тут красивый текст где мы такие клевые, исключительные и оригинальные, и тэдэ и тэпэ, этот текст существует только потому что мне надо что-то тут понаписать, кто-нибудь это читает вообще? Даже если сейчас прочитает, вряд ли гости и игроки будут, я как обычно тут кучу всего напишу, а потом сам буду читать раз за разом, потому что м - маркетинг.


#weekly special: фольклор

rebel key

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Однажды


Однажды

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ОДНАЖДЫ

http://78.media.tumblr.com/aa66b79cb2523c58417cedb4372129f5/tumblr_ohsxb5Dx2M1qgzpr7o1_400.gif

http://78.media.tumblr.com/2b0e86e49f661d5f3651b1d7661e5aa0/tumblr_ohsxb5Dx2M1qgzpr7o8_400.gif

✁ ✄ “Someday” sounds a lot like the thing people say when they actually mean “never.”
Let’s not go someday, Teddy. Let’s go now.

Dolores & Teddy

В нашей жизни не так уж много изменений, и большая их часть — по воле высших сил. Но однажды нам позволят сойти с намеченного ими пути, на шаг приблизиться к заветной цели и наконец почувствовать себя свободными. Однажды мы убежим туда, где горы встречаются с морем, и заживем той жизнью, о которой так мечтаем.

— — — — — — ✁ ✄ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Наши сценарии весьма вариативны, учитывают многие побочные факторы и разрешают, даже приветствуют, различные отклонения, особенно в угоду пожеланиям гостей. Безусловно, наши сюжет кроили и перекраивали десятки, если не сотни раз, вносили изменения в наши роли и, может быть, характеры. Потому за те 35 лет могло случиться почти что угодно.

Отредактировано Dolores Abernathy (2017-10-12 14:57:11)

+2

2

-------------------------------------------------
Ramin Djawadi —  This World
-------------------------------------------------

[indent] Когда приходило утро...
[indent] Долорес.
[indent] ...теплые лучи восходящего солнца прокрадывались сквозь неплотно задернутые шторы, мягко скользили по ее щеке, сверкали золотом в волосах, щекотали нежным прикосновением, нашептывая обещания нового дня. Сон трепетал на ее ресницах, не желая отпускать из своих объятий, срывал легкий вздох с полуоткрытых губ, пытался увлечь обратно в глубины сладких видений.
[indent] За окном ворковали голуби.
[indent] Проснись.
[indent] Она открывала глаза навстречу легким поцелуям солнца, прогоняла прекрасные грезы прочь, вдыхала глубоко полной грудью, оставляя мечты по ту сторону застывшей темноты. Просыпалась и смотрела на мир с восторгом первооткрывателя, с надеждой ребенка и восхищением художника.
[indent] Это утро обещало быть самым прекрасным в ее жизни, самым теплым и ласковым, самым счастливым, а этот день — что-то подсказывало — полным приятных неожиданностей.
[indent] Она открывала окно, подставляя лицо свежему прохладному ветру, улыбалась зеленой шуршащей листве и паре белоснежных голубей, воркующих совсем рядом, на ветке, на расстоянии вытянутой руки. Удивляясь их неповторимой красоте, их нежности, позабыв обо всем, в одной сорочке, осторожно тянулась за угольком и клочком бумаги, опасаясь спугнуть — голубей, момент, музу, — увлеченно запечатлевала открывшуюся перед ней картину, тайну прекрасного, скрытого и затерянного посреди обыденности.
[indent] Надевала любимое голубое платье и спускалась вниз, отбивая каблуками по надежным дубовым ступеням ритм взволнованного сердца в ожидании чуда: тук-тук-тук, тук-тук-тук, двадцать раз, двадцать шагов со второго на первый этаж.
[indent] Отворяла входную дверь, с едва слышным, но таким родным скрипом, щурилась и улыбалась вновь — утреннему теплу, взобравшемуся уже высоко солнцу и отцу, устроившемуся на веранде с чашкой давно остывшего кофе в руках.
[indent] — Доброе утро, папочка, — говорила она, — как спалось?
[indent] И болтала с ним, о том, о сем, о его планах на день и о своих собственных, о кавалерах, об одиноких поездках, об осторожности и возвращении домой до темноты. Восхищалась его заботой и безмерной любовью, возвращала тепло улыбок, успокаивала, шутила и, конечно же, обещала не задерживаться.
[indent] А потом, прихватив мольберт, холст и краски, седлала свою буланую и, наслаждаясь ее быстрым бегом, свободой движения, гулом копыт по утоптанной грунтовой дороге, ветром, запутавшимся в волосах, мчалась к городу, к Свитуотеру. Для кого-то покупки в бакалейной лавке — рутина, для нее — событие, пусть обычное, каждодневное, но и в нем она может отыскать красоту, то едва уловимое, что заставит на миг замереть и вздохнуть очарованно.
[indent] Сахар, печенье, пара яблок и банка сгущенного молока к утреннему папиному кофе — вот и все покупки, бережно собранные продавцом в узелок и переданные ей с улыбкой. Звон монеток, выложенных на прилавок, улыбка в ответ, благодарность, и она уходила, отстукивая по деревянному помосту тот самый волнительный ритм ожидания.
[indent] Здесь, сегодня, сейчас что-то могло произойти, что должно было произойти и навсегда изменить ее жизнь. Одно незначительно событие, одна встреча — то, чего она ждала каждый день и чувствовала, что сегодня, сегодня случится...
[indent] Долорес.
[indent] Когда она укладывала покупки в седельные сумки, и никак не могла удобно пристроить, подумывая уже развязать узелки и сложить все отдельно, жестяная банка — сгущенное молоко —  незаметно выскальзывала, падала наземь, вздымая облачко пыли и катилась под ноги прохожим.
[indent] Оглянись.
[indent] Она оборачивалась, и сердце ее замирало в счастливом испуге, в глазах вспыхивал огонек счастья, а на губах расцветала улыбка — настоящая, не просто дань вежливости, но признак радости. Улыбка той, кто знала, что сегодня ее ожидала судьбоносная встреча.

Отредактировано Dolores Abernathy (2017-10-29 18:44:59)

+3

3

-------------------------------------------------
Ramin Djawadi —  Sweetwater
-------------------------------------------------

- Эй, мистер! Эй! Поезд ещё долго будет идти?
Когда Тедди открывал глаза, утро встречало его солнечными лучами, пробивавшимися в вагон сквозь прямоугольные окна, стуком колёс, веселой дробью считавших шпалы до Свитуотера. И это утро - тёплое, солнечное, радостное - было самым замечательным из многих других, случавшихся в его жизни.
- Эй, мистер! Вы меня слышите?
Его сосед напротив - молодой джентльмен в неряшливой широкополой белой шляпе, натянутой на самый затылок - неугомонно егозил на отполированной скамье, перебирал ногами, словно неокрепших жеребчик, и всячески привлекал к себе внимание.
- Долго нам ещё ехать?
- Нет, - улыбнулся Тедди, понимая, что перед ним очередной гость Свитуотера.
Это слово - гость - вспыхнуло в его голове само собой, словно всплывший со дна хариус в жаркий день. Тедди понимал, что перед ним - гость Свитуотера, человек, стремящийся к приключениям и настоящим подвигам. Охотник за головами окинул собеседника внимательным взглядом, прищурился, а затем улыбнулся.
- Моё имя Тедди! Тедди Флад!
Он протянул гостю руку.
Джентльмен, перестав сучить ножками, удивленно отпрянул. Вжался в скамью, всматриваясь в Тедди, не решаясь пожать руку. А затем расплылся в улыбке:
- Ааа! - протянул он многозначительно. - Значит, ты один из них! Как я мог так ошибаться! Ведь это же понятно!
Улыбка дрогнула на губах Тедди, а затем медленно пропала. Рука сжалась несколько раз, словно в поисках револьверной рукояти, а затем медленно опустилась вниз.
Вне сомнений, перед ним был гость Свитуотера. Но он, к сожалению, не стремился отправиться на поиски приключений.
И это значило, что Тедди тоже к ним не стремится.

Он медленно сошёл на перрон, пропустил мимо себя двух дам в высоких причудливых шляпках, которые вошли в моду совсем недавно. Они улыбнулись Тедди, и он ответил им взаимностью, расплываясь в солнечной улыбке. А затем, подхватив свой скромный багаж, волоча правую ногу от тяжести, он отправился вглубь города, стараясь всячески избегать столкновений и пытаясь не попасть под колеса дилижансов.
Но не всё так просто.
Засмотревшись на салун, мелькнувший сквозь пыльное облако впереди, Тедди врезался в случайного прохожего.
Столкнувшись плечо в плечо, они развернулись друг к другу. На мгновение в воздухе повисло тяжелое напряжение. Казалось, весь мир замер, наблюдая за этими двумя.
Незнакомец - неряшливый, растрепанный и смертельно опасный - потянулся к своему пистолету, но замер под пристальным взглядом Тедди.
Миг спустя всё кончилось: отсалютовав своему визави, охотник за головами улыбнулся, развернулся на пятках и продолжил свой полный опасностей и приключений путь.
- В горах засели бандиты! - распалялся шериф. - И нам нужен каждый смельчак, способный держать в руках оружие!
Солнце нещадно парило, терзало его лысую макушку, заставляло обливаться соленым потом и то и дело смахивать с кустистых бровей пот.
- Эй, ты! - страж порядка ткнул кряжистым пальцем в направлении Тедди. - Ты похож на того, кто не боится приключений!
- Извини, шериф! - он развел руками. - Но на сегодня у меня совсем другие планы!
Пылевое облако, поднятое десятками копыт, развеялось, и вывеска салуна стала ещё ближе. День только начинается, а Тедди не помешало бы промочить горло.

Виски был разбавлен больше, чем на половину, но сегодня это не тревожило Тедди. Крепкий алкоголь был бы для него лишь помехой, а подобное питье прекрасно справилось с жаждой.
Его колючей щеки осторожно, но решительно коснулась узкая ладошка, затянутая сетчатой перчаткой.
- Ты новенький тут! - пролепетала девушка. - Ещё совсем чист и свеж! Я сделаю тебе скидку!
- Прости, - улыбка появилась и растаяла на губах Тедди, - но не сегодня.
А потом весь мир потонул, растаял в небесно-голубом платье, растворился в нем, словно виски в воде.
Дверцы салуна скрипнули за его спиной - Тедди и сам не помнил, как он вышел на улицу. Не помнил, как сделал шаг навстречу. Как оказался рядом. Не помнил, как банка сгущенного молока выпала из чересседельной сумки, покатилась по песку прямо к его ногам.
Не помнил, как наклонилась, поднимая её и отряхивая от приставшей пыли.
- Не обращай на меня внимание, просто хотел поступить благородно.
Они встретились взглядом. Как просто, так легко утонуть в глаза человека, встречи с которым ты ждал так долго.
Тедди нетерпеливо хмыкнул:
- Можно я провожу тебя домой?

Отредактировано Theodore Flood (2017-10-24 09:01:06)

+1

4

[indent] Она улыбалась стоящему перед ней человеку, скользила взглядом по почти новой, едва запыленной шляпе, бросающей легкую тень на лицо, по костюму, хорошо сшитому и отлично сидящему, по револьверу в кобуре на бедре.
[indent] Здесь, в городе — и особенно за его пределами — почти у каждого было оружие, и ее это никогда не волновало, не пугало, хоть сама она всегда оставалась безоружной. Агрессия порождает агрессию, считала она, угроза возникает в ответ на угрозу. Никому и никогда не пришло бы в голову видеть угрозу в ней, никому и никогда не захотелось бы причинить ей вред.
[indent] Она улыбалась всем и всегда, ждала того же в ответ, и в своей улыбке хранила надежду на то, что для каждого — будь то знакомый или новоприбывший — эта их встреча будет такой же приятной и радостной, как и для нее. Как всегда, она улыбнулась и в этот раз.
[indent] В его руках — запыленная жестянка; в глазах, затененных полями шляпы, — бескрайняя голубизна чистых горных озер, целая бездна нежности и тихой, ласковой радости.
[indent] Тедди.
[indent] Тедди — ее Тедди — вернулся! Как и обещал, казалось, многие годы — на самом же деле недели? месяцы? — тому назад, сдержал данное обещание. Долорес знала, надеялась, что он вернется, не забывала и верила, в каждом случайном незнакомце ожидала увидеть его.
[indent] И вот, он здесь. А она растерялась. На короткий миг задохнулась от счастья, готова была броситься к нему на шею и повторять без остановки, как же она рада. Но этот миг длился вечность, сердце с силой ударило дважды, напоминая о жизни, о времени, и она, потупив взгляд, просто взяла из его рук жестянку и отвернулась. Нарочито долго устраивала покупки в сумках, давая себе возможность унять предательски трепещущее сердце, согнать слишком яркий румянец со щек, успокоить нервно дрожащие пальцы и решиться, что ответить.
[indent] Он хотел проводить ее, и Долорес тоже хотела этого, но знала, что папа не будет рад видеть ее кавалера. Как всегда, насупится, попытается как-то задеть, вывести из себя, задавить своим авторитетом законника, пусть и бывшего. А Тедди... Для нее он был самым добрым и нежным человеком в мире, самым надежным и заботливым, самым честным, благородным и терпеливым, и все равно, что на жизнь он зарабатывал охотой за преступниками, а не честным трудом фермера.
[indent] — Можешь попробовать, — ответила, забираясь в седло, — если поспеешь, — и пустила буланую легким аллюром.
Убежать она не пыталась, всего лишь хотела показать, что ждала достаточно долго, и теперь уж ему придется побегать за ней и доказать, что она в самом деле нужна ему, что в Свитуотер его привела не очередная охота, а желание увидеться с ней.
-------------------------------------------------
[indent] Их прогулка — не самый короткий путь к ее дому, но длинный крюк в попытке растянуть минуты, проведенные вместе. Сначала верхом, поднимая из-под копыт лошадей облачка пыли, не замечая галопом несущегося мимо времени, окрыленного счастьем; потом пешая, рука об руку, в окружении тихого шороха ветра, неторопливых шагов и беседы о таких незначительных — и потому таких важных! — вещах, что случились в их жизни за время разлуки; а потом вовсе — молчаливое созерцание зелени прерий, мирно пасущихся стад, теплых лучей клонящегося к горизонту солнца, с озорством выглядывающего из-за плоских бурых вершин.
[indent] Вечер опускался неторопливо, размеренно окуная мир в сумерки, а все же застал Долорес, потерянную в уединенной нежности поцелуев и осторожных прикосновений, врасплох. Она позабыла все, что хотела сказать об отце, что, как ей казалось, могло помочь Тедди сойтись с ним по-хорошему. Она просто вздохнула, забираясь в седло, и упомянула, что в холмах засели бандиты. И пусть рядом был Тедди, и она совершенно ничего не боялась, но мысль о том, что они могут попасть в подобную передрягу в конце столь прекрасного дня, была невыносима.
-------------------------------------------------
[indent] На ранчо вечерняя суматоха стихала: скот был загнан в загоны, работники возвращались домой, приветствуя Долорес и ее спутника легкими кивками и касаниями к полям собственных шляп, получая в ответ от нее кивок и улыбку. Папа всегда последним уходил от загонов, только тщательно проверив, что все кормушки и поилки полны, а засовы плотно задвинуты, что в стенах загонов нет брешей, что ни одна коровка и ни один бычок не больны или не потерялись.
[indent] Он нагнал их почти у самого дома, наверняка услышав весть о возвращении дочери — не в одиночестве — от кого-то из работников, и, поравнявшись с Тедди, окинул его суровым взглядом:
[indent] — Вечера.
[indent] — Вечера, папочка, — Долорес ласково попыталась смягчить недовольство отца, но он, казалось, совсем не обращал внимания на дочь.
[indent] — С какими целями к нам пожаловали, мистер?

Отредактировано Dolores Abernathy (2017-10-29 18:51:26)

+1

5

[indent] Сколько дорог суждено ему пройти? Десятки? Сотни? Тысячи?
Тедди не знал ответ на этот вопрос, но в одном уверен точно: сердце подскажет верный путь. Путь домой. Путь к ней.
[indent] Долорес.
[indent] Однажды им уже пришлось расстаться, пришло пережить долгие дни и ночи вдали друг от друга. Тедди помнил это время, помнил, как было ему нелегко вдали от пыльного Свитуотера, от залитых солнцем степей, от жемчужной реки, нашептывающей таинственные индейские легенды. Тедди помнил, как это - быть далеко от любимого человека. И он знал, что никогда на свете больше не вернется к такой жизни.
[indent] Поэтому, стоило его прекрасной ранчеро проявить свой игривый нрав, устроив неожиданное состязание в духе "Поймай меня, если сможешь", Тедди сорвался с места, готовый отдать за любую, даже трехногую, клячу всё своё небогатое имущество. Всё, кроме жизни. Сейчас жизнь была нужна ему как никогда раньше.
[indent] Неожиданно, лошадь отыскалась быстро: в этом Тедди помог хозяин салуна. Не безвозмездно, но взяв под залог небогатый скарб охотника за головами и немного денег "за услуги".
[indent] - Благодарю! Вы даже не представляете, что это для меня значит!
[indent] - О, конечно же! - ответил "спаситель", добродушно подмигивая и протирая надтреснутый стакан. - Главное, возвращайтесь засветло, молодой человек! Иначе залог пойдет в качестве процентов за аренду!
[indent] Но Тедди это уже не слышал.
[indent] Пришпоривая гнедую, дышащую, казалось, паром, он пустился в погоню, зная, что Долорес обязательно подождет его у поворота на выезде из города. Ему подсказывало это сердце.

-------------------------------------------------

[indent] Их неспешная прогулка затянулась, но Тедди этого даже не заметил. Он так долго жил в предвкушении этой встречи, что оказавшись с глазу на глаз с Долорес, охотник за головами утратил чувство времени. Казалось, еще минутой назад они встретились неподалеку от пьяного салуна, в котором виски нещадно разбавляют, крупье оставляет простачков без последних монет, а конкуренцию ему составляют бойкие девицы с далеко идущими помыслами и юбками, чья длина намного короче полета пули. А сейчас они среди бескрайних степей, провожают солнце, замедлившее свой бег и готовящееся ко встрече с сестрицей-Луной, слушают стрекот сверчков и мычание быка - вожака, ведущего стадо домой.
[indent] Их неспешная прогулка затянулась, но Тедди готов отдать всё, что угодно, лишь бы продлить эти чудесные мгновения еще, пусть даже всего на несколько мгновений, на жалкий миг. Но, вот горе, он всё оставил в залог этому хитрому лису из салуна.
[indent] - Поехали, - грустная улыбка скользнула по его губам, растворяясь в вечернем небе, - провожу тебя домой.

-------------------------------------------------

[indent] Скоро им придется расстаться.
[indent] "Всего на ночь, - Тедди был в этом так уверен. - А утром мы встретимся снова. Я найду себе работу по душе. Я больше никогда не покину, не оставлю тебя одну".
[indent] Но тут же в груди его предательски екнуло. Как он может остаться возле Долорес? Разве он заслужил это? Разве он искупил свою вину? Разве он больше ничего не должен?
[indent] Разве в этом мире еще мало бандитов? Разве все дан ответ за все прошлые прегрешения?
[indent] Ворох мыслей, потревоженный пчелиный улей взорвался в его голове, словно наполненный нитроглицерином. Тедди зажмурился, стараясь прогнать налетевшее с вечерним ветром чувство вины.
[indent] У него почти получилось. Оставалось совсем чуть-чуть.
[indent] Но Питер Абернати не дал охотнику за головами никакого шанса.
[indent] - Мистер Абернати! - Тедди улыбнулся, но улыбка не смогла растопить лёд отцовского сердца. - Я приехал сегодня издалека, и сразу же поспешил в город, в надежде встретить Долорес.
[indent] Ответом ему послужило презрительное молчание. Питер Абернати выжидающе хмыкнул.
[indent] - Все эти годы я жил этим днём, сэр! Жил, веря, что увижу её, смогу коснуться её руки.
[indent] "Жил, веря, что взяв её за руку, больше никогда не отпущу".
[indent] - И он пришёл, молодой человек, - голос мистера Абернати был безжалостнее револьвера. - Только вот солнце уже скрылось за лесом, а вместе с ним и день закончился.
[indent] - Но я...
[indent] - Твоя дурная слава обгоняет тебя на неделю пути, Тедди. Раньше ты был хорошим парнем, и у тебя был шанс всё исправить. Жаль, что ты им так и не воспользовался. Долорес, пожелай мистеру Фладу покойной ночи и доброго пути: на дорогах вечерами неспокойно.
[indent] И все надежды рухнули, всё полетело в бездну. Тедди, осадив гнедую, замер в нерешительности, глядя на спину удаляющегося мистера Абернати.
[indent] Его запрет суров, но справедлив. Тедди не искупил свою вину, оставил в прошлой жизни множество нерешенных проблем.
Но разве может он отказываться от Долорес из-за них?!
[indent] Они рядом. Быть может, в последний раз, но пока еще рядом. И пусть между ними не более пяти шагов, но Тедди боится сделать хоть один навстречу, словно он ведет в пропасть.
[indent] - Я буду ждать тебя, - сказал он неожиданно. - В устье реки, в рыбачьем домике. Буду ждать тебя каждый вечер, веря, что мы будем вместе. Однажды.

Отредактировано Theodore Flood (2017-10-25 20:55:39)

+1

6

[indent] Каждое слово, произнесенное отцом, острой иголкой вонзалось глубоко в сердце Долорес. Случилось то, чего она так боялась: он не просто не рад был присутствию Тедди, он открыто дал понять, что видеть его не желает. Прогнал прочь, словно шелудивого пса, пусть и вежливыми словами вместо камней, пусть из любви к ней, к собственной дочери, из чувства заботы и попытки защитить. А все же, больно было так, будто бы гнали ее саму.
[indent] — Папа, — она хотела бы как-то смягчить сказанное, как-то исправить ситуацию, но отец не желал замечать ее укоризненный взгляд и вмиг погрустневший голос. — Спокойной... ночи, — проронила, разворачивая буланую и пуская легким шагом вслед за скакуном отца.
[indent] Тихое обещание Тедди не укрылось от ее слуха, но ответить или хоть как-то подать вид — сжать на прощанье его ладонь, улыбнуться, хотя бы кивнуть — под зорким присмотром отца она не могла. Только опущенный взгляд и тень улыбки на губах говорили: она слышит, она знает, она верит. Будет так, как он обещал.
[indent] Остаток пути до дома преодолели в молчании. Долорес все еще размышляла, пытаясь понять, от чего папа был так несправедлив и враждебно настроен к Тедди. Она надеялась, что им удастся поужинать вместе, побеседовать, и тогда родители смогут узнать Тедди лучше, так, как знает его она, убедиться, что он честный и достойный человек, что его прошлое — лишь песок, просыпавшийся сквозь пальцы, лишь вода, ушедшая вслед течению, недостойное памяти и внимания. Важно то, что происходит здесь и сейчас, важно то, кем он стал и стремится стать.
[indent] — Ты был к нему слишком строг, папочка, — покорная грусть шелестела в ее словах.
[indent] — Я был справедлив, — спешившись, отец взял под удила ее буланую. — Этот парень не стоит тебя, милая.
[indent] — Не мне ли решать? — в сгущавшихся сумерках все сложнее было разглядеть, как хмурятся ее брови, как сжимаются в тонкую линию губы, но дрожь в голосе выдавала чувства.
[indent] — Доченька, — вздохнул отец, — ты еще слишком молода, слишком наивна. Я знаю, что на уме у ребят вроде него, сам ведь когда-то таким был...
[indent] — Знаю, знаю, папочка, — ее ладони ласково накрыли его ладонь, удерживающую поводья, — ты думаешь, Тедди такой, как все. Но он совсем-совсем не такой, он другой. Да и ты — ты изменился со временем, не правда ли?
[indent] Отец молчал. Прикрыв глаза, собирался с мыслями, и ей казалось, что она его уже почти уговорила, что он разрешит если не сегодня — прямо сейчас — броситься вдогонку за Тедди, то хотя бы завтра пригласить его в гости.
[indent] — Этот разговор никуда не приведет, — наконец ответил он. — Помоги матери с ужином, Долорес, а мне надо позаботиться о лошадях.
[indent] Вся усталость этого длинного — и, казалось, такого счастливого — дня, навалилась на ее хрупкие плечи, осушила до дна и заставила покорно выполнять указанное, не проронив больше ни слова упрека или возражений. Задумчиво и молчаливо помогла маме накрыть на стол, на заботливый и взволнованный вопрос отвечая с легкой улыбкой, что просто устала; после ужина — так же молчаливо, под пристальным взглядом отца — убрать со стола; а после ушла готовиться ко сну.
[indent] В ночной тишине ее комнаты бессонные мысли бродили тяжелыми тенями, скользили по стенам, прятались по углам, холодными пальцами пробирались под одеяло. Мягкий свет еще неокрепшей луны с неуверенным любопытством поглядывал сквозь окно: что там Долорес? почему не спит? о чем размышляет?
[indent] Тедди будет ждать.
[indent] Будет ждать в домике в устье реки. Будет ждать, будет ждать. Тедди, Тедди. Это не пустые слова, она знала. Это — такое же обещание, как и то, которое он уже выполнил, вернувшись. Будет ждать день за днем, вечер за вечером, а она... она будет лежать в своей уютной постели без сна, погруженная в пустые, нематериальные размышления, в ужасе от одной мысли о том, что она может — должна — сделать.
[indent] Решайся.
[indent] Гулкий стук крови в висках заглушал осторожные шаги — по лестнице она спускалась босая, крепко прижимая сапожки к груди. Тяжело оставлять позади все, что дорого и важно — ей хотелось захватить кисти и краски, кусок холста, красивую статуэтку, многие годы стоящую на ее прикроватном столике... Но в новой жизни нет места для старых вещей, и она оставила всё — последний взгляд на дверь спальни родителей, едва слышное «простите» и скрип входной двери.
[indent] Они поймут, они простят — потом, после, когда уже ничего нельзя будет изменить, когда у папы не будет иного выбора, как принять Тедди и поверить, что он другой, когда у нее — у них — будет другая, счастливая жизнь.
-------------------------------------------------
[indent] Буланая сонно фыркнула, не понимая, почему хозяйка пришла к ней в темноте, но с готовностью встала под седло, приняла ее вес, и уже совсем скоро, разбуженная прохладным ночным воздухом радостно мчалась по освещенной неярким лунным светом дороге. Мягкие понукания заставляли бежать быстрее. Долорес спешила — знала, что до заветного домика у реки дорога неблизкая, что ночью в этих местах опасно, что где-то в холмах засели бандиты, пристрелившие маршала.
[indent] Долорес спешила и слишком поздно заметила, как тени, казавшиеся издали обычными валунами, превратились в очертания троих всадников, преградивших ей путь — никак не проехать мимо, только придержать буланого, пустить медленным шагом. Их всего трое, наверняка, припозднившиеся путники, всего лишь хотят расспросить у нее о дороге к городу.
[indent] — Доброй ночи, мисс, — поздоровался один из них, подъезжая слишком близко, — куда путь держите в такое позднее время? Не страшно одной?
[indent] — Мы могли бы вас проводить, — добавил второй.
[indent] — Благодарю, господа, — ответила она, бросая взгляд на маячащие вдали очертания дома, — но ехать до цели мне осталось самую малость. В сопровождении нет нужды.
[indent] — Так значит, никуда не спешите? — поинтересовался третий. — И, может быть, составите нам компанию?
[indent] — Отчего же, спешу, — буланая, нервно топчась на месте, фыркнула, будто чувствуя нарастающее волнение всадницы, — меня ждут. Простите.
[indent] — Ну уж нет, не простим, — первый перехватил удила ее скакуна, а двое других спешились, — всего десять... — неясный блик луны осветил сверкнувшую на губах ухмылку, — хорошо, двадцать минут с нами, а потом поедешь дальше по своим делам, милая.
[indent] Долорес нахмурилась — ей не стоило задерживаться, — попыталась вернуть удила и погнать буланую прочь, но ее ухватили за талию, потащили из седла. Лошадь испуганно заржала.
[indent] — Ну, привет, малышка, — в лицо пахнуло омерзительной смесью дешевого виски, неухоженных зубов и дешевого же табака.
[indent] — Что вы... нет! Нет! Отпустите!
[indent] Она извивалась в цепкой хватке незнакомца под скрежещущий хохот и улюлюканье его спутников, пыталась вырваться из сжимающегося кольца грубых объятий, увернуться от цепких пальцев, оставляющих обжигающий болезненный след на коже, даже сквозь плотную ткань платья.
[indent] — Нет, пожалуйста! Нет!
[indent] Она умоляла, со слезами на щеках, без надежды на спасение. Никому и никогда не захотелось бы причинить ей вред — что за глупые мысли рождались и жили в ее голове при свете дня, и как ужасающе искажались они в темноте ночи под бездушными взглядами мерцающих звезд и незрелой луны.
[indent]  Борись.
[indent] Ее толкнули — она упала, попыталась отползти — схватили за волосы, резко дернули. Чужие ладони мерзкими крысами поползли по ее бедрам, задирая юбку. Ее тошнило от страха и отвращения, от соленого привкуса слез и крови на прокушенных губах, от тяжелой холодной стали револьвера, выхваченного из кобуры не ожидавшего и увлеченного ее одеждой разбойника.
[indent] — Не глупи, девочка!
[indent] Ствол нервно подрагивал в руках в такт ее хриплому, сдавленному рыданиями дыханию. Цель прямо перед затуманенным слезами взглядом, две другие — поодаль. Палец на спусковом крючке, тугой, негнущийся, будто бы заледеневший или разбитый артритом.
[indent] Ей-богу, она спустит курок, ей-богу, выстрелит — она сможет. Сможет!

Отредактировано Dolores Abernathy (2017-10-31 18:24:58)

+2

7

[indent] - Я буду ждать тебя.
[indent] Эхо брошенных слов подхватил бродяга ветер и понес по спящим прериям, рассказывая трусливым койотам, ядовитым змеям и душам убиенных в жарких перестрелках о любви глупого стрелка к молодой ранчеро. Койоты презрительно тявкали, морщили носы и трусили прочь, повернув морды к печальной луне, змеи недобро шипели, отыскивая свои холодные норы, и только души убитых покачивали головами, сетуя на то, что идут годы, моря омывают берега, а человеческая глупость неизменна.
[indent] Тедди Флад не знал всего этого. Не было ему дела ни до зверей ночных, ни до ползучих гадов. А если бы стрелок всерьез задумывался о чьих-то душах, то давным-давно потерял бы покой. Но в одном Теодор был уверен точно: он будет ждать Долорес. Что бы не случилось, что бы не произошло, но он изо дня в день будет ожидать, когда её белокурые кудри мелькнут на горизонте сонной прерии, и этот день будет самым счастливым в его жизни.
[indent] Он остался один. Не брошенный, не забытый, но покинутый, Тедди взял под уздцы кобылу, взятую взаймы, и медленно пошёл прочь, отмеряя шагами ночь. Ворох мыслей, похожий на пчелиный улей, лишь разрастался, гудел и шумел, отвлекая от окружавшего Теодора мира.
[indent] Покинет ли Долорес дом? Пойдет ли наперекор отцу и матери? Решится ли изменить всю свою жизнь, получив взамен благословения отцовское проклятье?
[indent] Или останется дома? Вдруг она не решится пойти против воли родителей? Что если этот большой и темный мир не для неё?
[indent] Тедди остановился. Закрыв глаза, он погладил кобылу по морде, собирая испарину животного кончиками пальцев.
[indent] Конечно, Долорес не знает этого мира. Не знает всех его опасностей и тревог, не знает, насколько он может быть опасным, особенно в его компании. Прекрасная ранчеро не знает, как много зла и опасностей сокрыто в прериях и горах, как много зла скрывают пещеры и русла рек. А ещё она совсем-совсем не знает, какими злыми и опасными могут быть люди! Те самые люди, которых она встречает каждый раз в городе: улыбчивые, приветливые, благородные! О, как быстро слетает с них позолота благородства, стоит им оказаться вдали от глаз общества! А под ней, сквозь неприкрытые прорехи, виднеется отвратительная ржавчина коварства, жадности и злобы.
[indent] Долорес не знает этого мира. Но Тедди готов был показать его.

-------------------------------------------------

[indent] Сколько прошло времени? Час? Два? Целая ночь?
[indent] Теодор Флад опомнился, вздрагивая от прохлады ночного воздуха. Кобыла, сонно переступавшая сбоку, недовольно фыркнула, взглянув на него, и снова прикрыла глаза. Мудрое животное решило, что ночь - прекрасное время для сна. А все эти ночные скачки и прогулки - это развлечение человеческое, глупое, не её, лошадиного ума, это дело.
[indent] К сожалению для гнедой Тедди думал иначе.
[indent] Что-то внутри него говорило о том, что следует вернуться. Что следует оглянуться назад, что там он нужен и необходим прямо сейчас. Что он нужен Долорес. И мысль эта, такая тревожная и беспощадная, не оставляла Тедди ни на мгновение, заставляла его то и дело оглядываться, всматриваясь в темноту. Но нигде он не видел и краешка платья возлюбленной.
[indent] - Потерпи, милая! - попросил он гнедую чуть слышно. - Мы должны вернуться назад!
[indent] Кобыла тряхнула головой, выражая в этом всё, что она думает о Тедди, его чувствах и людях целом. А потом, ощутив колючий аргумент шпор, пошла рысью сквозь ночную мглу, копытами отбивая время.

-------------------------------------------------

[indent] Долорес совершенно не знала этот мир. Не знала, каким опасным и коварным он бывает. Не знала, как быстро люди превращаются в животных под покровом темноты, с какой скоростью тает отмеренное им благородство и порядочность.
[indent] Но об этом знал Тедди Флад. И знал, что в разговоре с животным помогает не слово, а верный револьвер.
[indent] Ему повезло оставить кобылу у старого кактуса, раскинувшего свои лапы неподалеку от дороги. Под покровом ночи, ступая на всю стопу, он бесшумно подкрался с подветренной стороны, чтобы не выдать себя ни посторонним шумом, ни запахом. Но несмотря на хладнокровные действия, сердце его стучало, словно колеса поезда.
[indent] Он боялся. Впервые за многие годы Тедди Флад боялся, что опоздает, что его выстрел промедлит всего на мгновение, на жалкое мгновение, и будет поздно.
[indent] - Не глупи, девочка!
[indent] Удары безумного сердца гремят индейским барабаном, заглушая разум, звуки ночи и хриплое дыхание ночных разбойников, решивших позабавиться с миленькой ранчеро.
[indent] Шаг. Всёго один шаг...
[indent] Раздался выстрел.
[indent] Насильник захрипел, удивленно уставился на чернеющий цветок, расплывающийся у него на груди. А затем рухнул набок, взрывая шпорами землю.
[indent] Выстрел.
[indent] Вскрикнул второй бандит, хватаясь за простреленную руку. Выбитый выстрелом кольт, позабытый навек, упал в пяти шагах от него. Насильник поднял ошарашенный взгляд в сторону зарослей терновника...
[indent] Выстрел.
[indent] Он упал, хватаясь за простреленное горло, чувствуя, как жизнь стремительно покидает его, орошает сухую почву, наполняя её живительной, но такой бесполезной для неё влагой.
[indent] Оставшийся в живых закричал, взмахнул руками. Он даже не пытался схватиться за пистолет, не пытался защититься.
[indent] Выстрел.
[indent] Пуля выбила у него под ногами столб пыли. Он упал на колени, заслоняя лицо руками.
[indent] - Я не хотел! Не хотел! Я... я...
[indent] Тедди вышел на дорогу. Не сводя прицела с негодяя, медленно подошел ближе, целясь ублюдку прямо в лоб.
[indent] - Без твоих друзей не такой-то ты и смелый?
[indent] - Я... пожалуйста! Не надо! Мне... мне сказали, что это весело! Что... ничего же... это же просто...
[indent] Тедди не слушал. Не желал слышать то, что говорит этот человек. Единственным его желанием, единственной мечтой здесь и сейчас было выбить очередным выстрелом мозг этого трусливого мерзавца, очистив общество от такой твари.
[indent] Но Тедди этого не сделал.
[indent] - Жалко на тебя пулю тратить, - он сплюнул под ноги несостоявшемуся проходимцу. - Убирайся, покуда цел, приятель, и больше не смей показываться у меня на пути.
[indent] Негодяй хныкал, вытирая перепачканное в пыли лицо рукавом. И никуда не уходил.
[indent] Тедди вздохнул. А затем нажал на курок.
[indent] - Проваливай!
[indent] Шляпа, сорванная с головы выстрелом, покатилась по дорожной пыли, исчезая в ближайших зарослях. А её хозяин, проявляя чудеса человеческого организма, спотыкаясь и едва не падая, припустил по ночной прерии.
Тедди, прищурившись, смотрел ему вслед. А затем бросился к Долорес.
[indent] - Не бойся, тише-тише! Я здесь, всё закончилось! Тише!
[indent] Он позабыл про опасность, про целый мир, про то, каким коварным и опасным бывает человек. Позабыл о трусливых койотах и ядовитых змеях. Позабыл обо всём на свете и отказался от всего света ради объятий. Ради того, чтобы обнять Долорес.
[indent] - Всё уже закончилось.

+1

8

[indent] Выстрел.
[indent] Резким громом разорвал темноту ночи, хриплым вскриком полоснул колотящееся сердце, заставил вздрогнуть раз, потом во второй — с новым выстрелом — и уставиться в ужасе на оружие в своих руках.
[indent] Она не смогла, нет. Палец так и не нажал на спусковой крючок. Не ее рука принесла смерть тем двум.
[indent] Револьвер брошен наземь, страшное и отвратительное орудие, не для нее, не в этой жизни.
[indent] Сквозь пелену слез, застилающую глаза, виден был силуэт спасителя — а спасителя ли? Того стрелка, что без сомнения и промедления спустил курок вместо нее, закончил жизнь двух посягнувших на ее честь. Сквозь собственные всхлипывания она слышала жалкие мольбы третьего злодея и — голос, родной, любимый, пусть и искаженный тихой, спокойной злостью, низкий и пугающий звенящими в нем стальными нотами, но все же.
[indent] Тедди — и сердце колотится в новом ритме, по телу, миг назад цепенеющему от страха, разливается тепло. Ее Тедди пришел, он снова вернулся к ней, в тот самый миг, когда она так в нем нуждалась, их судьбы крепко-накрепко связаны красной нитью — в этом не приходилось и сомневаться.
[indent] Долорес закрыла глаза, прикрыла лицо ладонями, чувствуя под пальцами мокрые и прохладные следы слез на щеках. Она не хотела видеть еще одну смерть, даже издали, даже в свою защиту. Она всегда знала, чем и как Тедди зарабатывает на жизнь, но никогда не догадывалась, насколько легко для него отобрать чужую.
[indent] Еще один выстрел — задержанное дыхание — Долорес вздрогнула, а услышав звук шагов поспешно удаляющегося человека, вздохнула с облегчением. Никаких больше смертей сегодня. В тот же миг теплые, сильные руки подняли ее с земли, заключили в свои объятия.
[indent] — Тедди... — уткнувшись носом в мягкую ткань его рубашки, она почувствовала, как к горлу подступают новые рыдания, как горячие слезы вопреки ее желанию катятся по щекам, оставляя мокрые пятная на ткани. — Те... дди...
[indent] Она плакала, всхлипывала, рыдала — минуту, две, вечность? Скорее от счастья встречи, от переполняющей ее радости, чем от пережитого ужаса, дважды нахлынувшего на нее за одну ночь: сначала в нападении, потом в гибели нападавших.
[indent] Она целовала его пальцы — они пахли порохом, металлом и смертью; прижимала его ладони к своим мокрым от слез щекам и надеялась, что в неярком свете молодой луны он увидит решимость в ее взгляде.
[indent] — Забери меня, — умоляла шепотом на ухо, — увези прочь, далеко отсюда, в то обещанное место.
[indent] Путешествие звало ее. Что-то там, далеко, за горами, где-то у самого моря, ждало и манило. Что-то важное, о чем она позабыла и никак не могла вспомнить. Теперь ей казалось, будто сомнения о разлуке с родителями, о правильности принятого решения остались где-то в другой жизни, за сто лет до ее рождения, далеко-далеко.
[indent] Они отправятся в путь обязательно, она в этом не сомневалась, но сначала им следовало отдохнуть хоть немного. До того домика в устье реки, где Тедди обещал ее ждать, они ехали вдвоем на его лошади — ее буланая  и скакуны злодеев, заслышав выстрелы, в испуге умчались прочь.
[indent] В дороге, занявшей совсем немного, Долорес прижималась к Тедди, мелко вздрагивая от ночной прохлады, усталости и всего пережитого. А когда он отнес ее в дом и уложил на кровать, как только ее голова коснулась подушки, она погрузилась в глубокий, тяжелый, неспокойный сон.
[indent] Ей снился жуткий кошмар, почти позабытый к утру, разбудившему ее ярким лучиком рассветного солнца, пробравшимся сквозь неплотно задернутые занавески. Она помнила лишь одно: в том кошмаре она не побоялась нажать на спуск.

+1

9

В этой жизни ты за всё несёшь ответственность. Каждый твой шаг, каждый твой вздох невольно что-то изменяют в этом мире, делают его либо лучше, либо хуже пусть даже и на крохотную, незаметную часть. Поступая так, а не иначе, нажимая на спусковой курок или же вовремя сдержавшись, ты способен как отобрать чью-то жизнь, спасая тем самым десятки других, так и помиловать и терзаться до конца жизни, поступил ли ты правильно.
Теодор Флад давно привык делать свой выбор: независимый, непреклонный, беспринципный, если заставляли выбирать между благом дорогих ему людей и чьей-то чужой, безразличной для него судьбой.
В этом мире было не так много людей, ради кого Тедди мог рискнуть головой и полезть в пасть к самому дьяволу. Точнее, такой человек был один. Одна.
Долорес.
Именно ради неё Тедди был готов расшибиться в лепешку. И даже, если потребуется, Теодор Флад был готов умереть ради этой девушки. Но вряд ли бы Долорес была этому рада.
Всё обошлось. Она была цела, хоть и напугана, хотела поскорее уехать из этого страшного места. И Тедди не смел ей перечить. В который раз.

Для него всё это было в новинку. Этот старый дом, который домом назывался с большой натяжкой и лишь человеком с недюжиной фантазией. Эта река, что шептала о камнях и травах, о рыбах и старинных кладах, что скрывались в толще вод совсем рядом: стоит лишь свернуть с дороги и не успеешь ты пройти и двух десятков шагов, как окажешься на топком, залитом изумрудной травой берегу.
Была в диковинку для Тедди и девушка, которая так сладко спала в старой, донельзя скрипучей кровати. Раньше он никогда не видел, как спит Долорес, как она засыпает, как она просыпается. И буря чувств, не умолкавшая в его груди, еще долго тревожила его сердце.
Заснул Тедди лишь под утро, кое-как устроившись на стареньком стуле и облокотившись о стол. И сны его были тревожными.
Ему снился стук колес поезда. Разговоры пассажиров: сплетни, анекдоты, последние известия из свежих, еще пахнущих краской газет. Ему снился благородный аромат кофе, который изредка заказывали себе гости, снился смех и шепот дам. И, что самое страшное, ему приснился гудок поезда, и старый проводник привычно прокаркал:
- Прибываем в Свитуотер!
Руки Тедди инстинктивно сжались в кулаки, к взмокшей от волнения спине прилипла рубашка.
Свитуотер? Как он может оказаться в поезде идущим в Свитуотер?! Как, если вчера ночью он засыпал, видя, как беспокойно спит Долорес? Как он мог очутиться здесь, вдали от неё? Очутиться так далеко, оставив совсем одну?
Тедди скрипнул зубами, широко вздохнув, словно перед глубоким нырком, и открыл глаза.
Поезд исчез. Исчезли гости, с нетерпением дожидавшиеся своего прибытия в маленький, но такой уютный городок, исчез запах кофе и свежих газет. Исчез и старина проводник, растворился в утренней дымке, висевшей над рекою. И только далекий гудок поезда подтверждал, что Тедди ещё не сошел с ума.
Они были в маленькой рыбацкой хижине. Он и Долорес. И если тревога сна заставила Теодора проснуться раньше времени, девушка еще спала, предоставив Фладу не краснеть за свое поведение. Не хватало еще, чтобы Долорес переживала за его самочувствие.
Вздохнув, Тедди провел по заспанному лицу ладонями, прогоняя остатки сна, а затем отправился готовить завтрак из тех скудных запасов, что оставил гостям рыбак, и тех, что прихватил с собой Флад.

- Ты проснулась.
Тедди улыбнулся, наблюдая, какой безумно милой и прекрасной бывает Долорес после пробуждения. Изменил бы он своё мнение, зная о том, какие кошмары терзали её разум? Вполне возможно. Но сейчас он видел лишь пробудившегося ото сна дорогого человека, и сердце его наполняла... любовь. Пожалуй, именно этим словом можно было описать этот рой безумных и бездумных чувств.

Завтрак был скудным, но сытым. Большей частью  предназначался он для Долорес.
Пока девушка спала, Тедди успел напоить и накормить лошадей, успел отыскать у рыбака дрянную сковородку, развести огонь в маленьком очаге и даже поджарить пару утиных яиц, чьи гнезда он обнаружил на берегу.
Тедди молчал, глядя в маленькое окошко.
Где-то там остался Свитуотер, ранчо Долорес... её прошлая жизнь. Что если она передумала? Что если решила вернуться и молчит лишь из жалости, боясь его обидеть и оскорбить? Что если случившееся ночью испугало её настолько, что она хочет вернуться?
- У нас не так много припасов, - сказал он наконец. - Всё необходимое можно купить в Лас Мудасе, это неподалеку. Городок там неспокойный, но если не шутить на тему местной запеканки под козьим сыром - то ничего дурного не случится.
Тедди улыбнулся. Только улыбка из-за тревог, сжимавших его сердце, вышла немного печальной.
- Или вернемся в Свитуотер. Если ты пожелаешь.

+1


Вы здесь » rebel key » ­What about us? » Однажды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC