ощущения.
–  А на него ты так осуждающе не смотришь, хотя он кровью заливает твой диван! - укоризненно булькнул Элиаас.
Не отрывая своего взгляда от Александра, Магнус щелкнул пальцами и демон с упрекающим визгом растворился в клубах дыма. Верховный маг Бруклина не стал бы сейчас отвлекаться и приводить свое скромное жилище в порядок, но запах серы, впитался, кажется, даже в его волосы, и потому он очередным движением длинных пальцев призвал магию и распахнул прозрачные, двустворчатые двери балкона.
Перед тем как отправиться за ступой и ингредиентами, маг еще раз оглядел цепким взглядом своего пациента, и хотя каких-либо травм не увидел, решил перестраховаться и проверить. Магнус повел занесенной ладонью с голубым пламенем вдоль тела чудесного нефилима, начиная ото лба и вниз, а другой ладонью коснулся его щеки, позволив себе слегка улыбнуться:
– Несомненно, Александр, прийти с цветами было бы слишком банально.

Отредактировано Magnus Bane (2017-12-10 14:06:21)

+1


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » stay in bed, rest the head, take it easy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC